Блог

Семя льна

Семя льна является тем продуктом, который относительно недавно приобрел популярность как пищевая добавка для лошадей. Семя льна полезно по ряду причин, одна из которых – высокое содержание омега-3.

Многие коневладельцы считают семя льна одной из наиболее оптимальных по соотношению цена-качество добавок, так как оно содержит множество питательных веществ и при этом стоит очень недорого.

Дневная норма семени льна не должна превышать 225 грамм.

Пищевая ценность

Семя льна богато омега-3 жирными кислотами и комплексно укрепляет здоровье лошади. Единственным естественным источником омега-3 в рационе лошади является свежая трава, поэтому семя льна является прекрасной добавкой к рациону.

Оно снимает воспаления, облегчает симптомы кожного зуда и аллергии. Противовоспалительное действие делает его эффективным при артрите и скованности в суставах. В некоторых случаях оно может полноценно заменить специальные суставные добавки и даже фенилбутазон. Семя льна стимулирует иммунную систему и регулирует работу щитовидной железы, что делает его бесценной добавкой для лошадей с метаболическим синдромом и пожилых лошадей.

Молоть или не молоть?.. Вот в чем вопрос.

Многие коневладельцы, которые раньше кормили лошадей льном, с ужасом посмотрят на вас, если вы спросите их, можно ли скармливать семя льна целиком.

Семя льна МОЖНО давать целиком – это факт. Последние исследования показали, что питательные вещества извлекаются из семени даже в том случае, когда оно выглядит «целым» в навозе. Дело в том, что с навозом выводится лишь малая часть семян, в то время как большая часть полностью усваивается.

Если вы все-таки решили молоть семя льна, то это следует делать непосредственно перед кормлением. Под воздействием света и кислорода полезные вещества распадаются, так что пока вы мелете и несете семя к кормушке, оно уже теряет часть своих полезных качеств. Кроме того, молотое семя льна очень быстро становится прогорклым. Можно помолоть заранее и хранить молотое семя в холодильнике, что не позволит семени испортиться, однако свои полезные качества оно все равно потеряет.

Еще один момент: если вы мелете семя льна, блендер следует тщательно мыть после каждой порции. Маленькие частицы семян могут остаться между деталями блендера и испортиться, что повлияет на качество следующих порций.

Замачивать? варить?

В противоположность распространенной практике, семя льна не следует замачивать или варить перед скармливанием. Эта практика связана с тем, что семя льна содержит компоненты токсичного цианида (синильной кислоты). Однако, в семени эти компоненты не контактируют друг с другом, поэтому синильная кислота не образуется.

Вода (при замачивании или варке) обеспечивает контакт этих веществ, в результате чего образуется кислота, поэтому попытки сделать семя «безопасным» на самом деле гораздо опаснее, чем скармливание его в НЕ замоченном и НЕ вареном виде. Слюна, желудочный сок и прочие жидкости в желудочно-кишечном тракте расщепляют эти элементы на составные до того, как они соединяются, поэтому синильная кислота в желудочно-кишечном тракте лошади не образуется.

Замоченное семя льна, пожалуй, самый опасный вариант, так как синильная кислота не только выделяется, но и остается в воде и семени. При варке она испаряется, однако, при этом распадаются все жирные кислоты, ради которых и дается семя льна. Более того, открывая крышку кастрюли, вы рискуете вдохнуть хорошую дозу пара с синильной кислотой… Благо, кислоты все-таки не так много. Мы ежедневно потребляем ее в значительно больших количествах с пищей, водой и воздухом. Кроме того, синильная кислоты быстро выводится из организма и не накапливается в организме, так что, если сразу не умрете, то выживете! 🙂

Семя льна полезно всем лошадям. Его полезные свойства неоспоримы и прекрасно впишутся в любую диету.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Шаг – король аллюров

Полковник Кристиан Кард рассказывает о классическом подходе к тренингу лошади

В богатой французской традиции верховой езды шаг всегда назывался королем аллюров благодаря той пользе, которую лошадь и всадник могут из него вынести. Великий мастер легендарной версальской школы 18го века Франсуа де Люберзак признавал, что шаг в выездке — это первый аллюр, на котором следует работать.  Что примечательно, де Люберзак работал с лошадьми исключительно на шагу, и только когда решал, что они готовы, переходил к работе на прочих аллюрах.

Работа в руках учит лошадь следовать за рукой всадника в любом направлении (фото Silke Rottermann)

Это означает, что, если лошадь не умеет качественно выполнять элементы на шагу, не следует просить ее выполнять их на рыси или галопе (за исключением, возможно, очень талантливых и опытных всадников). Для тех, кто следует в своей работе французской традиции, шаг играет принципиальную роль в приучении лошади к железу. В правилах по выездке FEI раньше было написано, что именно «на шагу недостатки в выездке лошади наиболее очевидны».

Одним из преимуществ работы на шагу заключается в том, что всадник может сидеть спокойно, так как это медленный аллюр. Это обеспечивает большую точность в применении средств управления, так как всадник может лучшим образом координировать свои движения. Таким образом, на шагу стоит работать и тогда, когда вы не вводите что-то новое, а отрабатываете или корректируете изученные ранее элементы.

Все упражнения на шагу улучшают гибкость и проводимость лошади.

Так почему же сейчас многие специализирующиеся на выездке всадники рассматривают шаг исключительно как разминку и отдых? Некоторые даже боятся ездить шагом слишком долго! Возможно, это связано с тенденцией работать исключительно над тем, что требуется на соревнованиях. Такой подход сводит шаг на нет вместо того, чтобы использовать его силу как средство коррекции лошади. Очень жаль, ведь таким образом отрицается данный способ исправления лошади в целом. В дополнение, переходы на шагу (между собранным, средним и прибавленным) на соревнованиях нужны, и именно они наглядно демонстрируют общие недостатки тренинга.

В этой статье я объясню связь между качеством шага и верховой ездой в целом, а также дам рекомендации по работе на шагу, чтобы сделать лошадь гибче и улучшить качество шага.

Цель работы на шагу

Упражнения на шагу направлены на то, чтобы сделать лошадь более мобильной, прямолинейной, улучшить ее баланс и рамку, в результате чего получить большую гибкость, что, в свою очередь, улучшает качество сбора.

Вы в полной мере ощутите пользу такой работы позже, когда будете работать на рыси и галопе – аллюрах, на которых набирается мышечная масса. Работа на шагу также помогает расслаблять лошадей.

В нашей французской традиции мы много работаем на шагу, не только под седлом, но и в руках, чтобы подготовить и расслабить лошадь перед тем, как продолжать на рыси и галопе. Работа на шагу улучшает взаимоотношения между лошадью и всадником, чем так часто пренебрегают и жертвуют в стремлении к техническому совершенству.

Все боковые движения могут сначала выполняться на шагу, чтобы ознакомить лошадь со средствами управления, упражнением и требуемым балансом. Таким образом, шаг является идеальным аллюром для обучения. К тому же, его преимущества оказываются полезными, когда всаднику нужно повторить или скорректировать лошадь.

Работа в руках делает лошадь активной, чуткой и настраивает ее на вас.

Некоторые отказываются работать на шагу, потому что считают, что при этом лошадь теряет импульс. Я бы хотел конкретизировать, что называю импульсом. В немецком понимании этого термина, импульс присутствует на рыси и галопе, так как эти аллюры предполагают фазу подвисания.  На шагу фазы подвисания нет, что зачастую трактуется как недостаток импульса. Я же понимаю под импульсом желание лошади идти вперед в любой момент по желанию всадника. Это то, что часто упоминают французские авторы, что что не так выражено в стандартной немецкой литературе.

Общие соображения

Все упражнения на шагу развивают гибкость лошади, в частности, ее плеч, задних ног и спины. Это достигается за счет упражнений на продольное растягивание (перев. вперед и вниз) и боковых движений.

Пируэты помогают облегчать перед.

Очень важным условием эффективной работы на шагу является мягкий, эластичный контакт, необходимый для достижения качественного собранного шага, на котором следует выполнять большинство упражнений. Не менее важно понимать, что работа на собранном шагу для лошади довольно трудна, поэтому следует внимательно структурировать занятие.

Обще рекомендации:

— Не выполняйте упражнения долго. Следите за качеством.

— Если выполнение упражнения требует применения силы, значит лошадь у нему не готова. Прервите упражнение и попробуйте снова.

— Чем больше сбора вы просите, тем больше нужно чередовать его с репризами вперед и вниз, давая лошади отдохнуть. Это важно для физического и психического состояния лошади.

— Чем бы вы ни занимались, движение должно быть активным – не только ради тренинга, но как знак внимательности лошади. Если лошадь ленится и еле поднимает ноги, значит, она не слушает всадника. Активная лошадь, наоборот, внимательна к всаднику.

Правильный контакт

Принципиальным условием для работы на шагу является правильный контакт, возможный только в том случае, если лошадь работают по классическим канонам – от зада к переду.

Чтобы добиться такого контакта, следует просить его сначала в руках. Затем, на остановке научите лошадь правильно уступать давлению, а затем переносить свои требования на шаг, сохраняя равновесие и направляя энергию от зада к переду.

На шагу риск сопротивления значительно ниже, чем на других аллюрах, и у вас больше шансов добиться легкого, мягкого контакта.

Когда просите контакта, помните о следующем:

  • Не толкайте лошадь ногами на неподвижную или, что еще хуже, тянущую назад руку. Для лошади это нелогично и приводит только к закрепощению шеи.
  • Вы должны определять степень натяжения повода, а не лошадь.
  • Ни в коем случае не затягивайте туго капсюль. Чтобы рот оставался расслабленным, лошадь должна иметь возможность его открывать, пусть и немного.

Наберите повод до той длины, которая позволит вам чувствовать рот лошади. Закройте пальцы и поставьте руку. Дождитесь, пока лошадь сдаст в челюсти. В тот момент, когда она сдаст, следует отдать повод, немного раскрыв пальцы, а затем вновь закрыть их, прося лошадь сохранять тот контакт, который вы хотите.

Контакт во многом связан с тактом всадника и его умением чувствовать, одновременно сохраняя активность лошади. Если повод натянут сильнее, чем импульс задних ног, то вы едете «спереди на зад». Только после того, как вы найдете оптимальный баланс между натяжением повода и работой зада на шагу, можно переходить к более сложной работе на рыси и галопе.

Я считаю ошибочным современное мнение, что натяжение повода и импульс дополняют друг друга. Это значит, что по мере тренированности лошади и увеличения импульса контакт так же должен усиливаться. На самом же деле должно происходить обратное. Когда лошадь принимает контакт и обретает гибкость и равновесие, увеличивается и импульс. А когда лошадь двигается с раскрепощенной спиной и линией верха и несет себя, контакт становится легче.

С другой стороны, заблуждение полагать, что езда в легкости предполагает езду без контакта. «Легкий, мягкий контакт» (Правила по Выездке FEI 2014, пункт 417) между всадником и лошадью должен быть всегда.

Суть в том, что работа на шагу будет безуспешной, если вы не озаботитесь правильным мягким контактом.

Переходы на шагу

Переходы внутри аллюра – прекрасная возможность проверить качество контакта со ртом лошади. Правило одно: нельзя нарушать ритм лошади, длина шагов определяет длину шеи.

В идеале, лошадь должна уметь следовать за руками всадника. Если я отдаю руку вперед и вниз, лошадь тянется вперед и вниз, потому что научена искать контакт. Можно начинать с собранного шага и расширяться до прибавленного, а затем вновь возвращаться на собранный. Переходы должны быть плавными. На переходе с собранного на прибавленный шаг важно постепенно отдавать повод, позволяя лошади следовать за рукой. Вы должны всегда чувствовать контакт, потому что прибавленный шаг – это не свободный шаг.

По мере работы над переходами вы будете чувствовать, как раз от разу они становятся все более плавными. Лошадь будет удлинять шаги, как только вы открываете ей шею. Она будет сохранять ровный ритм, когда вы постепенно набираете повод и просите сократиться. Это возможно только тогда, когда всадник понимает, что контакт, особенно на шагу, сводится не только ко рту лошади, но включает и бедра, и спину всадника. Всадник должен чувствовать ритм, в котором двигается спина лошади, и сопровождать его. Нельзя двигаться быстрее, так как это отрицательно скажется на естественном ритме.

Положительное подчинение и гибкость

Слово «подчинение» имеет негативную окраску и зачастую интерпретируется как достижение повиновения лошади силой. Но, если поставить во главу угла партнерские отношения между всадником и лошадью, подчинение обретет положительный смысл и будет подразумевать обретение лошадью равновесия и желание выполнять требования всадника за счет гимнастирования.

Следующие упражнения помогают достичь положительного подчинения и гимнастировать лошадь.

На первый взгляд, остановка, осаживание и «шаукель» (перев. Упражнение продвинутого уровня подготовки, при котором лошадь осаживает определенное количество шагов, затем делает несколько шагов вперед и опять осаживает определенное количество шагов. При движении большое значение имеет синхронная работа диагоналей, а также прямолинейность и плавность исполнения) кажутся простыми упражнениями. На самом же деле остановки и осаживания зачастую вызывают проблемы даже на уровне Большого Приза. Дело в том, что эти элементы показывают качество подготовки лошади, а именно, доверяет ли она руке всадника или нет.

Остановка

Это отсутствие движения, которое я называю «началом сбора», потому что хорошая остановка подразумевает под собой подведение задних конечностей под корпус. В результате лошадь сокращает свою опорную базу и равномерно распределяет вес между всеми четырьмя ногами, стоящими параллельно друг друга. Иногда можно видеть, как лошадь отставляет зад или одну ногу в сторону, что свидетельствует о недостатке равновесия.

Остановка позволяет удостовериться, что лошадь находится в хорошем контакте, сдает в момент остановки и не сопротивляется поводу – не уходит за него и не вскидывает голову.

Как бы скучно ни выглядела остановка, она является показателем правильности подготовки лошади.

Осаживание

Осаживание еще лучше демонстрирует равновесие лошади. Лошадь в равновесии будет двигаться строго по прямой, диагональные пары конечностей будут работать синхронно, шаги будут той же длины, что и при движении вперед. Спешка и неровные шаги показывают серьезный недостаток баланса у лошади.

Ценность осаживания заключается в достижении равновесия и доверия руке всадника. Осаживание помогает добиться легкости , при которой лошадь будет сама себя нести. Выйти на осаживание можно по-разному. Я делаю осаживание с остановки (выполняемой, как описано выше). Я прошу лошадь сдать и мягко сдерживаю ее поводом без сопровождения движения ногами.

При правильном выполнении осаживания все суставы задних ног лошади сгибаются, принимаю на себя дополнительный вес. Это упражнение, таким образом, гимнастирует задние конечности и поясницу лошади. Правильное осаживание выполняется медленно, но с хорошим подъемом ног от земли.

Шаукель (двойное осаживание)

Шаукель представляет собой серию движений, началом которых является остановка. Затем выполняется определенное количество шагов осаживания, несколько шагов вперед и сразу же вторая серия осаживания, с которой лошадь сразу же высылается вперед желаемым аллюром.

Это упражнение демонстрирует проводимость лошади, гимнастирует ее спину (благодаря чередованию движения вперед и назад) и суставы задних ног. Для достижения эффекта важно как можно чаще чередовать движение вперед и назад.

Неправильно отрабатывать только то, что требуется на соревнованиях. Такой подход ставит под вопрос качество подготовки лошади и ведет к оскудению выездки в целом.

Работа на шагу дает массу возможностей для улучшения гибкости и проводимости лошади, — качеств, необходимых для истинного сбора. Осознание этой связи должно вести к увеличению внимания всадников к работе на шагу, столько часто пренебрегаемой. Шаг как король аллюров должен занимать больше места в рутинном тренинге.

Чем выше качество подготовки, тем охотнее и легче будет работать лошадь, и тем счастливее будете вы оба на пути к высшей цели выездки — гармонии и легкости.

Проблемы на шагу

На одном семинаре в Канаде я столкнулся со всадником, который ездил с тяжелым, напряженным контактом. Лошадь шагала не ритмично. Чтобы исправить ситуацию, я попросил его выполнить плечом внутрь. Это его насторожило, и он отказался под тем предлогом, что его лошадь перейдет на иноходь. В итоге я убедил его ослабить капсюль и попробовать работать в более легком контакте. К его удивлению, лошадь расслабилась и пошла лучше.

Этот пример очень важен, так как показывает две вещи: во-первых, имеется прямая связь между жесткой рукой, блокированной спиной и качеством шага. Во-вторых, многие всадники зачастую не осознают этой связи и не исправляют ошибки. Многие боятся работать над корнем проблемы.

Плечом внутрь и траверс, как правило, выполняются по прямым.

Одна из типичных ошибок, которые мы видим на соревнованиях по выездке вплоть до олимпийского уровня – иноходь в той или иной степени. Безусловно, некоторые лошади от природы склонны иноходить, но они не походят для спортивной выездки по причине изначально низких оценок, которые им будут ставить.

Что разрушает шаг? В чем заключается корень зла? Безусловно, в жесткой, тянущей назад руке, которая ведет в верховой езде, в которой подчинение достигается силой и на лошадях ездят «спереди назад».

Когда, например, на прибавленном шагу рука не сопровождает естественное движение шеи и головы лошади, а сдерживает его, шея не может полноценно работать, в результате чего шаг становится неровным. Когда нарушается четырехтактный ритм шага, лошадь не может работать спиной и закрепощает ее. Более того, такая лошадь не будет доверять руке всадника и не вытягивается вперед и вниз, а уходит за повод.

В целом, можно говорить о том, что. Если рот лошади не расслаблен, не может быть расслаблено и все остальное. Поэтому, когда всадники спрашивают меня, как решить ту или иную проблему, я не могу дать им иного совета, кроме как вернуться к азам.

Чтобы решить проблему на шагу, всаднику необходимо сконцентрироваться на правильном контакте, движении от зада к переду и расслаблении рта лошади посредством гимнастических упражнений. Это непросто и не быстро, так как требует пересмотреть всю концепцию работы. Именно поэтому некоторые всадники предпочитают жить с низкими оценками за шаг, а не решать проблему. Следует отметить, что некоторые всадники умеют пользоваться шагом как инструментом для коррекции лошади в целом, но работа на шагу в целом вышла из моды.

Для тех из вас, кто хочет исправить шаг и лошадь в целом, этот медленный аллюр станет бесценным подспорьем. Он помогает сделать лошадь гибкой и проводимой, а контакт – мягким и стабильным.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Имеет ли значение зрительный контакт

Ученых заинтересовало, как лошади реагируют на зрительный контакт, когда их пытаются поймать. Прямой зрительный контакт с человеком животные трактуют по-разному, в частности, как жест доминантности и агрессии.

Стоит ли смотреть лошади в глаза, когда пытаетесь надеть на нее недоуздок? Или лучше избегать прямого зрительного контакта?

Ученые из университета Пенсильвании опробовали разные техники ловли лошадей на более сотни лошадей и пони. В опыте принимал участие один и тот же человек, лошади паслись на открытом пастбище.

Суть эксперимента: в половине случаев человек не смотрел лошади в глаза, когда приближался к ней, в другой половине – поддерживал прямой зрительный контакт. Через три недели эксперимент повторили, причем те лошади, которых в первых раз ловили без зрительного контакта, в этот раз ловились с ним, и наоборот.

Исследование показало, что зрительный контакт не имеет никакого значения.

Источник

Перевод: Давыдова Ксения

Контакт: дело не только в поводе

Автор: Уэнди Мердок

Перевод: Давыдова Ксения

Качество контакта

Мы часто жмем на прощание руки, обнимаемся или говорим «остаемся на связи!» Не удивительно ли, что мы заканчиваем вербальный диалог физическим жестом? Для меня это означает, что мы подсознательно считаем физический контакт средством коммуникации.

Спросите любого конника, что такое контакт, и он ответит вам, что это связь рук всадника со ртом лошади посредством повода. Далее, как правило, следует конкретизация — длина повода, его натяжение, тип железа во рту лошади, необходимость его наличия или отсутствия в принципе.

Как правило, руки всадников считаются «плохими» или «хорошими» в зависимости от качества и количества контакта со ртом через повод. На конных мероприятиях обычно попадаются разные всадники: у кого-то повод натянут сильнее, у кого-то слабее. Очень часто можно услышать комментарии из серии: «… Тот-то и тот-то наказал лошадь поводом…», «…Этой всаднице вообще нельзя давать повод в руки!..», «…Я езду без железа и вообще не трогаю рот лошади…», «Этому всаднику нельзя ездить на лошади до тех пор, пока он не перестанет висеть на поводе…».

Подобные оценки зачастую дают те, кто переживает за благополучие лошадей. Яркая эмоциональная окраска показывает степень неравнодушия. Людей возмущает, что лошадь тянут за рот, слишком туга затягивают капсюль, силой тянут голову вниз или применяют рычаги.

Рот стал основным критерием оценки насилия. У хорошего всадника «хорошие руки», у плохого – «плохие». Хорошему всаднику не нужно железо, а плохой используем много амуниции для контроля лошадью через рот. Если у лошади хороший (мягкий, легкий) рот, она хорошо выезжена, а если плохой (тугой, жесткий), — то плохо.

Возможно, рот стал определяющим критерием потому, что мы понимаем, насколько он чувствителен. Достаточно сходить к стоматологу чтобы понять, что такое – инородное тело во рту. Во рту сосредоточено множество нервных окончаний, отвечающих за передачу вкуса и давления. Благодаря им мы разговариваем, выражаем любовь и нежность прикосновением губ. Мы прикрываем рот рукой, когда сталкиваемся с проблемами, и напрягаем губы, когда пытаемся сдерживать эмоции. Возможно, на подсознательном уровне, те же мысли и ощущения мы перекладываем и на лошадь. А возможно, рот просто находится на виду, и по нему проще увидеть, что происходит.

Отвлечемся. Вы когда-нибудь видели, что лошади берут в рот? Я видел, как они едят колючки и ветки, а также такие вещи, от которых у меня мурашки по коже. Они жуют то, что я бы никогда не додумался положить в рот, поэтому не странно ли переживать из-за гладкого, округлого металлического трензеля или мундштука? Пожалуй, это еще одна конная загадка…

Легкий контакт с поводом Мекат. В отличие от прямого контакта английского повода, в данном случае контакт создается весом повода: всадник дает команды лошади просто манипулируя весом повода.

Слишком короткий повод. Обратите внимание на прямые (в локтях), вытянутые перед собой руки всадника. В этом случае всадник едет от плеча, а не от седалища. Повод больше не провисает, управление осуществляется не весом повода, а его натяжением, как в случае английских поводьев.

Контакт и средства управления 

Нельзя говорить о средствах управления, не говоря о контакте. Почему? С одной стороны, применение всех средств управления подразумевает контакт с лошадью. Контакт может создаваться посредством голоса или руки на шее. Независимо от используемой вами амуниции, стиля езды и ожидаемого ответа, даже в случае кликер-тренинга, коммуникация требует контакта. Нужно создать язык, который позволит получать ответы на четкие сигналы вашего тела или вспомогательных средств — хлыста, веревки, шпоры.

Индивидуальная специфика работы с лошадью определяет место контакта и средства его достижения. В работе на свободе основными средствами является голос и хлыст или веревка. Посадка на прогулочных аллюрных лошадях предполагает плотное прилегание бедра, но отсутствие контакта нижней части ноги всадника с боком лошади. То же характерно и для ковбойской посадки на маленьких квотерхорсах, которая стала естественным последствием анатомических особенностей всадников и лошадей (как правило, крупные, длинноногие всадники на невысоких лошадях).

В разных дисциплинах лошади и средства управления используются по-разному. В одних нижняя часть ноги не работает вовсе (посадка на аллюрных лошадях), в других лошадь призвана отвечать именно на воздействие нижней части ноги (например, в конкуре). Нельзя сказать, что кто-то прав, а кто-то нет. Просто коммуникация организуется разными средствами. В зависимости от специфики использования лошади, амуниции и особенностей сложения лошади и всадника, эти различия в средствах коммуникации претерпели сильные изменения с течением времени. Поэтому можно сказать, что важно не само средство, а обучение лошади отвечать на него. Как сказал Жан Фруассар (Jean Froissard) в книге «Classical Horsemanship For Our Time”: “Всегда помните одну истину. Она столь очевидна, что о ней многие забывают: лошадь не может подчиняться жесту, если не знает его значения и физически не подготовлена к выполнению требования. Всадник не может быть уверен в том, что лошадь его правильно понимает, до тех пор, пока она не будет стабильно отвечать определенным образом на одно и то же воздействие. Таким образом, в верховой езде повиновение лошади является единственной гарантией понимания». Иными словами, важно не то, как дается команда, а то, что лошадь научена на нее отвечать.

Лошади прекрасно адаптируются к разным дисциплинам, индивидуальным особенностям команд всадников и точкам воздействия средств управления. Например, всадник с короткими ногами и всадник с длинными ногами будут касаться лошади в разных местах. Если на лошади ездил только один человек, то ей потребуется время, чтобы сообразить, что к чему, но она все-равно адаптируется к другому всаднику. Если бы точка воздействия действительно играла столь важную роль, лошади бы не адаптировались к разным всадникам, а коротконогие всадники не могли бы ездить на крупных лошадях. К счастью, лошади куда умнее, чем мы думаем, и могут приспосабливаться к разным обстоятельствам, если им дают возможность учиться.

Генерал Декапенти в книге «Academic Equitation» пишет о средствах управления следующее:

“Место воздействия ноги имеет значение, но оно не так важно, как характер воздействия… Доказательством тому может служить столь различное воздействие в области подпруги, которое демонстрировали Рааб и Филлис (два выдающихся всадника конца 19го века). Рааб считал, что движение вперед вызывает воздействие шенкеля далеко за подпругой…, в то время как Филлис, у которого подпруги регулярно истирались и рвались, полагал, что оптимальным местом воздействия для создания импульса является задний край подпруги. Такое различие во взглядах, конечно, объясняется тем, что Рааб использовал давление, в то время как Филлис – кратковременное приложение ноги. Таким образом, значительно важнее, как дается команда, а не то, в каком месте она дается».

Английская лошадь в контакте. Повод слегка натянут за счет того, что лошадь ищет контакт. Ни лошадь, ни всадник не тянут на себя. Обратите внимание на прямую линию между локтем всадника и трензелем, благодаря чему железо удобно лежит во рту лошади. Когда эта прямая линия нарушается, например, если всадник опускает руки ниже (как правило, наклоняясь вперед и нагружая плечи лошади), давление железа вызывает дискомфорт и приводит к напряжению спины и подъемы затылка вверх и назад, вместо правильного стремления вперед и вниз. Обратите внимание, что на этой иллюстрации лошадь слегка округлила шею, находясь “в поводу», а ее затылок стремится вперед и вниз.

Очень важно принимать во внимание и другой момент: сложение лошадей сильно изменилось, из-за чего подпруга зачастую лежит сразу за локтем, а не на расстоянии ладони. Попытка держать шенкель на подпруге зачастую приводит к тому, что ноги всадника уезжают вперед, а не находятся в классическом положении «ухо, плечо, бедро, щиколотка». Очень важно, таким образом, смотреть на общий баланс, а не на видимый ориентир – подпругу. Применение шенкеля «на или у подпруги», когда подпруга находится впереди относительно оси всадника, влечет за собой нарушение баланса, при котором вес всадника смещается. И наконец, не стоит сильно переживать из-за спора Рааба и Филлиса, потому что мы не планируем в ближайшем времени просить своих лошадей галопировать на трех ногах или назад (то, о чем Филлис писал в своей книге). Для ваших целей будет достаточно тех основных воздействий средств управления, о которых я расскажу ниже. При этом, следует помнить, что, если что-то не работает, стоит поэкспериментировать с тем, как вы их применяете.

У этого всадника хороший контакт берда и голени. Обратите внимание на равномерное прилегание ноги к боку лошади. Колено расслаблено и опущено, голень свисает чуть позади него, повторяя изгиб бока лошади. Этот всадник «по размеру» лошади. Под воздействием веса ноги пятки держатся внизу, голеностоп, колено и бедро расслаблены.

Этот всадник держится за лошадь коленями, из-за чего голень отходит в сторону и контакт с боком лошади уменьшается. На прыжке, когда всадник наклонится вперед, его голени уйдут назад. При этом лошадь будет чувствовать большее давление в зоне расположения коленей всадника. Давление не будет равномерно распределено между бедром и голенью.

Этот всадник демонстрирует плотный контакт шлюсса и отсутствие контакта голени. Такая посадка используется для езды на аллюрных лошадях, которых намеренно не трогают шенкелем. Отсутствие контакта с голенью может также быть следствием анатомических особенностей лошади и/или всадника, — например, всадник слишком велик для лошади (например, высокий всадник на исландской лошадке). В этом случае лучше ездить так, чем пытаться подтянуть голень вверх и в результате тяжело сидеть в седле, как на стуле.  В большинстве случаев, однако, такая картинка на строевой рыси свидетельствует об ошибке – всадник неправильно облегчается. На аллюрных лошадях голень держится в стороне от бока лошади как на учебной, так и на строевой рыси, что не одно то же с «гуляющей» ногой, которая в фазе облегчения отходит в сторону, а в фазе опускания в седло прижимается к боку.

Контакт — Определение

Работая над этой статьей, я пересмотрела как минимум 30 книг по верховой езде разных авторов. Мне было интересно, что «мастера» пишут о контакте, и в очередной раз меня несколько обескуражило и расстроило то, что я нашла. Тем не менее, можно говорить о едином мнении, что термин «контакт» относится ко рту лошади. «Незначительное давление железа на рот лошади называется контактом; он должен быть стабильным», — так описывается контакт в Cavalry Service Regulations, армия США (экспериментальная) 1914, Washington Government Printing Office. В справочнике «Dressage Terms Defined» пера Элеанор Рассел и Сандры Пирсон-Адамс: «Контакт – Связь рук всадника с железом во рту лошади. Контакт может быть разным и зависит от правильности и равновесия в движениях лошади.”

Все обнаруженные мной определения очень кратки. Исключением, пожалуй, является только моя любимая книга Жана Сент-Фор Пэйяра (Jean Sainte-Fort Paillard) «Understanding Equitation», в которой он объясняет разницу в применении средств управления в Вестерне и английской верховой езде. К сожалению, эта книга больше не издается, так что цитирую:

Глава 3. Средства управления

“Чтобы сообщить лошади свои пожелания и добиться повиновения, всаднику приходится прибегать к тактильным ощущениям, на которые лошадь в ходе грамотной выездки должна быть научена отвечать желаемым образом. Полученная в результате реакция называется «реакцией подчинения»” 

Очевидно, однако, что для того, чтобы создать достаточно четкое тактильное ощущение и точно его воспроизводить от раза к разу, — что необходимо для того, чтобы лошадь понимала и распознавала их, — всадник должен установить с лошадью контакт в определенных местах, причем эти места должны быть всегда одними и теми же.

Данный принцип неизменен. Различаться могут лишь способы применения средств управления, причем эти способы, как правило, подпадают под одну из двух основных категорий:

Первая включает в себя практически все формы так называемой «примитивной» или «базовой» верховой езды. Эти термины не подразумевают под собой ничего уничижительного, поскольку при наличии опыта дают прекрасные результаты в практическом и повседневном использовании лошади, что и является их целью.

Эти формы верховой езды всегда практиковались примерно одинаково. В них действия всадника, а, следовательно, и ощущения лошади, не постоянны, пусть то и дело повторяются. Ковбои, например, не поддерживают стабильного контакта ногами из-за длинных стремян и маленького размера лошадей, и ездят на брошенных поводьях. Они сжимают лошадь ногами или набирают повод только тогда, когда нужно передать простую команду для изменения скорости или направления движения.

Эта «элементарная» форма верховой езды естественно имеет определенные недостатки. Даже если действия всадника произведены мягко и достаточно деликатно, они так или иначе неожиданны для лошади. Они застают лошадь врасплох и могут вызвать довольно бурную реакцию. В случае с очень чувствительными лошадьми это может быть жестоким и повлечь беспорядочность. Более того, так как тактильные ощущения не постоянны, нельзя ожидать высокой точности команд.

С другой стороны, у «базовых» форм верховой езды есть и свои неоспоримые преимущества. Кто-то даже сочтет их ценными. Дело в том, что между командами всадника лошадь относительно свободна в своих действиях и может двигаться естественным образом, следуя своим инстинктам (выбирать аллюр, скорость, равновесие, и т.д.), и это дает ей возможность самовыражаться и совершенствоваться с течением времени. В то же время ее чувствительность сохраняется нетронутой, поскольку на нее не оказывает постоянного или частого воздействия (тактильных ощущений).

Обозначенные преимущества делают «базовые» формы верховой езды интересными и ценными, ведь непринужденное, естественное поведение лошади под всадником является гарантией максимальной реализации ее способностей (помимо гармонии, а в некоторых случаях и красоты движений и поз).  

и все же, какими бы вескими ни были преимущества этих форм верховой езды, их недостатки делают их неприемлемыми для тех, кто стремится к более высокой степени повиновения, четкости и правильности, а также безоговорочностью и мгновенностью исполнения. Они неприемлемы для тех, кто хочет постоянно контролировать движения лошади.

И вот мы переходим к «продвинутым»  формам верховой езды (не нужно вкладывать в этот термин скрытые значения), которые важны для спортивных и артистических дисциплин, широко практикующихся сегодня. В этом случае необходимо научиться технике, которая минимизирует или превзойдет недостатки «элементарных» форм верховой езды, максимально сохранив их преимущества.

Следуя здравому смыслу, есть лишь один способ устранить недостатки — сделать так, чтобы лошадь была постоянно в курсе пожеланий всадника. Поскольку пожелания передаются ощущениями от средств управления, очевидно, что эти ощущения лошадь должна испытывать постоянно, поэтому средства управления всадника (руки и ноги) должны быть в стабильном контакте с зонами восприятия.

В таком случае лошадь будет постоянно чувствовать средства управления, воздействие которых никогда не будет для нее неожиданным. Это позволяет устранить резкость и беспорядочность в реакциях, которые это воздействие призвано повлечь. Более того, применение средств управления в этом случае может быть адаптировано к реакциям лошади, что позволяет всаднику контролировать их и в конце концов добиться точности в работе лошади. Так мы приходим к идее контакта, и в этот раз термин полностью соответствует определению из словаря — состояние двух соприкасающихся тел. 

Чтобы создать контакт между руками всадника и ртом лошади, им достаточно соприкасаться посредством повода и трензеля. 

Чтобы создать контакт меду ногами всадника и телом лошади, следует расположить ноги так, чтобы они касались тела лошади. 

Всадник тянет лошадь за рот, пытаясь поставить ее «в рамку». Обратите внимание, что его руки напряжены, кисть не сопровождает голову и шею лошади, лошадь напрягла челюсть. Она не может пользоваться шеей и головой для сохранения равновесия. Скорее всего, ее спина будет закрепощена и прогнута, а затылок будет стремиться вверх и назад.

Нет необходимости добавлять, хотя, полагаю, лучше это сделать ввиду определенных мнений и заблуждений, что создание контакта не подразумевает под собой никакого натяжения повода или давления ногами, за исключением той минимальной степени, которая необходима для его стабильного поддержания. 

Позвольте поделиться с вами одним личным наблюдением: когда кто-то говорит о контакте, всадники обычно думают только о контакте с руками. Контакт ног, однако, никак не менее важен по тем же самым, обозначенным выше причинам. Может, стоит заменить традиционную кавалерийскую команду «Набрать повод!», все еще применяемую во французской кавалерии, на что-то типа «Средства управления!»? Преимущество второй команды заключается в том, что, когда всадников просят взять контроль над лошадьми, у них будет вырабатываться рефлекс создавать контакт с лошадью как руками, так и ногами, что необходимо для правильного и четкого управления лошадью. 

Предстоит еще изучить вопрос, может ли постоянный контакт разрушить преимущества его сохранения между двумя действиями. Поэтому воздействие ног и рук следует рассмотреть по отдельности…” 

Прочитав четкое и вдумчивое описание контакта господином Пияром, мне напрашивается более общее определение этого понятия, предложенное, например, словарем Webster’s Dictionary: контакт — это “действие или состояние соприкосновения или встречи (две поверхности в контакте), состояние нахождения в связи, коммуникации» (перев. Ожегов: -а, м. 1. Соприкосновение, соединение (спец.). 2. Деловая связь, согласованность в действиях. 3. Непосредственное общение, соприкосновение с кем-н.). Поэтому контактом может называться любой момент или любое место, где тело человека соприкасается с телом лошади. Можно определить зоны/места контакта – с рукой или поводом, с ногой или седалищем. Важно признавать, что контакт с руками может быть периодическим (непостоянным), в то время как контакт с седалищем имеет наиболее постоянных характер.

Седалище всадника меньше всего принимается во внимание, в то время как имеет самое большое воздействие на лошадь. Практически во всех книгах, в которых я искала информацию, средства управления сводятся к ногам и рукам. Некоторые авторы говорят о весе всадника, но мало кто пишет о седалище как об отдельном средстве управления. Почему? Возможно, потому что «мастера» тратили столько времени на выработку посадки, что больше не считают ее отдельным средством управления, а рассматривали как составную часть других средств. Однако, если послушать Артура Коттаса, шеф-берейтора Испанской школы верховой езды (перев. в Вене), на занятии, он всегда выделял «седалище, вес, ноги и повод» и отдельно объяснял, как они должны располагаться для изменения направления движения и боковых движений.

Когда всадник сидит в седле, его таз представляет собой самую обширную зону контакта. Даже бросая повод, сидя на лошади, вы остаетесь в контакте с лошадью посредством таза. На самом деле, перекинув ногу через спину лошади, ваш таз (в седле или без) имеет большее воздействие на лошадь, нежели руки. Когда вы встаете на стременах, воздействие не прекращается, поэтому очень плохо, если вы, вставая, нагружаете одно стремя больше, чем второе. Поэтому не зависимо от того, что вы делаете, пока вы на лошади, нужно помнить о посадке. Можно бросить повод и притворяться, что больше не имеете контакта с лошадью, но это самообман. Лошадь с вами не согласится.

Таз всадника не только имеет самую большую площадь соприкосновения с лошадью, но и самый долгоиграющий эффект. Попробуйте вспомнить что-то, после чего у вас заболела спина. Само действие могло занять меньше минуты – неудачно подняли ведро с водой, потеряли равновесие и упали на спину, — но сколько времени длились последствия? День? Неделю? Два месяца? Годы?

Теперь давайте вернемся к лошади. Если положить ей на спину не подходящее ей седло и пару часов поездить в нем, как мешок с картошкой, «не трогая за рот» (например, на брошенном поводу или на бестрензельном оголовье), кто-то может считать это добром по отношению к лошади (ведь контакта со ртом не было!). Но что за эти два часа стало с ее спиной? Вам ничего не говорит тот факт, что на следующий день лошадь не дается седлаться? Что не хочет сотрудничать, как раньше, и прогибается под весом всадника? Но ее же не трогали за рот, поэтому все должно быть нормально, верно? Контакт со ртом заканчивается, когда вы снимаете уздечку, а последствия контакта со спиной могут длиться ночь, неделю, год…

Езда по-английски на длинном поводе. Поскольку повод весит относительно немного, всадник поддерживает легкий контакт. Лошадь должна вытягивать шею по мере удлинения повода, показывая, что ее шея и спина не напряжены. Независимо от длины повода, затылок стремится вперед и вниз.

Я не говорю, что правильно висеть на поводе. Лошади в выездке сейчас находятся между двух зол: движение вперед от седалища, ноги и шпоры (как правило еще и под неправильно подобранным седлом) // давление на рот посредством натянутого повода. Вариантов распределения этих воздействие много, они зависят от дисциплины. Однако, если вы относитесь к думающим всадникам и хотите правильно ездить на лошади, сохраняя ее здоровье и рабочие качества, необходимо думать о том, что реально происходит во время работы, а не слепо следовать традиционным догмам избранной дисциплины. Поэтому, когда речь идет о средствах управления, следует думать о контакте, который вы имеете с лошадью посредством всех средств – таза (седалища), веса, ноги, повода, голоса и даже просто нашего присутствия.

Статья была впервые опубликована в журнале Eclectic Horseman, № 31

Источник

Фундаментальные проблемы классической выездки. Пол Беласик. Часть 3

В видео Classical Versus Classique, Кристоф Хесс, руководитель департамента тренинга федерации верховой езды Германии, дает показательный урок. Он превозносит ритм и делится своими соображениями о правильном пиаффе и пассаже. При этом он вообще не упоминает того факта, что задние ноги лошади работают так близко друг к другу, что становится физически невозможно показать правильный сбор, а тем более правильное пиаффе или пассаж.

В своем анализе и комментариях господин Хесс полностью игнорирует эту манеру двигаться несмотря на то, что она не позволяет лошади сместить вес на зад.

Я ни в коем случае не упрекаю господина Хесса; я всего лишь показываю типичный для влиятельных тренеров и востребованных судей ход мысли: невнимательность к движениям конечностей и отклонениям в них. Именно так лошади получают 9 или даже 10 за пиаффе, в котором задние ноги работают так близко друг к другу, что практически наступают в один и тот же след, а при подъеме отводятся в стороны от оси позвоночника. Что может такой характер движения ног рассказать о правильности выполнения упражнений и сбора?

Говоря о движении конечностей, можно выделить две тенденции — разведение (в стороны) и сведении. Двуногие балансируют на двух ногах. Если одна нога травмируется, здоровая нога смещается ближе к оси тела, чтобы принять на себя больше веса и облегчить больную ногу. У четвероногих конечности также могут двигаться со смещением к или от линии позвоночника, а также вперед и назад, ставиться треугольником, как ноги слона на тумбе, или разводиться в разные стороны по трапеции и прогибаться в спине, что характерно для прогулочных (аллюрных) лошадей.

«Треугольное» пиаффе встречается очень часто. Лошадь опускает и подводит зад, но при этом он несет очень мало веса, потому что передние ноги смещены назад под центр тяжести. Получается, что основной вес лежит на переду, а зад всего лишь поддерживает ритм пиаффе. В этом случае задние ноги не работают так, как должны при корректно выполненном сборе. Работающие таким образом лошади обучены не нагружать, а облегчать зад.

Это часто встречается тогда, когда тренеры уделяют больше внимания ритму, нежели смещению веса и правильному силовому тренингу. Обратная ситуация – когда лошадь прогибает спину на пассаже и пиаффе, так что ее движения напоминают движения прогулочных (аллюрных) лошадей. В этом случае ее задние ноги отставлены назад — как говорил знаменитый генерал Лотт : «…зад жалко следует…».

По мере того, как тренеры пытаются увеличить степень подвисания или каденции при выполнении пассажа и пиаффе, лошадь может расставлять передние ноги в стороны, пытаясь за свет этого приподнять перед при отталкивании от земли. Лошадь вроде бы пытается выполнить сбор, но толкается передними ногами вверх и вбок, что приводит к раскачиванию — балансе. В этом случае подъем осуществляется не за счет спины и задних ног, чего требует правильное выполнение упражнения, а за счет переда, когда лошадь толкает вес вверх и назад передними ногами.

Неправильное начало пассажа

Сейчас я понимаю, почему писатели прошлого называют пиаффе пассажем на месте.

Балансе как результат попытки лошади достичь подъема и импульса за счет передних ног. 

Другая распространенная ошибка в работе ног – шаг канатоходца или лисий ход, при котором передние ноги смещаются внутрь к продольной оси лошади. При этом каждая нога ступает близко к оси и движения лошади напоминают движения лисы или хромающего человека. Эта ошибка является результатом стремления сохранить силы, а вовсе не показателем их наличия. Еще хуже, если задние ноги также подводятся под корпус. Это является серьезной ошибкой, особенно, если тенденция усиливается по мере увеличения степени сбора.

Пассаж с раскачиванием: вид спереди 

Чтобы предмет сохранял равновесие и не падал, вертикальная линия, проведенная от центра тяжести вниз должна проходить в зоне опоры, в противном случае он перевернется. В случае четвероногих в этом есть сложность, так как баланс и опора распределяется между передними и задними конечностями. Сравнивая лошадь с тяжелоатлетом, который шире расставляет ноги, когда берет больший вес, показателем правильности подъема и сбора лошади является более широкая постановка передних или задних конечностей. Если тяжелоатлет попробует поднять тот же вес, стоя ноги вместе, ему придется компенсировать это другими частями тела, неприспособленными для подъема тяжестей. Та же самая физика и биомеханика и у лошади. Например, если ноги лошади ступают вблизи ее продольной оси, то при сборе она попытается достичь подъема за счет отталкивания задом, но из-за недостаточной силы постуральных мышц инерция движения будет ее раскачивать. В большей степени этот эффект является следствием закрепощенной спины и недостаточной силы постуральных мышц. Недостаточная физическая форма не позволяет лошади сохранять равновесие. При правильном сборе лошадь должна расставить задние ноги и взять на них вес. Постуральные мышцы должны быть настолько сильными, чтобы подъем диагональной пары конечностей не сопровождался поворотом корпуса.

Пассаж с раскачиванием: вид сзади

Если хотите почувствовать, о чем идет речь, возьмите гимнастический мяч и лягте на него плечами, как показано на фотографии ниже: колени согнуты, голень перпендикулярна земле. Теперь попробуйте поднять сначала одну ногу, затем другую. Попробуйте сделать это, когда ноги стоят близко друг к другу, а затем расставьте их пошире. Вы почувствуете, насколько проще поднять ногу и не развернуть при этом корпус, когда ноги стоят широко. Пиаффе и пассаж должны быть демонстрацией силы лошади в результате прекрасной техники сбора. Как и в случае с тяжелой атлетикой, эти упражнения должны нести пользу, а не вред.

Поднимаем сначала одну ногу, потом другую

Есть одно известное видео Большого Приза со знаменитым всадником и тренером на красивой серой кобыле. Видео было снято, чтобы продемонстрировать правильное выполнение этих элементов. Однако на пиаффе и пассаже лошадь прогнута и закрепощена в спине. Результат – она не может подвести зад. Лошадь пытается согнуть задние ноги, но они отставлены назад. Вид сзади показывает спазматические движения задних конечностей в стороны. Они не могут держать вес, хоть и пытаются.

Как я уже писал во второй части этой статьи, эту лошадь либо не научили правильно подсаживаться на зад, используя поясничную и подвздошно-поясничную мышцы, либо есть какая-то физическая причина, которая мешает ей это сделать. В любом случае, ее спина зажата, а ноги не подводятся под центр тяжести. Езда в слишком глубоком положении вперед и вниз также закрепощает спину и не способствует сбору.

Другой пример – великолепный спортивный конь Валегро, которого зачастую ставят в пример благодаря его строению «в горку» и четкому ритму, но и у этого коня проблемы с пиаффе. Несмотря на подведенные задние ноги, если посмотреть на него сзади, заметно, как при подъеме он разводит ноги в стороны, а потом ставит фактически в одно и то же место. Расстояние между ногами, таким образом, должно показывать, насколько правильно с точки зрения техники выполняется упражнение и где на самом деле находится масса тела. Пиаффе – это постоянный сбор, при котором вес полностью несется на заду, и, как и при выполнении левады, пиаффе должно быть демонстрацией правильной техники, силы и смещения баланса на зад.

В целом, постановка конечностей под корпус является попыткой компенсации. Более широкая постановка ног свидетельствует о попытке взять больше веса. При этом есть множество причин, по которым конечности могут работать неправильно, в частности, анатомические особенности, при которых лошадь всегда так двигалась, и это не является результатом тренинга. Наконец, лошадь может при подъеме отводить ноги в стороны, потому что ей не дают двигаться вперед. Человек с ногой в гипсе тоже выбрасывает ее вперед через сторону, потому что не может согнуть. Однако, если при сборе заметны отклонения, это может расцениваться как знак слабости или асимметрии.

Хорошие пиаффе, пассажи и пируэты являются показателем постуральной силы и владения телом. Правильный сбор – показатель того, что всадник работал над правильными группами мышц. Внимание к этим упражнениям тесно связано с вниманием к правильной, здоровой технике их выполнения. Недостатки техники может быть очень сложно исправить впоследствии, не говоря уже о том, что они могут стоить здоровья и даже жизни. Именно поэтому нужно внимательно наблюдать и правильно работать. Судьи не должны игнорировать неправильную работу конечностей, особенно, если это проявляется или обостряется в упражнениях на сбор. Всадники и тренеры должны обладать наблюдательностью, чтобы на ранней стадии заметить их и скорректировать программу работы. Поочередная поддержка лошади шенкелями может помочь устранить раскачивание.

Моя задача сейчас – не трактат о возможных ошибках в движении конечностей, а намек на то, что отклонения от нормы могут о чем-то говорить и не должны оставаться незамеченными. К тому же, чтобы оценить качество сбора, необходимо смотреть на всадника и лошадь с разных сторон — спереди, сзади и сбоку. Внимание к деталям может помочь вовремя заметить и устранить отклонения на ранней стадии, пока они не вошли в привычку. Сбор требует аккуратности. Ошибки в движении конечностей нельзя игнорировать и тем более поощрять.

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Источник

Фундаментальные проблемы классической выездки. Пол Беласик. Часть 2.

Проблема: отставленные задние ноги, прогнутая спина, очевидно зажатая в течение всей езды

В этой части я хотел бы поговорить о прогнутой спине лошади, что встречается все чаще и, что самое страшное, становится нормальным в элитарной выездке в том числе при сборе.

Я только что посмотрел пару видео спортсменов национальной сборной на Большом Призе. На остановке перед судьями обе лошади были практически идентичны: обе стояли ровно, но с откляченными задами и прогнутыми спинами. Во время езды, особенно на рыси, было заметно, что они прикладывают усилия для движения с выраженным подвисанием, но при этом зад ни у одной, ни у другой лошади не работал в правильном понимании этого термина. На пиаффе все стало еще хуже. Задние ноги работали «на отхлест», а спины были прогнуты и выглядели напряженными. Еще я посмотрел урок с известным испанским тренером, который объяснял, как делать переходы пиаффе-пассаж, на лошади с абсолютно прогнутой спиной. Такая работа сейчас не редкость как на соревнованиях, так и в рамках рутинного тренинга. Что же происходит? Неужели больше никто не умеет правильно ездить? Безусловно, когда всадник не сбалансирован и сидит так, что его вес оказывается позади его ног, лошадь под давлением его веса прогибается. Злоупотребление поводом закрепощает шею и также ведет к прогибанию спины, но я считаю, что это не основная причина.

Прогнутая спина на пассаже

Плохое сложение лошадей? За многие годы мне пришлось замерить сотни лошадиных спин. Я считаю, что длина спины безусловно влияет на способность лошади к сбору. Самая короткая спина, которую мне приходилось мерить, составляла 66 см, самая длинная – 96,5 см, при этом длина спины никак не связана с высотой в холке. Когда спина очень длинная, лошади сложнее подвести задние ноги для сбора. Доктор Хилари Клейтон установила, что, пожалуй, одной из наиболее важных характеристик спортивной лошади является наклон бедренной кости вперед, поэтому вполне логично, что особенности анатомического строения лошади влияют на ее рабочие качества. Однако, сейчас у нас перед глазами много хорошо сложенных лошадей разных пород с прекрасными физическими данными, и я не думаю, что причиной прогнутых спин является их сложение.

Неправильная подготовка? Мне кажется, да. Лошадей просто не учат подводить зад. Эта работа должна начинаться рано. Одержимые передом, положением головы и шеи (низким или высоким) или сгибанием, тренеры и всадники не учатся чувствовать действительно важные части лошади – то, что расположено непосредственно под и за седлом, то, что всадник не видит. Сколько большепризных всадников может выполнить переход рысь-шаг с правильным положением головы, но при этом не осознавая, что скакательные суставы все-время закрыты хвостом, а спины их лошадей прогнуты?

За сгибание подвздошно-крестцовой зоны отвечают поясничная и подвздошно-поясничная мышцы. Такое подсаживание предшествует истинному сбору.

Сбор – это определенная техника. Если провести воображаемую перпендикулярную линию от крайней точки крупа к земле, то скакательные суставы и ноги лошади в сборе должны быть перед ней. Мышцы, в частности, краниальная большеберцовая, сгибают и выводят вперед скакательный сустав по окружности, осью которой выступает тазобедренный сустав. Однако, за сгибание в подвздошно-крестцовой зоне отвечает поясничная и подвздошно-поясничная мышцы. Такое «подсаживание» на зад еще называется «подведением зада», предшествует истинному сбору. Я говорю «предшествует сбору», так как сначала лошадь нужно научить подводить зад, а затем, по мере того, как она становится сильнее, можно увеличивать нагрузку. Это сравнимо с тем, как тяжелоатлета учат правильной технике выполнения упражнений перед тем, как увеличивать вес. Когда молодых лошадей работают в длинной рамке, низко опуская руки, зад облегчается. Если так работать долго, корпус лошади становится менее гибким, а баланс смещается на перед. Так лошади ставят неправильную технику, которая позже скажется на сборе.

Молодым лошадям нужно ставить правильную технику, отрабатывая четкие переходы рысь-остановка, шаг-галоп, галоп-шаг. Всадник должен сидеть легко, чтобы помогать лошадь округлять спину — сгибаться в подвздошно-крестцовом суставе, чтобы задние ноги подводились под центр тяжести. При этом у всадника должна быть достаточно крепкая спина и постуральные мышцы, потому что благодаря ним он не позволяет лошади завалить себя вперед или пройти через повод. Поначалу большинство лошадей пытается пройти через повод и свалиться на переходе на перед, но, если не отдавать лошади руки, она научится останавливаться по-другому — подводя задние ноги под корпус. Поразительно, что о ценности этих упражнений говорили еще во времена герцога Ньюкасла.

Парафразирую герцога Ньюкасла: «Вся цель выездки сводится к получению лошади на заду, и позвольте поделиться с вами лучшими из известных мне упражнений для этого: рысь-остановка, рысь-остановка”. Если правильно выполнять это упражнение, при тренере, который будет следить за тем, чтобы скакательные суставы обеих ног находились перед воображаемой линией отвеса от крайней точки крупа к земле и чтобы между рысью и остановкой не было шага, лошадь постепенно научится останавливаться с меньшим упором в повод, потому что будет смещать вес назад. Это простое упражнение имеет практически ту же ценность, что и пиаффе с тем преимуществом, что его могут выполнять молодые или неопытные лошади для укрепления мышц и приобретения необходимой для сбора техники.

Неопытным всадникам зачастую проще почувствовать подсаживание или подведение зада на переходах галоп-шаг. Для этого лошадь следует поставить на  обычный, спокойный галоп. Работая на кругу 15м, нужно седалищем и спиной начать просить лошадь подвести зад, добавляя шенкель, если лошадь не реагирует на воздействие корпуса. Как и на переходах рысь-шаг, доказательством правильности выполнения перехода будет то, что лошадь окрепнет и научится правильно использовать задние конечности – всадник в этом случае будет чувствовать все меньше веса в поводу в момент максимального замедления движения. Очевидно, что очень важно чувствовать, когда что делать, а это требует практики. Если всадник не вовремя толкнет лошадь седалищем или слишком активно, слишком рано или слишком поздно (в рамках темпа аллюра) двинет лошадь вперед, то она прогнется в спине, что плохо скажется на поясничной и подвздошно-крестцовой мышцах, сковывая движения.

Именно в этом современным всадникам не хватает теоретических и практических знаний. Без правильной базы и чувства лошади они не способны научить своих лошадей постепенно нагружать зад и со временем нести на нем больше веса. Вместо этого, по мере усложнения упражнений, неподготовленные лошади начинают все больше уходить от работы. Сбор – это не только сгибание задних конечностей, опускание зада и ускорение шага. Сбор определяется раскачиванием и переносом веса. Как и при правильной технике в тяжелой атлетике, когда лошадь подводит зад, упражнения становятся полезными, а не рискованным. Я описал первые шаги. По мере того, как лошадь будет набирать физическую форму, перенос веса достигнет своего апогея в леваде, при исполнении которой передние ноги вообще не несут на себе веса. Даже самые обычные лошади выглядят элегантнее, когда их баланс улучшается.

Левада

Опытные конники всегда внимают хорошим советам. Я убежден, что всадникам следует: (1) включить в свою программу работы с молодыми лошадьми эти простые упражнения, которые можно пересчитать по пальцам, (2) поменьше ездить с низким положение головы, (3) включать в программу тренировок больше упражнений, смещающих  центр тяжести на зад, а не на перед, (4) больше времени тратить на развитие чувства лошади седалищем, чтобы понимать, что происходит под и за ними. (Может ли всадник сказать, подставлены ли задние ноги лошади на остановке или отставлены?). Тогда, мне кажется, всадники получат прекрасные результаты.

В следующей части мы поговорим о неправильной работе конечностей.

Продолжение следует…

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Источник

Фундаментальные проблемы классической выездки. Пол Беласик. Часть 1.

Автор: Пол Беласик

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Меня очень расстраивают фундаментальные ошибки, которые я наблюдаю в работе элитарных всадников по всему миру. Сначала я полагал, что дело в национальном стиле езды, доводимом до абсурда некоторыми тренерами. Сейчас же я вижу, что проблемы эти носят не национальный, а универсальный характер, и встречаются во всех странах. Я выделил три принципиальные ошибки, искоренение которых могло бы значительно улучшить качество выездки. Это 1) сгибание, 2) прогнутая спина, 3) невнимательность к качеству работы конечностей.

Поговорим о каждой из них. Начнем со сгибания.

Говоря о работе с высококлассными выездковыми лошадьми, чрезмерное сгибание, равно как и контр-сгибание ведут к плохим последствиям. В ближайшем будущем всадники добиваются большей подвижности шеи, подчинения и повышенной реакции на воздействие повода, но в перспективе все эти «достижения» нивелируются негативными последствиями, а именно блокированием работы спины, что влечет за собой нарушение равновесия и механики задних конечностей, при том что и то, и другое является необходимым условием для качественного сбора – ключевого показателя исключительной выездки.

Давайте вернемся к азам. Если спросить опытного всадника, что значит «ехать прямо по вольту», он или она скорее всего сразу опишет лошадь, сгибающуюся по окружности вольта. Если немного поднажать, то всадник возможно скажет, что при этом задние ноги должны ступать по линиям следов передних — задние ноги могут чуть-чуть не доступить или переступить через след передних, но в целом должны оставаться на этой линии. На свежевыровненном грунте вольт будет «вычерчен» двумя линиями следов – левой задней-левой передней и правой задней-правой передней. Будут ли эти окружности одинаковыми по диаметру? — Нет. Если лошадь двигается по 15-метровому вольту, а ее ноги (правые-левые) находятся в среднем на расстоянии 15 см друг от друга, то внешняя окружность будет примерно на 1-2 м длиннее, чем внутренняя.

Когда лошадь не растягивается по внешней стороне, то есть не сгибается внутрь, она вынуждена двигаться по вольту, наклоняясь, как велосипед. Лошадь фактически согнута наружу, что отражается на оставляемых ее копытами следах и балансе.

Когда лошадь двигается по вольту с правильным сгибанием, она, используя выездковую терминологию, считается «прямолинейной». Сгибание позволяет ей правильно растягивать внешнюю сторону и оставлять две четких линии следов на песке.

Тот очевидный факт, что при движении по кругу лошадь должна оставлять на песке две линии следов, очень часто игнорируется всадниками и тренерами несмотря на то, что он принципиально важен для корректного тренинга и развития латерального баланса. Если всадник за счет внешнего повода сгибает шею наружу или работает им настолько сильно, что сдерживает движение вперед, он мешает лошади правильно растягиваться внешней стороной, продвигаться вперед и правильно работать внешней задней ногой. Из-за ограничения свободы внешней стороны линии следов «разбегутся» — круп вывалится наружу, потому что позвоночник будет оставаться прямым. действия всадника смещают зад лошади («двигатель») наружу, и лошадь начинает крутить вместо того, чтобы двигаться вперед. Зад лошади смещается с траектории движения, облегчается и перестает выполнять функцию «двигателя». Лошадь сваливается на перед, что противоречит понятию сбора. Таким образом, невнимательность в этом вопрос ведет к множеству последующих проблем. Вместо того, чтобы укреплять нужные мышцы, связки и сухожилия, упражнение будет нагружать их еще больше.

Сгибание наружу нарушает равновесие лошади. В повороте она уподобляется велосипеду.

Принцип внутреннего сгибания непоколебим.

Второе последствие ограничение растягивания внешней стороны заключается в том, что достигнутая таким образом прямолинейность, а по сути контр-сгибание, вынуждает лошадь наклоняться внутрь, противодействуя центробежной силе, подобно негнущемуся велосипеду. При этом центр тяжести лошади смещается вперед, а задние ноги вместо того, чтобы брать на себя вес, просто толкают лошадь вперед.

Распространенная проблема – при движении налево лошадь согнута направо. В этом случае вместо того, чтобы набирать левый повод, нужно отдать правый. Очень часто всадники пытаются скорректировать сгибание, набирая левый повод, и в результате вместо того, чтобы позволить внешней стороне растянуться по окружности, у них в руках оказывается два коротких повода.

Сгибание позвоночника лошади должно повторять линию окружности, по которой двигается лошадь.

На мотоцикле остановка выполняется на 75% за счет переднего тормоза, когда масса смещается вперед, а задняя часть облегчается. Чувствуя увеличение веса в поводу, всадник должен озаботиться не тем, чтобы «снять» лошадь с руки поводом, а тем. чтобы больше нагрузить зад.

Элементы езд продвинутого уровня не являются тайными знаниями. Они являются результатом базового тренинга и полученного в результате него строения – плохого или хорошего. Хороший пируэт является результатом работы по укреплению и раскрепощению спины и внешней задней ноги. Представьте, что вы катаетесь на коньках. Какой ногой вы будете толкаться, чтобы повернуть налево? Точно так же поворачивает и лошадь. Если бы всадники высшего уровня понимали принцип сгибания и имели бы дисциплину, то прекратили бы решать все проблемы руками и начали бы отрабатывать сгибания от корпуса и шенкеля. Они бы перестали уделять столько внимания положению головы и шеи, а переключились бы на спину и зад лошади. Существует миллион эмоциональных и исторических оправданий этой одержимости поводом и положением шеи и головы. Пока вместо этого всадников не начнут учить обращать внимание на задние ноги и спину, ситуация не улучшится.

Продолжение следует…

Источник:

Paul Belasik – Why are fundamental problems persisting in elite dressage?

Из семинара Чарльза де Кюнффи «Классическая выездка является таковой не просто так»

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

«В верховой езде всадник должен постоянно задаваться вопросом: «Что сделать в данной ситуации, чтобы добиться желаемого результата?». Всадники должны знать, что лошади не ошибаются. Когда вы на диагонали просите среднюю рысь, а лошадь поднимается в галоп, это не ее ошибка, а ваша. Лошади не ПРОактивны. Они не говорят себе: «Сегодня я буду скакать только галопом». У лошадей нет плана действий, они РЕактивны. Лошадь поднялась в галоп, потому что вы ее подняли. Необходимо тренироваться до тех пор, пока не научитесь делать правильные вещи.

 “Путь к цели и цель – разные вещи.” Это очень важный тезис в преподавании верховой езды. Когда я прошу всадника больше отклониться назад за вертикаль, я преследую цель посадить его вертикально, но к этой цели нужно как-то прийти. Над всадником нужно сначала работать на корде, не позволяя ему контролировать лошадь и держаться за повод. Его нужно научить соединить свой центр тяжести с центром тяжести лошади в движении на КАЖДОМ шагу.

В моей школе верховой езды всадники по полтора года отводят бедра от седла, делают вращения руками и ногами и выполняют около 30 разных упражнений и их комбинаций. Цель этих упражнений – научить всадника сидеть прямо так, чтобы на Большом Призе или Олимпиаде не отклоняться за вертикаль! Но это только после того, как и обычного человека будет «слеплен» всадник, который не напрягается и не хватается за лошадь, теряя равновесие.

Отклонение за вертикаль – способ добиться крепкой, независимой посадки. По аналогии есть подходящие и неподходящие упражнения и для лошади. Галоп назад, например, не поможет вам укрепить лошадь. С другой стороны, рысь назад, каковой по сути своей является осаживание, прекрасно развивает силу и сбор, подготавливая лошадь к таким элементам, как пассаж и пиаффе.

Как тренеры, — а все мы по сути являемся тренерами, когда ездим на лошадях, — мы должны иметь в своем распоряжении большой набор упражнений, часть из которых будет подходить для работы с конкретной лошадью, а часть нет. Определенные упражнения развивают определенные вещи. Движения в два следа, например, улучшают целостность лошади, а плечом внутрь укрепляет зад и скакательные суставы. Под укреплением мы подразумеваем и развитие гибкости, эти два аспекта нераздельно связаны друг с другом. Развивая гибкость скакательных суставов, вы укрепляете их.

Траверс и ранверс укрепляют и развивают гибкость коленных суставов. Принимание – скакательных. Поэтому, в зависимости от того, чего недостает конкретно взятой лошади, необходимо выбирать правильное «лечение». Если скакательные суставы лошади достаточно гибкие, а колени – нет, нужно уделять больше времени приниманиям, а не плечом внутрь.

Боковые движения с внутренним сгибанием – плечом внутрь, траверс – развивают сбор, потому что смещают центр тяжести назад. Эти же упражнения с контр-сгибанием – контр-плечом внутрь, ранверс, — являются активизирующими. Ранверс выпрямляет и растягивает лошадь. Эти две вещи являются составными частями одного целого. Если вы выполняете ранверс, а затем сохраняете собранную рысь, теряется смысл упражнения, который заключается в том, чтобы позволить лошади саккумулировать силу и выстрелить вперед с более энергичной работой суставов и связок.»

Источник

 

Доктор Пол МакГриви о поведении лошадей

Источник: RIRDC Equine Research News   [март 1996]

Перевод: Давыдова Ксения

Доктор Пол МакГриви – ветеринарный врач. В 1987 году окончил Бристолький университет. Получив диплом, три года работал врачом общей практики, а затем 2 года специализировался на лошадях. В 1995 году там же в Бристоле окончил аспирантуру по специализации «поведение лошадей». В январе 1996 года начал преподавать на ветеринарном факультете Сиднейского университета. В этом интервью он обсуждает вопросы поведения лошадей с профессором Рюбен Роуз.

Что подтолкнуло вас к тому, чтобы заняться изучением поведения лошадей?

У меня всю жизнь были лошади, и мне всегда нравилось сидеть и наблюдать за их взаимоотношениями. Будучи студентом ветеринарной школы, я осознал, что на тему поведения лошадей написано очень мало.

Какие методы вы используете в изучении поведения лошадей, и почему считаете, что поведение лошадей важно изучать?

Метод заключается в наблюдении за одичавшими лошадьми и сравнении их поведения с поведением домашних лошадей в условиях конюшенного содержания. Это сравнение позволяет выявить аномальное поведение.

То есть важно различать ожидаемое поведение в естественных условиях и поведение в неестественных условиях?

Верно. Любое отклонение от пастбищного содержания, а именно в таких условиях живут одичавшие лошади, может сказываться на поведении животных, и важно понимать эти изменения, чтобы правильно обращаться со своими лошадьми.

Где можно изучить поведение одичавших лошадей и как определить, что есть норма?

Интересный вопрос, потому что пуристы будут придираться к тому, что диких лошадей больше не существует. Лошадь Пржевальского с 50х годов 20го века была фактически одомашнена с целью сохранения вида. Сейчас самыми ближними к дикой лошади можно считать одичавших лошадей на вольном выпасе, к которым относятся Брамби, Нью-Форест-пони, мустанги и пони-Ассатеги.

Какие ключевые различия вы можете назвать между одичавшими и домашними лошадьми?

На поведение одичавших лошадей влияют два ключевых фактора: социальная организация и характер территории, по которой лошадь проходит каждый день в поисках пищи и воды. Расстояния, которые лошади проходят ежедневно, зависят от расположения и доступности этих основных ресурсов. Условия домашнего содержания обеспечивают лошади интенсивную среду, в которой вода всегда рядом, равно как и пища в виде концентрированных кормов. Эти условия радикально отличаются от условий жизни лошадей на вольном выпасе. Концентрированные корма поглощаются в течение двух-трех часов, в то время как природой предусмотрено потребление корма в течение 16 часов в сутки.

Получается очень сильное расхождение в том, сколько времени домашние и одичавшие лошади тратят на еду и физические нагрузки. Можете ли вы назвать среднюю длину ежедневного маршрута табуна и скорость, с которой лошади по нему перемещаются?

Нет, потому что это зависит от размера участка, на котором живет табун, и качества фуража. Что касается социальной организации, то она зависит от размеров табуна. На территории выпаса табуна располагаются пастбища, источники воды и тени, укрытия от ветра и насекомых. Территории могут варьировать от 0.9 до 48 км2. Что касается перемещений в течение дня, то некоторые табуны ежедневно ходят к водопою по 65-80 км. Главным стимулом к движению лошадей является потребление пищи, ради которой лошади проходят примерно по 20 км в день. Таким образом, дистанция, которую лошади преодолевают в течение дня, зависит от расположения водопоя, доступности пищи и времени, которое они проводят на пастбище.

Суммируя перечисленные выше основные различия, можно сказать, что в домашних условиях лошади едят только 15% времени, в то время как одичавшие лошади – 75%. Аналогично, ходят и несут физические нагрузки они значительно меньше.

Да. Кроме того, мы изолируем лошадей, что минимизирует их социальные связи.

Изучались ли социальные взаимоотношения лошадей в разных условиях содержания?

Поведение табуна на сегодняшний день является популярной темой исследований, так что значение социального поведения становится более явным. Например, так называемый и хорошо знакомый нам всем взаимный груминг («allogrooming») по данным исследований снижает частоту сердцебиения, поэтому является не просто грумингом, а механизмом снятия стресса. К настоящему моменту разработано довольно много вариантов содержания лошадей, учитывающих их социальные потребности. Хозяйствам среднего размера сложно контролировать количество и доступность корма. Даже при денниковом содержании  сейчас появилась практика, позволяющих соседям видеть и трогать друг друга, в частности, через решетки.

Можете привести примеры аномального поведения, вызванного отсутствием нормального контакта?

Мы знаем, что аномальное поведение появляется в условиях содержания, ограничивающих социальный контакт, но мы не можем быть уверенными в наличии четкой причинно-следственной связи. Мы не знаем наверняка, влечет ли снижение социального контакта напрямую поведенческие проблемы.

Что принято считать аномальным поведением?

Речь идет о так называемых «дурных привычках» или «конюшенных пороках». Возможно, это не самый лучший термин, так как он перекладывает вину за эти поведенческие проявления на самих лошадей. Распространенными дурными привычками лошадей при конюшенном содержании являются прикуски (предметная и воздушная), медвежья качка, а также к ним можно отнести поедание подстилки и обгрызание деревянных элементов. Все это принято называть «механизмами борьбы со стрессом».

Раз нельзя четко определить нормальное поведение лошади, как можно говорить о ненормальном или аномальном?

Это философский вопрос. Поскольку лошади изначально жили на вольном выпасе, можно предположить, что любое поведение, не типичное для одичавших лошадей, является ненормальным или аномальным.

Могут ли лошади учиться этим «привычкам» друг у друга?

Интересный вопрос. Мы полагаем, что лошади могут обучаться этим видам поведенческим через подражание, однако это предположение может быть ошибочным. Дело в том, что эти лошади находятся в тех же условиях, что и их соседи, поэтому вполне может быть, что причиной появления нежелательного поведения являются условия содержания, а лошади лишь пытаются снять стресс определенными способами. В поведении лошадей еще нужно доказать наличие мимикрии. Также не исключено, что наблюдение за прикусочным соседом является для лошади стрессом, что влечет за собой распространение проблемы в хозяйстве.

То есть, лошади не просто копируют, а пытаются подавить свой стресс от наблюдения за дурными привычками соседа?

Да, не исключено.

Можете рассказать немного о том, как вы изучаете поведение лошадей?

Мы используем фотокамеры и стараемся не попадаться на глаза лошадям, чтобы не влиять на их поведение. Мы замеряем частоту сердцебиения и смотрим на показатели анализов крови при разных видах поведения, а также пытаемся установить взаимосвязь между поведением и уровнем стресса. Мы обращаем особое внимание на то, сколько времени занимает водопой и прием пищи.

Как лошади при конюшенном содержании обычно проводят свой день?

Это во многом зависит от их рациона, графика работы, выгула и возможности социальных взаимоотношений.

Давайте возьмем среднестатистическую спортивную лошадь, которую выводят из конюшни на 1 час и кормят утром и после обеда. Как такая лошадь обычно проводит свой день?

Это зависит от количества грубых кормов в рационе. Съев корм, лошадь при денниковом содержании ничего не делает, что является инертным поведением. Она не может играть сама с собой, поэтому либо ничего не делает, либо спит. Забавно, что есть связь между количеством овса в рационе и сном. Исследования показали, что пони бездельничают на 20% больше, когда сено в рационе заменяется овсом.

Если взять две крайности, скажем, лошадь на грубых кормах и спортивную лошадь на зерновом рационе с небольшим количеством грубых кормов, как рацион скажется на их поведении?

Лошадь в активном тренинге, получающая концентрированные корма, ограничена в своем рационе. Она будет быстро съедать свою порцию, и в течение дня у нее будут так называемые “периоды вакуума», в то время как лошадь с полным рептухом будет то и дело возвращаться к нему в течение дня. Таким образом, спортивная лошадь имеет больше шансов на фрустрацию из-за отсутствия занятий и скорее приобретет дурные привычки, такие как прикуска и прочие.

В каких условиях содержания такие проблемы встречаются чаще?

Если говорить обо всех нежелательных видах поведения вместе, то вероятность дурных привычек вырастает при ряде обстоятельств. Мы наблюдали за лошадьми в 22 хозяйствах и выделили 5 важных аспектов содержания. Во-первых, это количество фуража — при его количестве менее 6.8 кг, частота аномальных поведенческих проявлений растет. Во-вторых,  подстилка — в случае использования других видов подстилки кроме соломы, частота демонстрации аномального поведения также растет. Рост числе нежелательных поведенческих проявлений наблюдался в хозяйствах, содержащих менее 75 голов, и при определенном дизайне денников – чем меньше контакта с соседями позволяет денник, тем выше частота аномального поведения. Отдельное исследование показало, что еще одним важным фактором риска является количество проводимого в конюшне времени.

Можно ли предположить, что аномальное поведение лошади является проявлением стресса?

Нет, мы установили, что единожды обретя дурную привычку, лошадь склонна сохранять ее и при уходе от конюшенного содержания. Исследование показало отсутствие связи между устранением возможности проявления нежелательного поведения и увеличением стресса. При этом было было установлено, что уровень стресса у лошадей с дурными привычками даже на пастбище выше.

Как вы думаете, какие исследования будут проводиться в будущем, и что еще нам предстоит узнать?

Бихевиоризм развивается. Со временем мы сможем дать более четкие определения стрессу и фрустрации, а также отточим неинвазивные приемы измерения уровня гормонов стресса, в частности, кортизола. Изменяя условия содержания и снижая уровень стресса, мы сможем повысить сопротивляемость организма лошади заболеваниям и, следовательно, улучшим эксплуатационные качества животных. Безусловно, конюшенное содержание чем-то обосновано, но необходимо найти более тонкий компромисс между традиционными привычками владельцев и эволюционными потребностями лошадей.

Какой совет вы можете дать тем, кто регулярно сталкивается с аномальным поведением лошадей?

Возможно, нужно пересмотреть условия содержания лошадей, в частности, количество фуража, и подумать, как увеличить время его потребления. Например, можно использовать рептухи с более мелкой сеткой, чтобы лошади было сложнее доставать корм. Также будет полезно увеличить возможность социального контакта с соседними лошадьми, и, безусловно, сократить время, проводимое лошадью в деннике.

Источник

 

Мишель Энрике об искусстве верховой езды: исчезающая легкость

Отрывок статьи из журнала «Equine Journal», выпуск октября 2005.

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

«…На любой лошади можно ездить с легкостью. Темперамент и особенности экстерьера, безусловно, важны, но важнее всего — всадник. Верховая езда — больше чем победа. Ксенофонт говорил об этом более двух тысяч лет назад, когда писал о «божественной связи». Верховая езда должна быть выше стиля. Она должна стать философией, состоянием души, поиском легкости…»

“…В академической выездке контакт намного легче, чем в спортивной. Судьи не понимают, что на высшем уровне на лошади можно ездить с провисающими поводьями. Правила FEI требуют контакта. Судьи ассоциируют контакт с 5-10 кг давления. Для Нуно и меня контакт измеряется в граммах…»

«Сбор (rassembler) достигается за счет сгибания скакательных и коленных суставов, благодаря чему облегчается и приподнимается перед и производится необходимая для импульса энергия… Правильный сбор обеспечивает распределение веса и сил между передними и задними конечностями. Сокращение длины шага и подведение задних конечностей под центр тяжести обеспечивает максимальную мобильность, при которой становятся возможными быстрые переходы с аллюра на аллюр, изменение скорости и выполнение элементов…»

“Сдача в затылке (ramener), под которой подразумевается помещение носа лошади в положение близкое к вертикали, является лишь одной из составляющих сбора, вне которого она бессмысленна. Ошибочный принцип сдачи в затылке отдельно от всего остального ведет к плачевным последствиям, однако практически всех школьных лошадей начинают обучать сдаче в затылке без сопутствующей работы над сбором. Итог печален — это и использование шпрунтов, и травмирование рта лошади железом. И в конце концов мы видим то, что полковник Подхайский называл фальшь-сбором, являющимся результатом тяги спереди назад, при котором лошадь сжимается.»

Мишель ЭнрикЕ