Блог

Три типа воздействия посадки на движения лошади

Очень часто приходится слышать о работе седалища/поясницы и воздействии посадки в верховой езде. «Сделай то, сделай это»… Откуда такая одержимость посадкой?

Посадка в верховой езде не сводится к области седалища, которая соприкасается с седлом. Некоторые вкладывают в это понятие много больше – все, что находится между нижним прессом и коленями.

Посадка – наиболее эффективное средство управления движениями лошади.

Сбалансированная посадка позволяет добиться независимости от рук, хорошей осанки, раскрепощения и гибкости ног, которые можно будет «включить» в любой момент. Посадка является также первостепенным фактором в нашей способности оставаться в седле, когда лошадь внезапно подскакивает.

Пассивная посадка

Как правило, новичков учат сидеть пассивно. Как следует из названия, эта посадка позволяет сопровождать движения лошади. Когда лошадь предлагает аллюр, всадник сопровождает ее движения во всех плоскостях. Основная цель такой посадки – не мешать лошади. Всадник позволяет лошади себя вести, а сам следует за ней.

Не поймите меня неправильно: пассивная посадка не так проста, как кажется. Она требует многих часов тренировок, чтобы постуральные мышцы вошли в тонус, а поясница расслабилась и стала гибкой. Затем нужно научиться работать бедрами/шлюсом, напрягая и расслабляя мышцы, чтобы сопровождение движений лошади со стороны казалось легким.

Вы на верном пути, если вас больше не «колбасит» в седле на рыси и галопе. Другим способом проверки является то, насколько свободно энергия проходит по телу лошади через зону седла к шее и голове — если энергия проходит беспрепятственно, т.е. лошадь не спотыкается, не ложится в повод, не кивает головой и не теряет ритм, знайте, вы ей не мешаете!

Преимущества пассивной посадки:

— она позволяет лошади двигаться свободно, как если бы у нее на спине не было всадника;

—  лошадь обретает уверенность и начинает доверять всаднику;

— эта посадка говорит лошади «Да!», что является для той поощрением.

Сдерживающая посадка

Иногда сопровождать движения лошади не следует. Сдерживающая посадка позволяет перебалансировать лошадь, направив ее «в горку», она показывает лошади, что вот-вот будет переход, что нужно замедлить темп или сместить баланс назад.

Вы сдерживаете движение поясницей (а возможно и бедрами/шлюсом), когда лошадь еще двигается. В правильный момент следует перестать сопровождать движения лошади поясницей, и лошадь почувствует сдерживающее воздействие через седло.

Будьте внимательны. Сдерживающее воздействие должно быть кратковременным, чтобы поток энергии мог продолжить движение. Слишком долгое сдерживание может убить импульс или стать причиной того, что лошадь без должной подготовки споткнется.

Преимущества:

— эта посадка – основа полуодержки;

— она позволяет контролировать ритм и темп не через перед, а через центр лошади;

— она помогает перебалансировать и выпрямить лошадь;

— помогает добиться прекрасных понижающих переходов.

Стимулирующая посадка

Эта посадка используется тогда, когда мы хотим получить от лошади больше – больше движения вперед, больше силы, больше импульса, больше ритма. Чтобы стимулировать лошадь, нужно толкать лошадь вперед седалищем в тот момент, когда внутренняя передняя нога отводится назад, а внутренняя задняя находится в воздухе, и на нее можно повлиять.

Ощущение такое, будто хочешь вытолкнуть седло из-под себя через холку и шею. Таким образом седалище можно использовать с совокупности с более спокойными ногами, которым не приходится постоянно толкать лошадь.

Преимущества:

— меньшая зависимость от шенкеля обеспечивает более легкое его применение;

— позволяет добиться более широкого шага задних ног и большего заступа;

— помогает добиться движения от зада и импульса.

Посадкой можно делать и другие вещи, но эти три базовые формы являются основой всех прочих вариаций. Хороший тренер и регулярная работа над собой помогут вам научиться эффективной независимой посадке, и вы будете поражены последующими успехами. Дополнительным бонусом будет то, что лошадь научится отвечать на тончайшие изменения вашей посадки, и управление станет незаметным со стороны.

И так вы станете одним из тех, кто «сидит абсолютно неподвижно, а лошадь под ним танцует»!

Для тех, кто в Москве или ближнем Подмосковье:

Мы будем рады помочь вам выйти на новый уровень владения своим телом и обрести независимую, эффективную посадку. Занятия проводит опытный тренер (стаж более 25 лет), сторонник классических принципов работы с лошадью, многократно подтвержденный КМС по выездке, один из тех, «кто сидит неподвижно, а лошадь под ним танцует!». Подробнее здесь.

Перевод: Давыдова Ксения

https://www.horselistening.com/2012/07/18/three-ways-to-use-your-seat-in-horseback-riding/

6 шагов к тому, чтобы научиться управлять лошадью посадкой

Автор: Кэти Фарохзад

Начнем с того, что у нас есть руки и ноги. Когда мы учимся ездить верхом, мы управляем лошадью преимущественно руками, затем ногами. При этом ногам и рукам уделяется слишком много внимания: левый повод сюда, правый – туда, внутренний шенкель, внешний шенкель… Вы знаете, о чем я.

Несомненно, для базового управления лошадью необходимо уметь пользоваться руками и ногами, но по мере того, как ваши средства управления будут становиться все тоньше, вы откроете для себя значение и силу посадки. Со временем, всадник учится чувствовать баланс лошади, ее энергию и раскрепощенность. Он начинает чувствовать лошадь «пятой точкой» — Когда лошадь округляется или прогибается? Когда ступает задними ногами глубоко под корпус? Сколько энергии необходимо, чтобы лошадь двинулась «вперед», но не свалилась на перед?

По мере того, как всадник учится тонко применять средства управления, он открывает для себя силу такого инструмента управления, как посадка (или седалище), за счет которой можно управлять лошадью, не мешая движению.

  1. Научитесь правильной, независимой посадке

Найдите тренера, который научит вас грамотно работать седалищем и корпусом. Многие умеют им работать сами, но не могут объяснить и передать свой навык. Нужно научиться пользоваться седалищными костями и разделить воздействие поясницы, седалища и веса.

Умение контролировать и чувствовать разные части тела требует времени и упорства, так как это необычные движения для человека. Я рекомендую дать себе 2 года, в течение которых вам придется тысячи раз повторять одни и те же движения. Прочувствовать работу корпуса и седалища, а также расслабить поясницу и бедра вам помогут кордовые тренировки на спокойной, ритмичной лошади. Это необходимое условие для того, чтобы научиться пользоваться седалищем как средством управления.

Помните, что ваша цель стоит тех усилий, которые вы затратите, так как все, включая привычный баланс, будет вам мешать.

  1. Научитесь эффективным полуодержкам

Седалище является ключевым элементом полуодержки. Без воздействия корпуса, полуодержку можно сравнить с дерганьем рукой или пинком ноги. Ни то, ни другое не поможет лошади перебалансировать себя, что является целью полуодержки. Ведите лошадь седалищем, напрягите поясницу, чтобы перебалансировать лошадь, сместив вес на зад.

Седалищными костями можно пользоваться по отдельности, чтобы воздействовать на одну сторону лошади, когда та валится вбок или вываливается плечом. Аналогично, можно нагружать внутреннюю седалищную кость, толкая ей лошадь на внешний повод, для активизации зада.

  1. Раскрепощение посадки ведет к раскрепощению спины лошади

Просите лошадь двигаться «вперед» не ногами, а седалищем. На рыси можно облегчать спину лошади даже не облегчаясь – просто раскрывая бедра. С помощью одной лишь посадки можно без сопротивления добиться от лошади глубокого заступа под корпус и ритмичной, амплитудной работы спины.

  1. Переходы от посадки

Вместо того, чтобы понижать аллюры руками или повышать шенкелями, начните пользоваться седалищем. Управляйте лошадью с помощью посадки, а руки и ноги «включайте» только по необходимости и только после того, как дадите команду седалищем.

  1. Перемены направления

Знаете ли вы, что лошадь может пройти поворот в равновесии под воздействием одной лишь посадки? Руки ведут лошадь прямо по траектории поворота, в то время как нижняя часть вашего корпуса направляет лошадь поворот. Вы очень скоро научитесь управлять без рук. Лошадь начнет будто бы считывать ваши мысли, так как средства управления станут легкими и незаметными для стороннего наблюдателя. Единственным видимым результатом будет отсутствие суеты и полная гармония в движении.

  1. Стоп! (Руки больше не нужны!)

После серий полуодержек, вы сможете седалищем останавливать лошадь. Просто прекратите движение и остановите лошадь. Шенкеля должны лежать на боках лошади, так как на остановке лошадь должна подставить задние ноги. В вашей голове должны быть следующие мысли: «Подведи задние ноги, подведи задние ноги, подведи задние ноги, стой!». И это будет работать всегда, я вам гарантирую!

Вышеперечисленные идеи – только начало. С помощью посадки можно делать все – боковые движения, менки, пируэты. Чем больше вы будете уделять внимание посадке как средству управления, тем большую силу этого инструмента для себя откроете!

Мы будем рады помочь вам выйти на новый уровень владения своим телом и обрести независимую, эффективную посадку. Занятия проводит опытный тренер (стаж более 25 лет), сторонник классических принципов работы с лошадью, многократно подтвержденный КМС по выездке, один из тех, «кто сидит неподвижно, а лошадь под ним танцует!». Подробнее здесь.

Перевод: Ксения Давыдова

6 Ways to Unleash the Power of Your Riding Seat

“Вперед” в верховой езде

Автор: Кэти Фарохзад

В конной среде активно используется термин ‘вперед’, однако его зачастую понимают неправильно. Принято считать, что «вперед» означает летящее движение лошади, при котором она активно двигает ногами. Однако это представление ошибочно. Так что же такое «вперед», если не ускорение темпа?

Представьте семью – папа, мама и ребенок. Они держатся за руки. Теперь у нас несколько вариантов развития событий:

— Родители и ребенок движутся вперед в тандеме, подстраиваясь друг под друга и с удовольствием держась за руки;

— Ребенок тянет родителей вперед, и родители то и дело ускоряют шаг, сбиваясь с темпа;

— Ребенок отстает, и родителям то и дело приходится останавливаться;

— Ребенок тянет в сторону, но родители его не пускают. Из-за этого их мотает из стороны в сторону, что нарушает гармонию движения.

Единственным вариантом правильного движения «вперед» является первый сценарий, при котором семья движется вперед в тандеме, держась за руки, подстраиваясь друг под друга и двигаясь в комфортном для всех темпе.

Аналогично, когда лошадь двигается «вперед», она охотно, уверенно и спокойно выносит вперед ноги и идет на повод. То, как она принимает повод, можно сравнить с тем, как ребенок дает руку взрослому. Естественно, рука всадника должна быть столь же мягкой и податливой, как рука взрослого, чтобы лошади было комфортно и хотелось на нее идти.

Лошадь может двигаться «вперед» медленно, поэтому скорость не имеет к термину «вперед» никакого отношения. На самом деле, лошадь может двигаться «вперед» даже на осаживании! Звучит странно?

Движение вперед – это интимное чувство, возникающее между лошадью и всадником.

Как его заметить со стороны?

— Лошадь округлена, спокойна, в хорошей физической форме. Кажется, что она может мгновенно остановиться/повернуть/поменять аллюр;

— Уши лошади расслаблены (не торчком). Со стороны видно, что лошадь двигается охотно;

— Задние ноги ступают глубоко под корпус (глубина заступа зависит от анатомических особенностей животного);

— Движения выглядят грациозными, лошадь переходит с аллюра на аллюр, не теряя равновесия;

— Лошадь двигается не на переду. Она не лежит в руке, не тянет вниз, не прогибается в спине, не держит шею «колом»;

— Движения лошади мощные, эластичные, расслабленные. Она не спешит и не выглядит так, будто вязнет в песке;

— И самое главное: со стороны лошадь выглядит уверенной и довольной. Ей удобно, и она получает удовольствие от настоящего момента.

Реалистично смотря на вещи, большую часть времени мы не двигаемся «вперед». На качество движений лошади влияет множество факторов, под воздействием которых она может НЕ двигаться «вперед»: лошадь может спешить или «лениться», шарахаться, отвлекаться, ей могут мешать неровности грунта или банальное плохое настроение — свое или всадника.

Помните, что движение «вперед» приводит к улучшению физиологического и психологического состояния обоих – и лошади, и всадника.

Перевод: Давыдова Ксения

Stepping “Forward” in Horse Riding

Джинни знакомится с седлом

Наконец-то наступил тот момент, когда Джинни готова к следующему шагу к верховой работе — знакомству с седлом!

В этом году ей исполняется 7 лет. В этом возрасте большинство верховых лошадей уже давно работает под седлом. Но, наблюдая за ее развитием, я ни чуточку не сожалею о своем решении не спешить, пусть, говоря откровенно, это частично и связано с моей беременностью и рождением дочери…

Джинни — кобыла с характером. Я не знала наверняка, как она отреагирует на седло, но вплоть до настоящего момента она абсолютно спокойно принимает все, что я делаю. Ей повезло оказаться среди тех счастливых лошадей, которым суждено работать под седлом Strada. Другие марки ей знать не придется. 😊

Те, кто с нами, и так это понимают, но на всякий случай повторю то, что говорю всегда: когда знакомишь лошадь с чем-то новым, очень важно просить от лошади намного меньше, чем она может дать, не выходя из зоны комфорта.

Новый опыт не должен быть для лошади стрессом, что зачастую становится очевидным только тогда, когда мы заходим слишком далеко.

Крайне важно прислушиваться к интуиции, хорошо знать лошадь и ее границу стресса, и не руководствоваться совершенно естественным для нас энтузиазмом шагнуть чуть дальше!

На Джинни, например, впервые я поседлала ее во дворе, когда она ела люцерну, и, убедившись, что оно не вызывает у нее беспокойства, я отвела ее с ним на спине на поле, давая ей возможность почувствовать его на спине в движении. Она оставалась совершенно спокойной, но я не пошла дальше.

В следующий раз, парой дней позже, я поседлала ее и пошагала по плацу в руках. Она не выражала явного беспокойства, но двигалась вперед не так охотно, как раньше. Ей нужно было время, чтобы свыкнуться с новыми ощущениями. Я с уважением отношусь к потребностям лошадей в целом и к этой ее потребности в частности. Я не гнала ее вперед и терпеливо ждала, когда она будет готова двинуться дальше.

В следующий раз я пошагала ее с седлом на спине на корде, что также не вызывало у нее никакого негатива. Такими маленькими шажками мы будем двигаться дальше. Именно так, без спешки и временных рамок, следует работать с лошадьми, чтобы любой опыт был для них комфортным. Только такой подход наращивает взаимное доверие.

Такой подход является радикальной противоположностью приему «десентизации» (перев. тренинг релаксации и составление иерархии фобий с целью научения пациентов спокойно реагировать на пугающие их объекты и ситуации), когда лошадь нагружают по максимуму с целью «приучить их этому», а в результате лошадь просто отключается и носит в себе напряжение, что не дает выстроить доверительные отношения, необходимые для последующего гимнастирования.

Безусловно, приведенный пример — крайность, но соблазнов «поспешить» очень много, поэтому необходимо постоянно держать себя в руках и действовать по принципу «тише едешь — дальше будешь»!

Габриэль Даро

 

 

Как измерить длину опорной зоны седла

Автор: Кэрол Курц Дарлингтон

Независимо от типа седла – будь то выездковое, конкурное, универсальное или вестерн, — длину ленчика невозможно изменить, поэтому крайне важно изначально понимать, какой длины должно быть седло и почему. Измерить длину опорной зоны очень просто:

  1. Отметьте мелом лопатку. Ее видно со стороны или можно нащупать. Если вы сомневаетесь, попросите помощника поднять переднюю ногу лошади и вытянуть ее вперед — это поможет вам ее локализовать. Теперь отпустите ногу, так чтобы лошадь встала ровно, и отметьте линию лопатки мелом. Это передняя граница опорной зоны.
  2. Отметьте последний грудной позвонок. Посмотрите на лошадь в профиль. Вы без проблем определите, где заканчивается грудная клетка. Последнее (18е) ребро можно нащупать рукой. Поднимитесь по нему к позвоночнику. Ближе к позвоночнику ребро уйдет под длиннейшую мышцу и перестанет прощупываться. Просто продлите линию, которой следовала ваша рука до этого. В этом месте ребро соединяется с позвоночником (18й позвонок). Отметьте это место мелом.

Зеленая стрелка – это длина опорной зоны седла.

Еще один способ определить, где находится 18й позвонок, – найти то место, в районе маклока где «встречается» шерсть, растущая в разном направлении. Если провести от этого места вертикальную линию вверх (между галочками на фотографии), вы тоже попадете на 18й позвонок.

За 18м позвонком позвонки меняют форму. Остистые отростки в поясничной зоне более хрупкие и не могут нести вес. Если седло заходит за эту линию, лошадь будет стремиться от него избавиться. Возможны проблемы с галопом (в частности, из-за этого галоп может стать четырехтактным), так как лошадь не может полноценно поднять спину. Это зона расположения почек, а также наиболее чувствительная зона для кобыл в период охоты. Внимание: вальтрап может выходить за границы опорной зоны, но давления там быть не должно.

  1. Измерьте расстояние между лопаткой и 18м позвонком в нескольких сантиметрах ниже позвоночника. Это длина опорной зоны седла или «рабочей зоны» спины лошади. Примечательно, что иногда она оказывается значительно меньше или, наоборот, больше, чем казалось.

Как видите, правильную длину седла определить очень просто. Теперь вы вооружены и не допустите, чтобы полки седла выходили за границы допустимого!

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Пересмотр конюшенного содержания

Маленькие, но важные изменения условий содержания могут сделать жизнь лошадей комфортнее.Автор: Нэнси Моффитт, 2 октября 2017К сожалению, я не могу сказать, что руководствовалась соображениями здоровья своих лошадей, когда принимала решение об их совместном проживании в одном большом помещении. Это решение было продиктовано необходимостью, потому что в 2010 году мы располагали лишь длинным каменным сараем без перегородок, построенным еще до гражданской войны.Мы только переехали на маленькую ферму на юго-востоке Пенсильвании и радовались тому, что у Капкейк и Фалькона появился дом.

Конюшня представляла собой стены, окна без стекол и крышу, которая еле справлялась со своей задачей. «Они же лошади, им это не страшно», сказала я своим домочадцам. Мы перегородили проход в помещение, в котором раньше вероятно содержались коровы и свиньи, нейлоновой конюшенной перегородкой, настелили подстилку, принесли сено и воду и, когда начался холодный дождь, завели туда лошадей. Капкейк и Фалькон посмотрели друг на друга, прошлись по помещению и начали есть.

“Разберутся,” сказала я мужу уверенно. Дочь-конкуристка была настроена менее оптимистично: «Странно это», сказала она. «Когда мы сможем соорудить денники?»

Но мы так и не соорудили денников. То, что началось, как временное, стало постоянным, потому что дало прекрасные результаты. Лошади стали спокойнее и начали лучше себя вести как на плацу, так и вне работы. Современные исследования объясняют, почему.

Все просто: кажущиеся нам уютными и удобными денники противоестественны для наших любимых лошадей – они слишком маленькие и слишком уединенные для табунных животных, которым нужно постоянно двигаться. Безусловно, хорошо известно, что для лошадей физически и психически полезно пастись в родном табуне. Однако исследователи обнаружили, что, когда нет возможности обеспечить круглосуточный выгул, незначительные изменения в обустройстве конюшни могут сделать конюшенное содержание более здоровым и комфортным для лошадей.

Что говорят исследователи

Наиболее ярким подтверждением того, как содержание в замкнутом пространстве сказывается на благополучии лошади, является исследование Ноттингемского Трент университета (Nottingham Trent University (NTU)) в Англии. Ученые оценили психологические и поведенческие проявления стресса у 16 школьных лошадей, содержащихся в разных условиях в течение пяти дней:

  • “Групповое содержание, полный контакт”—4 лошадей выпустили на плац вместе, что обеспечило полный контакт – физический, визуальный и слуховой.
  • “Попарное содержание, полный контакт”—лошадей содержали парами в одном помещении, граничащем с обычными денниками. Лошади имели возможность полный контакт друг с другом и визуальный и слуховой контакт с лошадьми в обычных денниках по соседству.
  • “Одиночное содержание, «полуконтакт”— лошади содержались в денниках с достаточно низкими перегородками, обеспечивающими визуальную, слуховую и тактильную коммуникацию с соседями, и видели соседей.
  • “Одиночное содержание, без контакта”— лошади содержались в денниках со сплошными стенами, не дающими им контактировать с другими лошадьми.

В течение всего периода исследования ученые замеряли уровень стресса по температуре глаз, метаболическому анализу кортикостерона в навозе, который показывает активность адреналина. Исследователи обнаружили, что максимально изолированное содержание (индивидуальные денники) сопровождалось «высокой активностью адреналина, что отражалось на результатах анализа кортикостерона в фекалиях», говорит Келли Янел, PhD, которая руководила исследованием.

“Это важный результат, поскольку в отличие от поведенческих сигналов, лошади не способны скрыть физиологические изменения», добавляет Янел. «Хронический или часто повторяющаяся активация проявлений стресса может неблагоприятно сказаться на иммунной, пищеварительной и репродуктивной системах, а также на психологическом благополучии лошади.”

Несмотря на то, что большинство лошадей адаптируется к не оптимальным условиям, доказательств того, что пришло время пересмотреть денниковое содержание, становится все больше.

В ответ на схожее исследование швейцарское правительство в 2008 году приняло закон, регламентирующий минимальные размеры денников и доступ к социальному взаимодействию между лошадей. С того момента многие конюшни были перепланированы таким образом, чтобы лошади могли контактировать с соседями.

Тем временем Ноттингемский университет перепланировал свою конюшню. «В ходе исследования мы увидели, что групповое содержание лошадей наиболее благоприятно. Физиологические замеры показали, что контактное содержание также снижает физиологические проявления стресса, поэтому, если ранее мы могли предполагать, что это для них лучше, сейчас мы получили доказательства в виде физиологических замеров», объясняет Янел. «Я прекрасно понимаю беспокойство владельцев, которые предпочитают содержать своих лошадей изолированно, но как исследователь благополучия лошадей я не могу игнорировать результаты наших и других исследований».

В Америке

Здесь, в США, конюшни и денники мало изменились за последние 100 лет. Лошади редко содержатся в полной изоляции, но относительно изолированное денниковое содержание с ограниченным выгулом все еще является нормой, как и вытекающие из этого поведенческие проблемы, проблемы с дыханием, пищеварением и т.д. Почему?

Причин много. Среди них стоимость и необходимость отойти от привычного. Сложно отойти от того, что «делалось всегда». Это упрямство встречается во всех сферах бизнеса. Помимо этого есть и практические соображения, особенно актуальные для шоу и спорта, — ценных животных стараются защитить от даже самых незначительных травм.

Янел признает, что при групповом содержании животные могут повредить друг друга, но, на ее взгляд, этот минус перевешивают плюсы: «Я понимаю, что, если лошадь травмируется и пропустит стартовый сезон, это может иметь далеко идущие негативные последствия. Но как ученый я бы для начала изучила статистику частоты травм по причине содержания в табуне и по причине спорта (соревнований)».

Более того, с ее слов, с помощью банального здравого смысла групповое содержание лошадей можно адаптировать к разным ситуациям: «Одной из основных проблем с введением такого типа содержания является то, что те конюшни, которые берут лошадей на постой, объединяют в себе большое количество незнакомых друг с другом лошадей, владельцы которых содержат их по-разному. Очень часто нужен компромисс. Но обеспечение максимального, насколько это возможно, социального контакта однозначно имеет благоприятный эффект. Надеюсь, растущее количество данных приведет к улучшению условий содержания лошадей».

Несколько простых изменений

Что же, по мнению ученых, является идеалом? Круглосуточный выгул на большом пастбище с большим количеством «пунктов кормления» и общей конюшней или навесом, где лошади смогут прятаться от солнца, насекомых, ветра и холода. Пастбище и навес должны быть достаточно большими, чтобы лошади не толпились в одном месте и не образовывалась грязь. Для трех лошадей минимальный размер укрытия должен составлять порядка 6*16 м.

Если это невозможно, ученые говорят, что даже незначительные изменения могут изменить условия жизни животных к лучшему, что благоприятно скажется на их физическом и психологическом состоянии.

В частности, в Швейцарии в конюшнях уменьшили количество прутьев в решетках между денниками, сделали перегородки ниже и добавили окна, между денниками (Янел отмечает, что эти меры возможны только в том случае, если животные не конфликтуют.)

К другим распространенным перепланировочным решениям в Европе относятся парное содержание совместимых животных в сдвоенных денниках, зальное содержание, которое практикует, например, Испанская школа верховой езды для своих кобыл, которых переводят в денники только на время жеребости. Даже простое увеличение времени выгула и сокращение времени, проводимого в одиночестве, значительно снижает уровень стресса и фрустрации.

В вопросе группового содержания, ни Янел, ни другие специалисты не умаляют значения совместимости животных: «Лошади в нашей конюшне тщательно отбирались исходя из их прошлого и наблюдения за их взаимоотношениями. Лошади – табунные животные, и время от времени у них возникают конфликты, поэтому нужно взвешивать плюсы и минусы. Если лошади хорошо гуляют вместе, их можно держать вместе и в помещении».

«Несколько точек с сеном и другие приемы табунного содержания позволят поддерживать мир в табуне», говорит Янел. «Новое животное нужно вводить осторожно и постепенно, чтобы лошади познакомились через загородку и привыкли  друг к другу в течение нескольких дней.

Что касается моей фермы, мы приобрели третью лошадь – Спайдера. Из-за него пришлось реорганизовать пространство, так как третьим в конюшню он не помещался. Пришлось строить отдельный денник, но мы постарались максимально учесть все психологические и физические потребности коня. В результате денник получился очень просторным – примерно 5,5*6,5м, без решетки, с двумя открывающимися окнами и невысокими перегородками, которые позволяют Спайдеру высовывать голову и видеть друзей по табуну. Большую часть времени лошади проводят на улице (в любую погоду), и в их маленьком табуне царит гармония.

Об авторе: Нэнси Моффит конник с детства, писатель и редактор из графства Честер, Пенсильвания, США. Вице-президент и член совета директоров Freedom Horse Show Series, судья.

Данная статья впервые была опубликована в июле 2017 года в журнале EQUUS (#378)

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Чем вредны «уехавшие» пятки

Данная иллюстрация наглядно демонстрирует, как высота пятки влияет на общий комфорт лошади, сказывается на других частях тела и качестве движений в результате компенсации.

 

 

Дзен в верховой езде

Автор: Кэти Уотс

Этот пост для тех, кому не чужда философия. Многие всадники отмечают, что изучение классической выездки радикально поменяло их мировоззрение. Лично мне оно позволило обрести тот покой, которого у меня не было еще несколько лет назад. Устранив проблему цели, я почувствовала иной прогресс. Сразу скажу, что я не призываю отказываться от соревнований! Многие мои ученики соревнуются и я полностью их поддерживаю.

harmony

Что есть Дзен?

«Дзен буддизм требует от каждого своего собственного видения вещей, и я эту позицию полностью разделяю. Буддизм (включая Дзен) можно считать религией, а можно философией, но в первую очередь это образ жизни. Согласно Дзен буддизму Будда присутствует внутри каждого из нас, но наш разум мешает нам реализоваться и получить прямой опыт. Последователи Дзен признают пустоту, иллюзорность вещей и взаимосвязь всего в жизни. Логическое мышление пытается познать истину посредством пустых, по мнению Дзен, понятий, поэтому познание достигается вне логических процессов. Оно происходит на другом уровне. Разные направления Буддизма разными путями идут к Будде, следуя его базовым принципам.”

Ученику не говорят, какими должны быть вещи. Ему дают приемы для достижения собственного понимания и чувства реальности. Дзен можно сравнить со стаканом воды: нельзя узнать ее вкус, не попробовав. Личный опыт дает ученикам Дзен уверенность в себе.

Многие идеи Дзен пересекаются с идеями классической выездки. Адепты классической выездки часто отмечают, что трактаты Дзен-мастеров помогли им «понять» философию классической выездки.

Лично мне очень импонирует «нахождение в настоящем моменте» и «пробуждение».

Индийская притча рассказывает о рыбке, которая спросила другую рыбку: «Я много слышала о море, но что это? Где оно?» Вторая рыбка ей отвечает: «Ты живешь, двигаешься и существуешь в море. Море внутри тебя и вне тебя, ты сотворена из моря и ты уйдешь в него. Море окружает тебя, будучи тобой». Правильный ответ тот, который ты найдешь для себя сам.

Слушать — это внутреннее
Планировать — внешнее

 

Сливаться — это внутреннее
Бороться — внешнее

 

Находиться в настоящем — это внутреннее
Стремиться к чему-то другому — внешнее

 

Находиться в своем теле и чувствовать — это внутреннее
Находиться в голове и думать о том, что сделать дальше — внешнее

 

Расслабленные мышцы- внутреннее
Напряженные, зажатые мышцы — внешнее

Верховая езда ради езды

Нам очень часто приходится слышать о значении цели. Однако я хотела бы заставить вас задуматься о том, что в верховой езде можно достичь гораздо большего, именно не имея четкой цели. Звучит странно, не так ли? Это типичный парадокс Дзен. Просто послушайте меня и решайте сами.
Приведу пример. Вы уже не начинающий всадник и покупаете себе более перспективную лошадь, с которой можно участвовать в приличных соревнованиях. Тренер все время давит, что «это нужно». Вы ставите перед собой цель к осени выступить на определенном уровне, и вместе с тренером пишете план на ближайшие 4 месяца. Как это может мешать вашему прогрессу? Цели являются очень важным инструментом в саморазвитии, но они могут вас погубить, как обоюдоострый меч, если с ними не быть осторожными. Вот несколько ловушек, которые можно обойти с помощью Дзен.
Мы легко поддаемся дуализму. Если я не достаточно хорош, значит я плох. Сейчас или никогда. Если целью является 140 см, то 120 — это провал. Если концентрировать свое внимание на том, чего хочешь от лошади в будущем, то не увидишь ту лошадь, которую имеешь сегодня. Можно начать концентрироваться на недостатках лошади — недостаточно сбора, недостаточно прямолинейна, недостаточно округлена. Он недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Мы еще не готовы. Мы не справимся. Затем вы забываете поощрять лошадь за маленькие успехи, потому что их вам не достаточно. Вы начинаете отрабатывать элементы и давить, давить… Тренировки больше не приносят радости ни вам, ни вашей лошади. Вместо того, чтобы прогрессировать, она деградирует. Она начинает мотать головой, ее сложно поймать… Неужели это поможет вам достичь поставленной цели?

Нужно ездить на той лошади, которая находится под вами в настоящий момент. Сегодня она напряжена или отвлекается на ветер, или ей просто наскучила рутина и нужно съездить в лес. Когда вы работаете согласно графику, то не можете обращать внимания на эти моменты. Если надавить на лошадь, когда ей нужно больше времени на разминку, можно ее травмировать. Сегодня нужно решать сегодняшние проблемы. Их нельзя игнорировать только потому, что у вас есть цель и план. И если вам не хватает мозгов понять, что план тренировок — это потеря времени, вы увидите это сами. Возможно, этой лошади нужно несколько месяце прыгать 120, чтобы обрести уверенность, а другой будет достаточно нескольких недель. Одной лошади сбор дается легко, а другой нужно работать месяцами, потому что ее мышцы недостаточно сильны. У разных лошадей разные физические возможности, и никакой план их не может предугадать. Следуя плану, вы только с большей вероятностью окажетесь в проигрыше.

Следующая ловушка — это усердие. Борьба приводит к напряжению — психологическому и физическому. Психологическое напряжение непременно ведет к физическому. Средства управления приглушаются, а напряженная лошадь не может выполнить то, что от нее требуется. Необходимо прекратить бороться и расслабиться. Стараясь, мы концентрируем внимание на одном аспекте, выпуская из внимания общую картину. Если, к примеру, мы работаем над сбором, пытаясь улучшить его к следующему месяцу, то можем поддаться соблазну пойти коротким путем и попробовать добиться видимости округления. Мы концентрируем внимание на положении носа, и в результате руки становятся жесткими и слишком активными. Пусть нос лошади и находится в нужном положении, но лошадь напряжена и не работает спиной. Вы получили положение головы, а не сбор. Даже если на соревнованиях это прокатит, неужели это в долгой перспективе благотворно скажется на тренинге? В контексте конкура, можно один раз прыгнуть 140 и сорвать лошади спину. Как думаете, это поможет вам достичь своей цели?

Что же произойдет, если вы перестанете гнаться за достижением цели к конкретной дате? Вы будете делать то, что нужно, тогда, когда нужно. Вместо того, чтобы думать «нам нужно прыгнуть 140 в следующем месяце», вы сконцентрируетесь на сиюминутных проблемах, на ЭТОМ прыжке. Вы будете обращать внимание на все, что происходит. На ритм на заходе, на посадке, на своих коленях (не слишком ли они напряжены?), но том, чтобы прыгнуть ВМЕСТЕ с лошадью, отдать ей повод, сохранить ритм на выходе… Правильно ли лошадь сработала спиной? Зацепила ли она перекладину? Что она сделала хорошо? Прыгнула ли она лучше, чем до этого? Похвалили ли вы лошадь? Если нет, то что произошло, и что нужно сделать, чтобы лучше прыгнуть в следующий раз? Каждый прыжок содержит в себе очень много нюансов, которые требуют внимания. Как можно обо всем этом думать, держа в голове цель на следующий месяц?

В выездке очень важное значение имеет физическая форма лошади. От нее зависит, сможет ли лошадь правильно выполнить то или иное упражнение. На собранной рыси лошадь должна работать спиной и задними ногами не так, как вы просили раньше. Нужно концентрироваться на каждом шагу, чтобы почувствовать и поощрить малейший прогресс в следующих нескольких темпах. Если лошадь может сделать лишь три темпа собранной рыси в углу, ее нужно мгновенно похвалить, как если бы она выиграла Олимпиаду. Но если постоянно думать об Олимпиаде, вы не заметите этих трех темпов, ведь это так далеко от проезда всего теста на собранной рыси. Находясь здесь и сейчас, вы здесь и сейчас можете быть победителем. Эти три темпа собранной рыси — ваша победа. Вы и ваша лошадь достигли успеха. Можете расслабиться и прекратить борьбу, потому что эта задача вам по силам. Если вы сконцентрируетесь на том, чтобы сделать что-то одно правильно, вместо того, что у вас все плохо, вы расслабитесь психологически и физически. Все станет проще.Осознание успеха поможет вам и вашей лошади расслабиться и получать удовольствие от работы. В следующий раз у вас получится 5 темпов, потом 8… Таков путь к успеху, шаг за шагом.

Но если завтра лошадь не сделает ни одного хорошего темпа собранной рыси, нужно точно так же находиться в настоящем. Время от времени отступление назад неминуемо. Вместо того, чтобы включать эмоции и эго, нужно просто проехать несколько темпов, почувствовать, что происходит. Спокойствие и рациональность обеспечивают четкость восприятия. Может, у лошади что-то болит после вчерашней тренировки? Может, сегодня стоит потянуть те мышцы, которые напрягались вчера? Это может помочь добиться большей степени завтра. Может, лошадь психологически напряжена и стоит сделать галоп и расслабиться? Может, лошадь пытается донести до вас, что не понимает новых требований? Вернитесь назад, разбейте задачи на этапы и пройдите их снова. Это поможет найти и устранить ту недоработку, которая не позволяла вам двигаться дальше. Чем раньше вы это сделаете, тем лучше. Ошибки проще исправлять по горячим следам, пока они не вошли в привычку. Правильный тренинг значительно быстрее и эффективнее неправильного с последующим исправлением. Для этого сконцентрируйте внимание на той лошади, которая находится под седлом в настоящий момент, а не на той, которая вам нужна следующим летом.

Цели должны задавать общее направление движения. Иногда нужно покружить вокруг препятствия, чтобы всесторонне его осмотреть. В следующий раз, когда вы столкнетесь с чем-то подобным, вам будет проще. Уделяя внимание сиюминутным проблемам, а не расстраиваясь из-за них, вы ускоряете достижение цели.

Иногда вам будет казаться, что цель недостижима. Вы просто слишком далеки от нее. Возможно, в эти дни стоит вспомнить, зачем вы изначально занялись верховой ездой. Очень может быть, тогда вы преследовали совсем другие цели — искали общения с лошадьми, свободу, мощь или возможность наслаждаться окружающей природой. Какой бы ни была ваша изначальная цель, попробуйте просто получить удовольствие от верховой езды. Быть может, вы придете к тому, что сама цель не так важна, как ведущий к ней процесс, тот опыт, который вы получаете. Если вы будете стремиться к тому, чтобы каждая ваша тренировка была приятной, то успех будет сопровождать вас постоянно. Это будет приятно и вам, и лошади, а цель станет ближе.

Китайская пословица гласит:

Не бойся медленного роста. Бойся топтаться на месте.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Поговорим о выездке с Карлом Хестером

Когда мы впервые увидели Валегро в Хересе, он делал галоп по песчаному грунту с Аланом Дэвисом

Интервью Кристофера Гектора

Фотографии Рослин Нив (Roslyn Neave)

Общаться с Карлом Хестером всегда приятно. Это обаятельный, думающий человек, который не боится высказывать свое мнение. Я записал это интервью в Хересе, где Карл выиграл свой первый фристайл на Ванаду (Wannado) и второй Большой Приз на Нип Таке (Nip Tuck). Команда Хестера в Хересе включала в себя и Валегро (Valegro), который выступает впервые с прошлогоднего чемпионата Европы в Аахене …

Принимая во внимание тот факт, что организатор соревнований по выездке во Флориде г-н Белиссимо заплатил бы полмиллиона чистыми за то, чтобы Валегро вновь появился в Веллингтоне, почему вы в Хересе?

Карл и Шарлотта на ее новой звезде Большого Приза Бароло

“В точку, хотя предложения не было. Не думал об этом. Как вы знаете, я не афишировал нашу поездку сюда, поскольку мне кажется, что Шарлотта заслужила возможность проехать там, где от нее не ждут чудес, просто в свое удовольствие. Удовольствие пропадает, когда получаешь золотую медаль, и когда на каждый стартах от тебя чего-то ждут, поэтому мы решили просто получить удовольствие. Лошадь с прошлогодних стартов не выступала. До рождества она просто моционилась Аланом. Конь восстановил физическую форму и мне кажется, что сейчас лучше, чем никогда. Вот я и предложил Шарлотте вывезти его в Испанию и посмотреть, как он себя покажет. Может, выставим его на Большой Приз на второй неделе соревнований.”

Мне казалось, что в прошлом году на чемпионате Европы Валегро явно лидировал, но возможно вы видели больше, чем кто-либо, потому что лучше других знаете эту пару. Возможно, вы заметили,ч что Валегро и Шарлотта не в лучшей форме… Вы уехали из Аахена, чтобы исправить положение?

“Да. Мы не можем с уверенностью сказать, что конь устал от всех этих лет работы… Он всегда вел себя, как профессор, и не веселился, как другие лошади. На улице он ведет себя так же, как и в помещении. Я подумал, что после шести лет в топе ему можно дать отдохнуть и для разнообразия сменить работу. Именно поэтому мы решили устроить ему каникулы. Лошадь никогда не стремится сделать хуже, чем может. В последний день я смотрел на него и понял, что он больше не на том уровне, на котором был раньше, что ему нужен перерыв, возможность набраться сил. Интересно, был ли я прав. Наскучило ли ему боевое поле или он просто устал после насыщенного стартами летнего сезона?”

А что касается всадницы, вам пришлось проводить ей лоботомию?

“Нет. Я давно от этого отказался. Давно. Раньше все наши совместные интервью проходили одинаково: я говорю ей одно, другое, а она только кричит. Сейчас все иначе. Ей тридцать. Она больше не двадцатилетний подросток, с которым я начинал работать. Все это осталось в прошлом, и сейчас у нас все хорошо. Мы прекрасно работаем вместе, уважаем друг друга. Мне ее было реально жаль в тот вечер на Европе. Немцы ужасно себя вели. Я думаю, это повергло ее в шок. (Немецкие зрители начали шикать, когда объявили оценки Шарлотты.) Тогда я впервые увидел, насколько она уязвима. Мне нужно было в шесть сесть на самолет, а ее после церемонии награждения пригласили в центр города и попросили выйти на сцену, а ей это было очень неприятно. Ее слова: «Кристина (Kristina Sprehe) выйдет и получит серебро, и все они будут сходить с ума, а потом выйду я…». Тогда я реально за нее переживал — я сижу в самолете, а она рыдает мне в трубку. Я тогда подумал, что даже после всех этих лет она живая, у нее есть сердце и чувства.”

“В тебе как бы два «Я» — одному на боевом поле все равно, что происходит, а другое напоминает тебе, что ты живой человек, и ты переживать о том, что думают другие, как и большинство простых людей. Для меня этот случай был поворотной точкой. Я осознал, что в такие моменты ей нужна моя поддержка. Только подумайте, сколько она сделала для меня, для Великобритании, для лошадей…”

Для выездки!

“И для выездки. Она со своей историей стала глотком свежего воздуха, потому что она не просто всадница, а Конник, причем тот, которого будут еще долго помнить. Она будет выступать на разных лошадях. Что мне в ней очень нравится, так это то, что ей пришлось научиться ездить на лошадях, которые не являются чемпионами. Мы к этому пришли. «Он не достаточно хорош, не достаточно хорош» – говорил я, — «но он достаточно хорошо делает то, что делает, поэтому давай не будем думать, что можем тренировать только чемпионов. Давай готовить к Большому Призу и других лошадей. Это сделает из тебя настоящего конника». И она работает.”

Можем поговорить о положительном напряжении? Когда я смотрел на работу Шалотты и Валегро на этой неделе, я обратил внимание на невероятное качество положительного напряжения. Конь был наэлектризован, жив, местами даже возможно чересчур, но, будучи наэлектризованным, однозначно не испытывает стресса. Удивительно

Концепция положительного напряжения разрушается, когда лошадь ложится в повод. Как только ты позволяешь лошади лечь в руку, напряжение теряет свою положительность, потому что в этот момент ее блокируют. Если вы можете создать то, что мы пытаемся создать, без тяжелой руки, без того, чтобы висеть на поводе, если при этом лошадь несет себя, это красиво. Опасность представляет слово «экспрессия», потому что, если всадник не обладает независимой посадкой, то для получения экспрессии и ярко выраженного подвисания, он использует руки, и в этот момент появляется ужасная, дерганная выездка. Мы много работаем над тем, чтобы достичь экспрессии, не перегибая палку.”

С Валегро вы тоже ее создавали?

“Конечно. Вспомните его рысь, когда ему было четыре, пять, шесть. В ней не было той мощи и экспрессии, которая есть сейчас. Сейчас у него есть подвисание, он великолепно двигается, а тогда была механика, но не было легкости. Он был просто чертовски сильной лошадью. При этом он всегда хорошо сгибал задние ноги в скакательных суставах – то, что, я считаю, нельзя изменить.”

“Взгляните, например, на Нип Така. Это лошадь без задних ног. Мне предстоит их сделать, но я никогда не смогу сделать ему ноги Валегро. Мы можем активизировать его зад, но его движения никогда не будут такими же, как могли бы быть от природы.”

“Меня всегда смешит, когда я слышу критику из серии: «он должен быть больше подсажен на зад, он должен это, должен то»… Когда я взял его в работу, у него не было ни шага, ни рыси, ни галопа, в то время как у Валегро были все три аллюра.”

“Это тренинг. Безусловно, из каждой лошади, которой нравится работа, можно что-то слепить, но качество результата будет разным.”

Давайте поговорим о понятии баланса…

“Если лошадь сама себя несет, это легко заметить. Показательно напряжение в руке, о котором мы говорили чуть раньше в контексте Валегро. Его видно во всей линии верха. Лучшее, что можно сделать, чтобы лошадь сама себя несла, — это отдавать и вновь брать повод. Удивительно, что многие забывают об этом, работая самостоятельно. Чтобы быть уверенным в стабильности рамки и мягкости рта, нужно постоянно отдавать, брать, отдавать, брать. Достаточно взглянуть на рот лошади, на то, как лошадь несет голову и шею. Когда люди ездят сами по себе, они зачастую вкладывают в руку слишком много силы, и из-за этого лошади не несут себя сами.”

“Нам всегда говорили (особенно в немецкой школе): «Зад, зад, зад, больше двигай его вперед, больше двигай вперед», но когда смотришь, что происходит вокруг, то видишь очень мало всадников с независимой посадкой. Если у тебя нет независимой посадки, то добиться от лошади, чтобы она несла себя сама, крайне сложно. Об этом нельзя забывать. Но баланс – это основа всего.”

Не уверен, что из этого курица, а что яйцо, но мне кажется, что в равновесии находятся те всадники, которые сопровождают лошадь, сидя по центру…

“Именно! Они сами себя несут.”

…А те, кто отстает от движений лошади, отклоняясь назад, никогда не научатся себя нести….

“Верно, потому что они вынуждают лошадь падать на перед. Если они слишком тяжело сидят, отклоняясь от вертикали, то толкают лошадь вниз через и в руку. В свое время Рокки* сказал мне: «Когда едешь вперед, наклоняйся вперед, а когда хочешь двинуться назад, отклоняйся назад». Удивительно, что большинство делает все наоборот. Он всегда говорил мне: «На пиаффе нужно сидеть с упором в колени, а не на ягодицах». Шарлотта делает так от природы, а мне приходится то и дело напоминать себе об этом, потому что все время хочется сесть в седло, а на самом деле лошади нужно дать возможность пользоваться спиной – отсюда упор в колени.”

Карл и его новая звезда Большого Приза Ванаду (Wanadoo — Hann, Wolkenstein/Cavalier)

*Франц Рочавански (Franz Rochowansky) (1911 – 2001), известный под прозвищем Рокки, был главным всадником Испанской школы верховой езды в Вене, а затем переехал в Великобританию и стал известным тренером по выездке. Был тренером Олимпийской сборной Голландии, США и Великобритании.

Считаете ли вы, что заводчики идут неверным путем, выводя супер-лошадей?…

“Нет. Я не согласен с этим мнением.”

Но новый конь Шарлотты, Бароло, от Брейтлинга (Breitling) – не очень видной лошади, которая передает силу…

“… А также хорошие движение и три аллюра.”

Бароло, Новый большепризный конь Шарлотты

А Валегро – от Negro, опять-таки коня не современного типа, но он дает силу, а заводчики ушли от концепции силы в поисках чистокровной красоты…

“Я не думаю, что это проблема выведения. Я считаю, что это проблема тренинга. Я считаю, что качество лошадей, их движения и типы, стали значительно лучше. Они более естественны, а та гипертрофированная экспрессия, которую мы с вами видим, — это результат неправильной работы, неправильных действий. Многие считают, что проблема в заводчиках, а я убежден, что проблема все-таки в неправильном тренинге или же в системе, которая не берет во внимание здоровье лошадей. Лошади не должны двигаться в максимальном режиме из недели в неделю.”

“Лошади, которых мы купили здесь, в Хересе, имеют сильные задние и передние ноги, сильное тело, но мы не отрабатываем элементы выездки все время. Шаг, рысь и галоп на длинном поводе (перев. long reins  — Возможно имеются в виду вожжи) учит их естественным образом беречь себя. Они не находятся под постоянным давлением, которое ожидается от них на боевом поле.”

Говоря о Рио, был намек, что вы возможно метите на другую роль в будущем…

“Я говорил это в Лондоне… И мне кажется, что я соврал. В Лондоне я сказал: «Ну вот и все, парни, пожалуй я ухожу», но естественно никуда не ушел…”

Вы как Роберт Довер

“Именно поэтому я не хочу делать никаких публичных заявлений. Это реально смешно. Мне кажется, Роберт четыре раза публично уходил на пенсию. Я не собираюсь делать публичных заявлений, но мне очень сложно сохранять энтузиазм для соревнований. Я обожаю работать верхом, тренировать, готовить лошадей… Но я не хочу всю жизнь участвовать в соревнованиях. Если в это серьезно ввязываться, то придется ездить в составе команд, а для этого нужен особый драйв, которого мне сейчас определенно не хватает. Последние десять лет его вернула Шарлотта.”

Вы готовы к Рио?

“Да, вполне готов! Еще на несколько месяцев меня хватит! Но после этого… интересно…, потому что Нип Так является одним из моих любимчиков, и я хочу ездить на нем все время. Мне очень импонирует его щедрость… Каждый раз, когда я готовлюсь сесть на очередную молодую лошадь, я говорю «Этот хорош», а Шарлотта отвечает: «Тогда тебе придется следить за его ростом от начала и до конца» , а я отвечаю: «Ну, я не то имел в виду!»…

Сколько у вас молодых лошадей?

“Двадцать.”

Ох, а сколько всадников?

“Трое – Шалотта, я и новая всадница Эми Вудхед (Amy Woodhead) – ей всего 23, и ее сестра Холли 22 лет в прошлом году была в составе британской сборной по троеборью на чемпионате Европы. Они обе – очень хорошие всадницы. Эми в прошлом году впервые проехала Большой Приз, точнее, она трижды его проехала, каждый раз на 70% и это без опыта, так что я возлагаю на нее большие надежды. Ну, и у нас есть берейторы, которые просто моционят лошадей.”

Есть ли у вас какое-то любимое место, где вы покупаете молодняк?

“Где бы то ни было. Честно говоря, в Англии все еще есть хорошие лошади. И они дешево стоят. Не могу заставить себя поехать к заводчикам, которые разводят этих супер-муверов. Мне нравится находить сырых лошадей по закоулкам. Сейчас у меня в работе очень интересная кобыла, которую я купил по соседству за 4 тысячи фунтов. У меня есть соседка, которая позвонила мне однажды и сказала, что на соседнем с ней скаковом поле бегает какая-то лошадь, не похожая на скаковую …”

Вы купили чистокровную лошадь?

“Это Димаджио (Dimaggio), и она просто мечта. Она лучших выездковых линий. Я спросил подругу, что она здесь делает, и она сказала, что понятия не имеет, но эта лошадь продается. «Сколько?» — «4,000 фунтов«. — «О боже, и я могу ее купить?» — «Да, покупай«. И мы ее купили. Я попросил не говорить, что покупатель именно я, потому что не хотел, чтобы они задрали цену. Когда нужно было забирать лошадь, моя машина (без опознавательных знаков, надписей и логотипов) не завелась, и мне пришлось брать коневоз Шарлотты с ее фотографиями и именем. Но к тому времени было уже поздно. Лошадь была куплена. Я был доволен, так как думал, что купил лошадь по хорошей цене… Пока не встретил ее прежнего владельца, который сказал мне: «Ты считаешь, что купил ее по хорошей цене? Мне она досталась бесплатно, потому что была сучкой в заездке!». Забавная история. Мне нравятся такие истории и такие лошади, а эта лошадь чертовски хороша.”

Перевод: Давыдова Ксения

Talking Dressage with Carl Hester

Интервью с бывшим ветврачом голландской сборной Яном Греве

Ян Греве уходит в отставку

Он танцевал на краю кратера вулкана, но смог удержаться от падения

Несчастные лошади всегда ищут возможность «повеселиться»

Ведущий конный журналист Якоб Мелиссен взял интервью у бывшего ветеринара голландской сборной!

3го января 2018 года Яну Греве исполнилось 70. Возраст для него не повод уходить в отставку, но серьезно поразмыслив, он все-таки решил покинуть пост ветврача в Голландской федерации конного спорта. Это решение было принято на кануне его 40-летнего юбилея в должности ответственного за ведущих конкурных, выездковых и троеборных лошадей. «С моим мнением считались все меньше, и я решил уйти, пока это не стало критичным».

В 1979 председатель Голландской ассоциации смешанных соревнований (Dutch Composed Competition Association) Карл Деннебоом (являющийся также председателем Military Boekelo) предложил ему занять пост ветврача сборной по троеборью. «Тогда я еще работал  в клинике Эверта Офферейнса в Бош-ен-Дуин”, говорит Ян. “Помимо всего прочего, я прошел практику у Эверта и съездил на Олимпиаду в Мюнхен. После Кубка мира в Стокгольме в 1990 я уволился, главным образом из-за большого давления, которое оказывал на все происходящее Эдди Штиббе.”

В 1990 по просьбе Ханса Хорна Ян перешел в конкур. «В 1996 мой сын Виллем участвовал в Чемпионате Европы в пони классе. Я решил к нему присоединиться и поехал на Олимпиаду в Атланту. Хорошее было время. После были юниоры и дети-конкуристы, иногда взрослые. Мой друг Ари Хоогендоорн, ветеринар клиники Деватермолен в Хааксбергене был назначен ветврачом сборной по выездке и полетел в Гонконг (2008), а после я занял его место, а он перешел во взрослый конкур класса A.”

“В процессе подготовки к Олимпиаде в Лондоне (2012) возник конфликт с тренером национальной сборной Съефон Янссеном. План, который я разработал для Парциваля очевидно был недостаточно быстрым, поэтому он в одностороннем порядке его пересмотрел без учета моего профессионального мнения. В такие моменты я всегда занимаю позицию «Вперед, делай все сам». Уйти в тот момент было очень просто. Я несу ответственность за свою работу, но не за действия других людей, особенно, когда меня не хотят слышать.”

Оборачиваясь назад, с кем вам было приятнее всего работать как ветеринару?

“Я с удовольствием вспоминаю те годы, когда работал с троеборцами. Это была настоящая работа ветеринара. Мне очень нравилось работать над развитием физической формы и восстановлением после кросса. Что касается работы ветврача сборной, то мой любимый период жизни – это работа с детьми и юношами в конкуре. Сначала я работал с великолепным и временами упрямым тренером Дааном Наннингом. Помню, как он отказался заменять однозначно провального основного всадника на своего сына Нильса, который был в резерве. Так мы потеряли золото! Очень жаль, что социальное давление так сильно сказывалось на Даане.”

“После этого я какое-то время работал с прекрасным человеком, тренером голландской сборной Свеном Хармсеном. Мы вместе ездили смотреть лошадей для сборной. Это позволило мне быть в курсе того, какие лошади были слабее, кто из них требовал особого внимания, кто был в лучшей форме. Мы всегда консультировались друг с другом, даже когда команда была сформирована. Свен подходил и спрашивал: «Как думаешь, кого лучше выбрать — этого или того? Кто выдержит?». Мы успешно сотрудничали еще и потому, что никто из нас не ныл и не ходил вокруг да около, а прямо говорил, что думает, с уважением к собеседнику.”

Почему вы уходите в отставку?

“Жизнь – это выбор между болью и удовольствием. Мне все труднее сохранять энтузиазм. Я постепенно пришел к тому, что удовольствие от работы с командой больше не перевешивает те усилия, которые мне приходится предпринимать. В последние два года эта мысль посещает меня все чаще. С другой стороны, разве не нормально уходить на пенсию в семьдесят лет?

Что причиняет вам боль?

“Я пытался выкладываться в выездке так же, как до этого выкладывался в троеборье и конкуре. Поначалу меня принимали с недоверием, потом оно вроде прошло, но не полностью, несмотря на сотрудничество с такими всадниками, как Марк Сульц, Съеф Десмедт, Жак Маре и Вероника Свагемейкерс.”

“Контакт с действующим тренером национальной сборной минимален, поэтому я все время опаздываю вместо того, чтобы действовать на опережение. Важно, чтобы оба хотели играть в одной команде. Какова моя роль в соревнованиях? Если понимаешь, что больше не приносишь пользы, нужно уходить. Поворотным моментом является минута, когда спрашиваешь себя: «Зачем я это делаю?». Дома у меня компания из 8 человек и несколько сотен голов лошадей, включая жеребцов.”

Почему топовых выездковых лошадей так часто снимают перед важными соревнованиями?

“Мир выездки очень консервативен. Люди не думают, что делают, руководствуясь принципом «мы всегда так делаем». Перед тем, как лошадь выходит из денника, ее бинтуют на все четыре ноги (как будто они собираются делать не знаю что!), и по-моему это перегиб. То же касается тренировки перед соревнованиями. Там тоже перегибают, причем вдвойне, вместо того, чтобы думать о физическом комфорте и счастье лошади.”
“Мне бы очень хотелось иметь больше влияния на администрацию. Когда видишь, что на протяжение многих лет ничего не меняется, это то же подталкивает к уходу. Например, я много раз пытался указать на то, что на разминке лучше сократить нагрузку, чтобы просто размять и расслабить лошадь, а не повторять элементы.”

“Всадники в выездке не уверены в себе и то и дело пытаются убедиться в том, что умеют. Они сильно перегибают палку, поэтому я не стесняюсь говорить, что большинство медалей теряется на разминочном поле.”
 
Есть ли разница между конкурными и выездковыми лошадьми?

“Разница огромная и с годами продолжает увеличиваться. Конкурная лошадь должна быть умной, она должна думать вместе со всадником и принимать решение за долю секунды. Это необходимо, так как всегда существует вероятность того, что что-то пойдет не так. Но для выездковой лошади это нежелательно.”

“Всадникам в выездке нужна лошадь, которая не будет думать вместе с ними. Им нужны рабы, которые изо дня в день будут делать одно и то же. Каждое движение как лошади, так и всадника, контролируется. Если при всех перечисленных условиях лошадь остается свежей и жизнерадостной, вы победили. Примерами таких лошадей являются Тотилас, Парциваль, Ватермил Скандик (Watermill Scandic HBC). Но в целом фривольности в выездке больше нет. Рутина изо дня в день, как будто всадник не доверяет лошади.”

“50 раз повторить пиаффе, а затем еще раз, чтобы убедиться в его качестве. Когда лошадь выходит на боевое поле, она больше не может работать. Логично же? Прелесть верховой езды заключается в том, чтобы лошадь делала то, что мы от нее хотим. Поэтому нужно мотивировать лошадь, но ни деньги, ни лакомства здесь не помогут. Лошадь нельзя заставить. Как говорит мой друг Дэвид Хоппер: ‘Лошадь нужно уметь перехитрить!’”

Все ли хорошо в спортивной выездке?

“Конечно нет. Но дело в самой дисциплине, потому что она не хочет меняться. Выездка больше не приносит зрительного наслаждения, согласны? Удовольствия больше нет. Сплошная дисциплина. Только посмотрите, как лошадям с великолепной рысью за одну маленькую ошибку сразу ставят пять. Мне знакомы лишь несколько всадников, чьи лошади получают удовольствие от работы. Позвольте им расслабиться через десять минут и попросите что-то другое!

“Слишком много всадников относятся к лошадям как к машинам. Лошади больше не компаньоны, и это сказывается на системе работы от начала и до конца. Посмотрите соревнования. Всадник сидит на лошади, а его ведут на корде, как собаку на поводке. Это страх. Всадники боятся дать лошади свободу. Но чем жестче ты ее держишь, тем скорее она попытается убежать. Очень часто выездкой движет страх. Именно поэтому церемония награждения после соревнований по выездке так часто заканчивается хаосом. В условиях тотального контроля лошади при первой же возможности стараются «повеселиться». Примером максимального контроля и доверия для меня является Жан Франсуа Пиньон: шестнадцать лошадей на свободе выполняют команды, которые он отдает языком жестов. Мурашки по коже!”

Можно ли сказать, что вы в первую очередь конник, и лишь во вторую — ветеринар?

“Да. Многие ветврачи пришли к лошади гораздо позже, а я всегда сходил с ума от лошадей и поэтому выбрал ветеринарию. Не хочу обобщать, но в выездке мне встречается очень мало людей, которые испытывают настоящие чувства по отношению к лошадям, и в любом случае дисциплина для них важнее. Они хотят контролировать то, что не поддается контролю. Нужно позволять себе больше игры. Слишком много лошадей не получает достаточного удовольствия.”

Что могла сделать Федерация, чтобы вам было интересно работать?

«Работа ветеринара сборной всегда требует оглядки. Я придерживаюсь мнения, что прежде чем зачислять лошадей в состав сборной, их нужно досконально обследовать в клинике. Только после этого я могу рекомендовать лошадь с определенными ветеринарными примечаниями. Это позволяет отмечать те ветеринарные проблемы, которые поддаются контролю, и те, которые нет. Так становится ясно, стоит ли тратить на лошадь с отрицательными результатами осмотра много сил. Я считаю, что этой процедуре должны подвергаться все лошади, которых планируют включать в состав сборной.”

“Ветеринару сборной вовсе не обязательно ездить на старты. Ветеринар должен знать, что мешает лошади и почему, что с этим можно сделать, и что и как можно исправить. Это нужно знать заранее, и это вопрос доверия. У каждого свой ветеринар, и большинство всадников не сведущи в ветеринарии. При этом некоторые считают, что олимпийская медаль на шее наделяет их более сведущими в вопросах ветеринарии, чем те, кто изучал ее в университете и имеет больше 40 лет опыта.”

“Кроме того, все они, как попугаи, повторяют одно и то же, и очень печально каждый раз осознавать, сколь ничтожны их ветеринарные познания. Мне всегда хотелось делиться знаниями, но создается впечатление, что они им не нужны. Когда я пытаюсь убедить людей в чем-то, а они не хотят меня слышать или яро спорят, я вновь и вновь испытываю разочарование”.

Правда, что вы сами приняли решение покинуть сборную на национальном чемпионате в Эрмело в 2017 году?

“Я все решил. Случилось то, что не должно было и не могло случиться. В процессе подготовки стало очевидно, что одна лошадь на грани. За две недели до чемпионата я сделал полный осмотр коня и детально объяснил каждому, кто имел к нему отношение, что и как нужно делать, чтобы подвести его к чемпионату Голландии и впоследствии Европы. Я четко разъяснил, что можно, и что нельзя. Мы написали план работы для подготовки к чемпионату Голландии и планировали в субботу-воскресенье посмотреть, как идут дела, и решить, сможет ли лошадь стартовать на Европе.”

“В субботу утром я приехал в конюшню и спросил, как лошадь. Мне сказали, что «хорошо, но решение уже принято». Я был ошарашен и спросил, что случилось. Мне ответили, что в пятницу вечером им сообщили, что на Европу они не поедут. Я ничего об этом не знал.  Меня это задело. Ты строишь план, вовлекая в него все заинтересованные стороны, а им до этого нет дела. По крайней мере, можно было спросить мое мнение… Если тренера сборной по той или иной причине не интересует мое мнение, что я делаю в команде? Решение же должно было быть принято в воскресенье утром, а не 36 часами раньше!”.

Чего, на ваш взгляд, не хватает всадникам в выездке?

“Большинству не хватает эмпатии. Они изо дня в день делают одно и то же и в конце концов чувства притупляются. Внесите больше разнообразия в работу — упражнения на растяжку, кавалетти, галоп и силовые упражнения, и следите за тем, чтобы они не превращались в скучную рутину. Эпке Цондерланд, голландский олимпийский гимнаст, на тренировках работает не только на турнике. От вас требуется сделать работу интересной для лошади. Она должна получать удовольствие от тренировок. Многие всадники в выездке не понимают, что лошадь внимательнее слушает того, кто меньше ей мешает своим телом. Они в это не верят, но это так. Книга «Гимнастирование лошади» (‘Das Gymnasium des Pferdes’) Густава Штейбрехта написана человеком, который понимал лошадей. Он знал, как функционируют лошади. Работа с лошадью логична. Ручей нельзя заставить течь вверх по склону холма. Есть законы природы, которыми нельзя пренебрегать”.

Вы ушли в отставку. Оглядываясь назад, чем вы гордитесь?

“За все те годы, когда я занимал должность ветврача сборной, ни одна из моих подопечных лошадей не была уличена в допинге. Безусловно, я делал то, что не разрешается, но это было необходимо, так как до меня частные ветврачи допустили ошибки. Работу ветврача сборной можно сравнить с танцем на краю кратера вулкана: нужно четко понимать, что можно сделать, а что недопустимо. Нужно все время держать в голове возможные последствия своих действий.”

“После Гонконга появились новые правила, которые сильно все упрощают. Раньше было больше возможностей для хитрости. Все работало по принципу «Можно все, что нельзя обнаружить». Сейчас дозволяется гораздо больше, но при условии, что мы заранее это запрашиваем. Кое-что остается запрещенным, и это правильно. Открытость дает возможность помогать лучшим лошадям. Атмосфера хитрости ушла в прошлое. Раньше я не боялся, что лошадь, за которую я отвечаю, будет поймана на допинге, но и тогда я трезво оценивал свои шансы, прежде чем идти на риск.”

Биография Яна Греве

Ян Греве год отучился в сельскохозяйственном колледже города Вагенинген, но понял, что это не его, и пошел в армию. Он служил в Амерсфоорте и волей случая оказался связан с лошадьми во дворце Сустдейк. В его обязанности входило с определенной периодичностью привозить лекарственные препараты для лошадей из клиники Эверта Офферейнса в в Бош-ен-Дуин. Этот опыт подтолкнул его к тому, чтобы после армии поступить на ветеринарного врача. В течение многих лет он работал вместе с легендарным Офферейнсом в Бош-ен-Дуин. В 1981 ему пришлось сделать выбор между Офферейнсом и семьей. 1 января 1982 он вернулся на ферму своих родителей в Хааксбергене и открыл клинику Деватермолен.

“Половина работы ветеринара заключается в поиске ветеринарных оправданий иппологической безграмотности.”

Ян Греве является одним из наиболее успешных заводчиков теплокровных лошадей в мире. Его мнение о современном коневодстве в следующей статье.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник:

Dutch Vet – Jan Greve – An explosive interview…