Блог

Галилео: обретение прямолинейности и включение зада

Автор: Габриэль Даро

Перевод: Давыдова Ксения

Работать с Галилео, — пробежным мерином арабской породы, — было очень интересно.

Характерное для арабов строение не располагает к продольному вытягиванию и движению от зада, но благодаря упорству его хозяйки Бетани и грамотной подготовительной работе на корде, он все-таки научился двигаться вперед и вниз. Основной сложностью в работе было научить его не торопиться и включать постуральные мышцы, выровнять его относительно линии окружности посредством ведения его бичом в стабильном контакте.

Под седлом было очевидным отсутствие прямолинейности, осложненное старой травмой шеи. Правосторонняя асимметрия, которая обычно выражается в более явном развороте диафрагмы вправо при движении, в его случае сопровождалась совершенно противоположным выталкиванием всадника влево.

Галилео — наглядный пример того, как важно для лошади обрести истинную прямолинейность на вольту, а не компенсировать ее на визуальном уровне.

Это значит, что с вогнутой стороны (справа в случае Галилео) всадник должен сопровождать сгибание лошади, отказавшись от компенсации посредством натяжения внешнего повода и ослабления внутреннего. Мы работали с Галилео, сохраняя мягкий, но стабильный контакт во внутреннем поводе, и полностью отдавая внешний, чтобы он не имел возможности в него ложиться.

В то же время, помимо контакта, важно обращать внимание на свое положение относительно позвоночника лошади. Всадник должен вытягиваться по внутренней стороне (особенно важно в случае Галилео который выталкивал всадника наружу), и ногами (шенкелями) вести лошадь по окружности.

Поначалу Галилео валился внутрь и уменьшал радиус вольта, избегая контакта с внутренним поводом и ища привычной поддержки во внешнем. Было важно не поддаться на провокацию и дождаться того момента, когда он изменит траекторию движения задних ног и включит нужные мышцы. Когда это произошло, он перестал крестить и начал ступать внутренней задней ногой в след внутренней передней. Это позволило ему взять контакт с внутренним поводом, перестав уходить от него за вертикаль. Он стал глубже ступать левой задней ногой под корпус и нести себя в равновесии, перестав вываливаться внешним плечом и упираться во внешний повод. Обретя прямолинейность, он начал нести себя по окружности и увеличивать радиус без поддержки внешнего повода.

Нам пришлось несколько раз повторить этот процесс, так как он не мог подолгу сохранять новообретенное равновесие.

При движении налево нам нужно было научить его правильно сгибаться, не позволяя ему ложиться на внутренний повод, поскольку это не позволяет глубже ступать левой задней ногой под корпус. Нам пришлось активно «массировать» его внутренним шенкелем, чтобы добиться смещения диафрагмы наружу, и поддерживать сгибание внешним шенкелем. При этом мы просили согнуться в шее и затылке внутрь, то и дело отдавая повод, чтобы он глубже ступил внутренней задней ногой под корпус. Возможно, из-за старой травмы шеи и привычки больше вываливать диафрагму налево, ему было проще правильно двигаться налево.
Научившись двигаться прямолинейно в обе стороны, он естественным образом включил зад, поднял спину и округлился под всадником. Поскольку он не привык работать постуральными мышцами, не обладающими должной силой, округдение дается ему непросто, и периодически он закручивается за линию отвеса. Это нельзя считать неправильным, так как это закручивание он предлагает сам, работая постуральными мышцами, а не под воздействием повода.
Бетани молодчина. Она смогла отказаться от управления поводом и переключиться на управление корпусом (постуральное управление). Это было для нее непросто, но она смогла. Управление корпусом позволяет стать с лошадью одним целым, и контроль превращается в партнерство в равновесии.

Бетани лонжирует Галилео. Контакт помогает ему вытянуться вперед и вниз.

Обучение лошади прямолинейности и правильному сгибанию. На первой фотографии — стабильный контакт с внутренним поводом и отдача внешнего сопровождается смещением моего веса внутрь для создания постуральной колонны — оси сгибания.

Вторая фотография — то, к чему мы пришли. Лошадь прямолинейна и двигается от зада. Теперь она может округлять спину и вытягиваться вперед и вниз.

Ищем прямолинейность движением налево.

Примечательно, что грива перекинулась налево, хотя обычно лежит направо. Это признак того, что конь согнулся в «тяжелую» сторону.

Пример положения головы, которое некоторые считают неправильным — нос за вертикалью. На самом деле это всего лишь результат работы постуральных мышц.

Конь хорошо работает задом, что выражается в синхронном выносе диагоналей и возможности отдать повод. По мере того, как постуральные мышцы укрепятся, он сможет выше держать голову.

Галилео демонстрирует проводимость. Мягкий контакт обеспечивает необходимую ему свободу.

Хорошее вытягивание по правой стороне.

Хорошее сгибание налево с телескопическим вытягиванием шеи к контакту. Бетани совершенно правильно держит руки чуть внутрь, направляя его голову и шею, а корпусом просит согнуться.

Прекрасная работа зада.

 

 

Мне больше не нужны послушные лошади

 

Добрые, душевные… Таковы лошади. Им необходима гармония и баланс во всех сферах жизни, покой и мир с собой, сокойствие в табуне и в окружении. При этом я то и дело слышу о проблемах и сложностях, которые большинство людей испытывает со своими четвероногими партнерами. Неуправляемые, дурные лошади… по крайней мере, так о них отзываются. Так насколько естественно такое поведение для лошадей?

Все знают о необходимости регулярного тренинга лошадей, и все следуют этому правилу. Нам всем хочется иметь послушную и беспроблемную в содержании лошадь, что идеально как с позиции человека, так и с позиции лошади. Однако на мой взгляд, мы во многом слишком далеко заходим в воплощении этой идеи. Мы то и дело пресекаем естественное поведение и реакции лошади ради личного удобства. Мы очень часто просим лошадь перестать вести себя как лошадь, потому что нас это напрягает. Ох, если бы лошади спокойно стояли, когда нам это нужно, или шли вперед без лишних вопросов, когда мы их об этом просим… Но это ли нам надо? Это ли то, что вы хотите?

На протяжении многих лет меня впечатляли послушные лошади, потому что мне нравилось их видимое добронравие. Лошадь, которая не пробует то и дело щипнуть травы в процессе работы и не задает вопросов, когда всадник на хочет сесть в седло. Как это, должно быть, просто, думала я. Но однажды мое мнение изменилось, и все, что меня раньше впечатляло, стало вызывать сомнения и вопросы. При ближайшем рассмотрении, я не видела в этих послушных лошадях счастливых, довольных, уравновешенных животных. Безусловно, есть исключения, но большинство этих лошадей не были послушными. Они были замкнутыми, испуганными… отчужденными… Я четко осознавала, что это не то, к чему я стремлюсь. Заглядывая в глаза этим лошадям, я явно видела, что все это было красочной оберткой, под которой пряталась тоска и печаль.

Примерно в то же время я выпустила своих лошадей на пастбище площадью 40 га и убедилась в своем предположении. После переезда объем работы (тренинга) свелся к минимуму. Несмотря на это и на возможность беспрепятственно проявлять свою природу, лошади начали с большим удовольствием сотрудничать со мной. Как бы это ни противоречило тому, что мне говорили, чем больше я оставляла лошадей в покое, тем «лучше» по человеческим меркам они становились. Поначалу мне в это не верилось, но вдруг все встало на свои места: более естественные условия содержания, удовлетворяющие большую часть их естественных потребностей, мои лошади все больше синхронизировались с состоянием гармонии и баланса. Это давало им психологическую силу справляться с моими требованиями, в то время как внутренне они также чувствовали себя лучше. Все эти факторы делали их более послушными, терпеливыми и добронравными.

Я искренне верю, что, если лошади дать выбор, она будет с удовольствием сотрудничать с человеком ради сохранения равновесия, гармонии и мира. Но наши иногда завышенные требования не дают им такого шанса. Мы просим их отказаться от инстинктов, потому что нам они неудобны. При этом мы не видим, что, удовлетворяя их потребности, мы можем без труда избежать большинства «проблем». Лошадь, которая достаточно гуляет, лучше стоит на расчистке. Она будет делать это совершенно естественно, так как ей комфортно и хорошо. Стоя, она может расслабиться, ибо ее потребности в движении удовлетворяются. Лошадь, которая достаточно ест, не будет отвлекаться на пучок травы на прогулке в лесу просто потому, что ее потребности в пище удовлетворены, т.е. она не голодна.

Наша обязанность — помочь лошадям понять и вписаться в наш человеческий мир, но это не должно быть связано с лишением их их лошадиной природы. Лошади должны оставаться лошадьми, даже живя с человеком, и по моему опыту, они с удовольствием сотрудничают с нами, если им по-доброму дать такую возможность. Они знают, как вести себя с более слабыми существами, коими являются люди, но им должно быть психологически комфортно. Чем больше мы лишаем их естественных условий жизни, тем больше «проблем с поведением» мы получаем, и в результате лошади становятся опасными. Когда лошади хорошо, а ее базовые потребности удовлетворены, у нее нет смысла плохо себя вести. Но мы почему-то хотим получить все и сразу. Мы хотим, чтобы они смирились с тем, что мы ограничиваем их свободу движения и пастьбы, естественные пищевые привычки и контакт с собратьями, и в то же время требуем быть «хорошей лошадью», которая выполняет все, что от нее просят. Я не могу понять, с чего это люди решили, что такая стратегия игры будет успешной…

Потому сейчас я заявляю, что мне больше не нужны послушные лошади. Меня больше не впечатляют лошади, которые делают только то, что от них просят. Я больше не требую от своих лошадей слепо следовать моим командам. Я хочу видеть лошадей, находящихся в контакте с самим собой, лошадей, которые знают, что для них хорошо, а что плохо. Вы можете подумать, что им не составляет труда чувствовать, что для них хорошо, что им нужно и как себя вести. Я тоже так думала до тех пор, пока не осознала, что это не так. По крайней мере,в нашем человеческом мире, в котором от них требуют отказаться от естественных поведенческих проявлений. В какой-то момент напряжение и стресс приводят к тому, что они взрываются, кусаются, убегают и т.д.

Многие лошади теряют контакт с внутренним компасом и становятся беспомощными, зависимыми существами, которые нуждаются в нашей заботе. Они забывают, какого это — быть лошадью, — и превращаются в слуг человеческой креативности и амбиций. Раньше это меня впечатляло, потому что мне было комфортно, но я не понимала, что, чем послушнее лошадь, тем больше она рискует потерять себя, уходя от своей независимости. Нельзя сейчас лишать лошадей их естественного поведения, а затем ожидать, что они смогут жить самостоятельно. Потом, лошади начинают шарахаться собственной тени, ветра и прочих «страшных вещей»… и это противоестественно. Лошади могут быть послушными и оставаться собой, но это встречается сейчас крайне редко. Чтобы осознать это, нужно пройти через ряд дурных лошадей, которые забыли, как быть лошадьми. Честно говоря, это вовсе не то, к чему я когда-либо хотела прийти. Я же влюбилась в дикую, неприрученную сущность лошади.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Вариант исполнения плечом внутрь от Маноло Мендеса

«Плечом внутрь наружу» – это упражнение, которое Маноло практикует изо дня в день, адаптируя под каждую лошадь посредством индивидуального выбора радиуса начального вольта. Начинать нужно с большого радиуса.

Вот описание упражнения, написанное тренером, участником и зрителем мастер-классов Маноло, Моникой Уитмер:

«Движение наружу плечом внутрь – то упражнение, которое Маноло вводит в работу, как только лошадь научится сбалансировано двигаться плечом внутрь по диагонали.

Маноло называет его «Плечом внутрь (с движением) наружу». При езде направо, оно подразумевает выполнение полувольта диаметром примерно 15м на Н с выходом плечом внутрь на диагональ, когда плечи смотрят на В. Это упражнение похоже на уступку с той лишь разницей, что лошадь согнута, а не прямая, плечи ведут, а ноги перекрещиваются в три следа, в то время как уступка подразумевает крест в 4 следа, что, по мнению Маноло, «разъединяет» перед и зад.

Он считает, что, не разворачивая таз, лошадь не может крестить задом, не задевая одной ногой другую, а разворачивая таз, она прогибается, что противоречит глобальной цели подготовки молодой лошади. Поэтому боковые движения с молодой лошадью лучше начинать с плеча внутрь. Можно, конечно, попробовать выполнить его по стенке, но в этом случае лошадь может задеть стенку, стремясь вернуться на исходную траекторию движения вдоль нее.

Выполнение плеча внутрь с движением наружу строится на желании молодой лошади вернуться на стенку, поэтому всадник всего лишь корректирует манеру движения. С совсем молодой или негибкой лошадью можно начать с 18-метрового полувольта, и выполнить всего несколько шагов плечом внутрь.

По мере того, как лошадь поймет упражнение и разовьется физически, полувольт можно уменьшить до 12 или даже 10 метров.

Очень важно правильно выполнять упражнение. Не нужно выполнять полный полувольт, так как в этом случае вы отклонитесь от верной траектории движения. Нужно выйти с него чуть раньше, чтобы лошадь продолжила движение наружу с тем же сгибанием. Также важно, чтобы всадник сидел в направлении движения.

Всадники слишком часто перерабатывают внутренним шенкелем и плечами наклоняются в сторону, противоположную движению. Важно также следить за тем, чтобы внутренний шенкель работал у подпруги, так как, если он смещается назад, то толкает зад.

Некоторые лошади задом работают быстрее, чем передом, и смещение шенкеля назад ухудшает картину. Руки задают движение. При движение плечом внутрь налево, как в примере выше, руки смещаются таким образом, чтобы правая рука оказалась ближе к холке, правая нога у подпруги, вес всадника смещается влево. Окончив упражнением, всадник смягчает руки и ждет, что лошадь потянется вперед и вниз, раскрывая линию верха на прямой. Руки должны быть на одном уровне и расстоянии от холки и смотреть вперед. Угол упражнения не должен быть слишком крутым. Маноло сравнивает данное упражнение с движением грейдера, который смещает грунт под углом».

Очень важно, чтобы, когда лошадь встает на стенку, всадник выпрямлялся сам. Левый и правый повод должны быть одной длины, поощряя лошадь к тому, чтобы потянуться вперед и вниз, растягивая линию верха.

Самая распространенная ошибка – то, что всадник забывает выпрямиться, ведет лошадь в слишком тяжелом контакте, так что лошадь не гнется, а искривляется.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

 

Ута Грэф: 9 советов, как классическими методами улучшить качество сгибаний

1) Заложите хорошую базу и развейте прямолинейность при помощи боковых движений: уступки, плечом вперед, плечом внутрь, траверс

2) Больше кривых: серпантины, спирали (внутрь и наружу), вольты, восьмерки

3) Осторожно проходите углы, особенно на контргалопе. Следите за тем, чтобы характерная для галопа фаза подвисания не пропадала.

4) Выходите на боковые элементы из углов или с вольтов, чтобы просто сохранять заданную степень сгибания, не корректируя ее.

5) Заканчивайте боковое движение, как только теряете сгибание. Чтобы согнуть лошадь, выполните вольт или серпантин, и выходите на боковые движения с них.

6) Если теряется качество сгибания, выполните плечо внутрь или уступку шенкелю и начните все сначала.

Попробуйте:

7) Ездите вокруг конусов или препятствий (вольты, восьмерки, серпантины)

8) Поездите по квадрату вдали от стенки. Чередуйте принимание с уступкой. Уменьшайте квадрат, когда выполняете уступку, и увеличивайте на принимании. Когда лошадь станет хорошо отвечать на шенкель, выходите на принимание со сгибанием. Не теряйте сгибание на подходе к стенке, иначе упражнение нельзя считать выполненным. Лучше завершить диагональ уступкой или пройти по второму следу ранверсом. Лошадь должна перекрещивать ноги, не теряя импульса к концу упражнения.

9) Чередуйте пологие и крутые принимания.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник:

9 Tips for Better Flexion and Bend from Uta Gräf

Маноло Мендес о базовой подготовке и прямолинейности — Часть 3

Часть 3

Читать Часть 1 Часть 2

Маноло Мендес был первым шеф-берейтором и одним из шести членов-основателей Королевской андалузской школы верховой езды в Испанском Хересе. Эта школа — одна из четырех классических школ наравне с Кадр Нуар в Сомюре, Испанской школой верховой езды в Вене и Португальской школой верховой езды в Лиссабоне. Имея за плечами более 40 лет опыта классической выездки, Дома Вакера и конкура, Маноло посвятил себя методу мягкой, гуманной и основательной физической и моральной подготовки лошадей до уровня Большого приза и Высшей школы.

Дуги большого радиуса

Затем можно добавить пятиметровую дугу

Одиночная дуга 5 метров по длинной стенке

Это упражнение может показать простым, но таковым не является. Выполнять упражнение нужно мягко, нельзя резко просить лошадь изменить степень сгибания, которая зависит от радиуса поворота. Лошадь нужно мягко подвести к выходу на петлю. Придется потратить много времени, чтобы развить баланс и физическую форму лошади так, чтобы она легко сгибалась по всему позвоночнику от затылка до хвоста.

Если сгибание выполняется неожиданно, а команда дается закрепощенными, жесткими руками, затылок и позвоночник лошади закрепощаются. Распространенной ошибкой является требование слишком большого сгибания. Иногда всадники также забывают менять сгибание. Сгибание должно быть легким, с ним нельзя переусердствовать.

Если лошадь искривлена направо, ей будет проще сгибаться направо и сложнее налево. В задачи всадника входит добиться равномерной работы обеих сторон. Нельзя работать «в легкую сторону» и расстраиваться из-за сложностей с работой в «тяжелую». Вместо того, чтобы ориентироваться на программу тренинга согласно возрасту, породе, дисциплине или графику соревнований, следите за линией позвоночника и видимой симметрией/асимметрией в теле лошади.

Пятиметровую дугу следует выполнять только по одной стенке манежа. Ее не нужно слишком часто повторять и многократно отрабатывать. Целью данного упражнения является достижение мягкости при сгибании и знакомство лошади со сгибанием, которое со временем станет больше.

От всадника это упражнение требует чувства равновесия и ритма лошади, чтобы помогать ей ровно и спокойно менять степень сгибания.

Важно, чтобы всадник не вступал в конфликт с лошадью, если упражнение не получается.

Мне очень часто приходится работать со всадниками, которые обвиняют лошадь в лени, в том, что «она пытается от чего-то отделаться» или лежит в одном поводе, когда ее просят делать то, к чему она физически еще не готова и не понимает, что от нее хотят. Всадник расстраивается, иногда начинает резко дергать лошадь, чтобы она перестала ложиться в повод, а лошадь еще больше путается, теряется и возбуждается. Если вам нужны партнерские отношения с лошадью, необходимо вернуться на шаг назад и проанализировать, что происходит. Моя лошадь может выполнять это упражнение в одну сторону и не может в другую? Она асимметрична? Правильно ли подогнано железо? Достаточно ли понятно и правильно ли я даю команды? Не мешаю ли я лошади?

Только при симметричном развитии лошади она может двигаться прямолинейно и сбалансированно. Всаднику следует помнить, что при работе направо, он также работает лошадь и налево, и наоборот. Вместо того, чтобы бороться с лошадью, анализируйте ее ответы и ищите упражнения, которые ей помогут. Работа над прямолинейностью и гибкостью должна быть постепенной и последовательной.

Если вы будете помогать лошади, она заметит это и ответит вам большим доверием и желанием угодить.

Секреты работы с молодой лошадью читайте в нашем блоге, посвященном базовой работе и реабилитации лошадей

А сейчас поговорим о ценности упражнения «5-метровая дуга»

Пятиметровая дуга является первым шагом к серпантину из 3х петель, но увеличивать дугу до 10 и 15 метров, а также выполнять непосредственно серпантин из трех 15-метровых петель, можно только тогда, когда лошадь будет довольной и сбалансированной – с расслабленной шеей, носом перед линией отвеса, в хорошем контакте. Но все это будет много позже: от молодой лошади нельзя просить 15-метровую петлю.

Одиночная дуга по длинной стенке

Источник иллюстрации

Если лошади сложно сгибаться в одну сторону, нельзя применять силу. Более того, нужно избегать любого сопротивления. Например, если лошадь немного зажата при выполнение 15-метрового серпантина из 3х петель направо, начинайте это упражнение налево и превратите среднюю петлю в 15-метровый вольт. Это позволит вам мягко работать над проблемой, не ставя под удар уверенность лошади в себе при сгибании направо. Затем можно продолжить серпантин налево, выполнив завершающую петлю.

Как ввести дуги в программу тренировок

Сейчас мы говорим о гимнастическом упражнении, а не об элементе на соревнованиях. Упражнение должно быть легким для лошади. не забывайте, что это базовая подготовка!

Техника выполнения петли направо (по часовой стрелке):

при прохождении угла лошадь сгибается и с этим же сгибанием мы продолжаем движение не по прямой, а внутрь манежа, и направляемся в сторону воображаемой линии на расстоянии примерно 5 метров от стенки. Отсюда и название упражнения — пятиметровая дуга.

Отойдя от стенки на 2,5м всадник плавно и мягко меняет постановление и сгибание лошади и проходит мимо “E” или “B” с левым сгибанием, направляясь обратно к стенке. На расстоянии 2,5м от стенки он опять плавно меняет сгибание и возвращается на стенку.

Внимание: крайне важно не сгибать лошадь силой, а просто помогать лошади сохранять ровный контакт с обоими поводьями с естественным положением головы.

Дуги являются важной частью любой программы тренинга, будучи основой работы на гибкость, поэтому выполнять их следует мягко и осторожно. От лошади нужно просить равномерного сгибания по всему позвоночнику с сохранением ритма движения. Она не должна торопиться или замедляться. И безусловно, применение силы исключено.

Если ваша лошадь довольна и способна с легкостью выполнять пологие дуги, можете начать уменьшать их радиус, отходя дальше от стенки (до10 метров).

При выполнении упражнения нужно следить за сохранением ритма и легкостью. Лошадь не должна сопротивляться. При выполнении этих условий можно говорить о том, что это гимнастическое упражнение дается лошади легко, и можно увеличивать дугу до 15 метров и переходить к серпантину.

Если вы не будете применять силу и добьетесь от лошади мягкой смены сгибания, это благоприятно скажется и на качестве других упражнений.

Перевод : Давыдова Ксения

Сайт Маноло Мендеса

Источники: http://WWW.BAROQUEHORSEMAGAZINE.COM, www.facebook.com/ManoloMendezDressage

Британское конное общество о работе за вертикалью

Впервые было опубликовано в группе Седла Strada vk.com/stradasaddles 30.12.2017
Перевод: Давыдова Ксения

Британское конное общество (The British Horse Society) выпустило документ, в котором четко разъяснило свое отношение к работе лошади за вертикалью.

«Есть ряд причин, по которым в определенный момент времени нос лошади может оказаться за линией отвеса. Некоторые из них естественны, некоторые являются результатом влияния человека, а некоторые — комбинацией первых двух.

К распространенным естественным причинам относятся: анатомические особенности, сила, недостаток энергии, баланс, адреналин и инстинктивное напряжение (по этой причине лошади часто закручивают нос за вертикаль на свободе).

К распространенным «искусственным» причинам (созданным человеком) относятся: сдерживание, неправильно подобранное железо, неправильная философия работы и недостаток контроля.

Очень часто естественные причины пересекаются с «искусственными», например, правильно выезженная лошадь в незнакомой обстановке может чувствовать себя незащищенной, что приводит к всплеску адреналина. Лошадь становится потенциально опасной, и всадник вынужденно сдерживает из соображений безопасности.

• Выездка лошади заключается в улучшении, развитии, а иногда и смещении естественного равновесия. В течение этого процесса лошади разного сложения и темперамента в поисках равновесия инстинктивно меняют положение шеи и головы, в результате чего угол между шеей и головой варьирует. Некоторым лошадям комфортно держать нос чуть за линией отвеса.

• Выезженная лошадь для получения максимальных оценок помимо всего прочего должна, оставаясь перед линией отвеса, сохранять гибкость/расслабленность спины и активное подведение зада. Эта характеристика езды, равно как и прочие, может выполняться как на 10, так и на низшие оценки.

• Если бы всех лошадей можно было выездить так, чтобы они все элементы выполняли на 10, не было бы смысла в соревнованиях. Результаты соревнований зависят от мастерства всадника и степени уверенности и выезженности лошади. Люди, которые регулярно силой удерживают лошадей за вертикалью под седлом или на корде, не отдают себе отчета в том, какой моральный и физический вред причиняют животным. Эти лошади, как правило, работают с укороченной и низкой шей без учета биомеханики, и ТАКУЮ РАБОТЫ МЫ СЧИТАЕМ НЕДОПУСТИМОЙ И ДОСТОЙНОЙ ОСУЖДЕНИЯ ВСЕМИ НАЦИОНАЛЬНЫМИ КОННОСПОРТИВНЫМИ ОРГАНАМИ.

Эти лошади чаще всего несчастливы и напряжены, неестественная работа ведет к физическому стрессу и травматизму, а также к глобальному сокращению срока службы лошади».

Сам документ на английском доступен по ссылке

Маноло Мендес о базовой подготовке и прямолинейности — Часть 2

Маноло Мендес был первым шеф-берейтором и одним из шести членов-основателей Королевской андалузской школы верховой езды в Испанском Хересе. Эта школа — одна из четырех классических школ наравне с Кадр Нуар в Сомюре, Испанской школой верховой езды в Вене и Португальской школой верховой езды в Лиссабоне. Имея за плечами более 40 лет опыта классической выездки, Дома Вакера и конкура, Маноло посвятил себя методу мягкой, гуманной и основательной физической и моральной подготовки лошадей до уровня Большого приза и Высшей школы.

Часть 2 (Читать Часть 1)

Как распознать асимметрию

Не вводите упражнения на сгибания до тех пор, пока лошадь не будет в состоянии двигаться по манежу шагом, рысью и галопом в удобном для нее ритме в легком и ровном контакте. Также важно, чтобы всадник умел пользоваться поводом одинаковой длины с обеих сторон, так чтобы контакт сопровождал лошадь и формировал ее осанку, а не мешал равновесию. Лошадь должна нести себя независимо от всадника.

Если лошадь непрямолинейна, всадник должен в первую очередь обратить внимание на себя. Очень часто всадники используют слишком много внутреннего (или внешнего) повода, мешая лошади держать голову и сгибаться. Из-за этого лошади «заваливают» голову и закрепощаются в затылке, что влечет за собой закрепощение челюсти и языка, так что лошади не могут сглатывать. Тело напрягается, и это сказывается на контакте и реакции на средства управления.

Со временем мускулатура лошади формируется неравномерно, и одна сторона становится вогнутой, а другая – выпуклой. Чем дольше всадник не работает над прямолинейностью, тем сложнее будет восстановить симметрию и добиться, чтобы лошадь одинаково работала левой и правой стороной. Реабилитировать тело лошади, чтобы она вновь обрела свободу и прямолинейность, – непростая задача.

Фото: Kathryn Barrett

Асимметрия может быть разной. Речь не только о искривлении вправо и влево или в обе стороны одновременно. Попробуйте поставить лошадь ровно и сравнить ее левую и правую стороны. Если справа и слева вы видите различия в объеме или высоте крупа, бедер, плеч, груди, затылка или шеи, значит, ваша лошадь асимметрична.

Если посмотреть на лошадь сзади, встав на табуретку или монтуар, можно заметить, что грудная клетка с одной стороны выпячивается больше, одно плечо кажется более плоским, другое – более выпуклым, одно выше, другое – ниже, шея с одной стороны кажется менее развитой, чем с другой. Эти различия в мышечной массе и перекошенность скелета свидетельствуют об асимметрии лошади, и еще больше свидетельств, вплоть до формы и высоты копыт, вы найдете, если осмотрите ее на предмет симметрии.

Прямолинейность — это то, над чем всадник работает каждый раз. Заметить асимметрию в развитии мышц и скелета можно посредством внешнего осмотра лошади. Разница в консистенции и форме мышц может многое рассказать о лошади.

Фото: Kathryn Barrett

Устранить асимметрию помогут несколько простых приемов. Например, работая верхом, следите за тем, чтобы нос лошади находился по центру груди и головы (между ушей). Особенно важно понимать, что на боковых элементах нос должен оставаться по центру груди и также между ушей. Другой способ убедиться в прямолинейности лошади, — посмотреть на грудь с земли. Проходит ли линия, разделяющая грудные мышцы, строго по середине? Не кажется ли одна сторона больше, чем другая?

Слева направо Маноло демонстрирует лошадь, искривленную вправо, прямую и искривленную влево. Обратите внимание на нос, затылок, уши, грудную клетку и грудь. Что можете сказать о всаднике?

Фото: Kathryn Barrett

Езда по кривым в два ровных повода

Когда всадник научится ездить в два ровных повода с носом лошади строго по центру, он увидит ось сгибания лошади, которая проходит между ушей по позвоночнику и репице. Боковые движения требуют работы по тому же принципу. Симметрия при сгибании обеспечивает свободу плеч лошади и делает возможным подведение зада.

Начать работу со сгибанием вам поможет простое упражнение:

двигайтесь по стенке манежа и просите небольшое сгибание при прохождении углов. Не заходите слишком глубоко в углы на молодой лошади. Помните, что, правильно проходя угол, вы проходите четверть вольта, давая лошади понять, что такое правильное сгибание на 20 метровом кругу.

Продолжение следует…

Перевод : Давыдова Ксения

Сайт Маноло Мендеса

Источник

Маноло Мендес о базовой подготовке и прямолинейности — Часть 1

Маноло Мендес был первым шеф-берейтором и одним из шести членов-основателей Королевской андалузской школы верховой езды в Испанском Хересе. Эта школа — одна из четырех классических школ наравне с Кадр Нуар в Сомюре, Испанской школой верховой езды в Вене и Португальской школой верховой езды в Лиссабоне. Имея за плечами более 40 лет опыта классической выездки, Дома Вакера и конкура, Маноло посвятил себя методу мягкой, гуманной и основательной физической и моральной подготовки лошадей до уровня Большого приза и Высшей школы.

Чем лучше лошадь понимает свою работу, и чем больше она уверена в своей способности сделать то, что от нее требуется, тем экспрессивнее и элегантнее она становится. Лошадь должна понимать каждую команду, каждое упражнение, которое ее просят выполнить.

Всадник несет ответственность за то, чтобы лошадь была правильно подготовлена к новым требованиям и упражнениям. Это подразумевает не только физическую форму, силу, гибкость и равновесие, которые необходимы для выполнения упражнения, но и психологическое спокойствием, уравновешенность и уверенность в себе. Вместо того, чтобы требовать от лошади в соответствии с ее возрастом, породой, происхождением или целями и амбициями всадника, всадник должен работать лошадь без спешки и усложнений.

Какая каждодневная работа будет наиболее эффективной для вашей лошади? Как выглядят ее мышцы, какие они на ощупь до и после работы? Как ее анатомические особенности влияют на качество работы – упрощают задачу или усложняют? Сколько времени требуется на разминку? Какие у лошади любимые упражнения, а какие она находит сложными? Насколько лошадь уверена в себе? Дерзкая она или застенчивая? Доверяет или насторожена? Что ей дается сложнее для понимания?

Корректировка программы тренинга лошади в зависимости от ее предпочтений может повысить эффективность работы по сравнению работой по одной и той же программе со всеми лошадьми.

Именно всадник обязан подстраиваться под лошадь, а не наоборот. Какой учитель лучше: тот, который меняет программу в зависимости от способностей своих учеников, или тот, который строго придерживается плана и требует от учеников успевать вне зависимости от их индивидуальных особенностей восприятия?

Только зная свою лошадь и подстраивая под нее программу работы, всадник может создать поистине партнерские отношения с ней.

Естественный шаг – залог хорошего качества аллюров

Не жалейте времени на шаг. Он должен быть расслабленным и грациозным. Нельзя слишком много нарабатывать что-то или слишком активно двигать лошадь. У каждой лошади свой ритм. Определите ритм своей лошади и работайте соответственно. Ваш таз должен быть расслаблен, чтобы седалищные кости и бедра двигались независимо друг от друга, сопровождая движения лошади. Плечи, локти и руки должны быть мягкими, чтобы не мешать движениям лошади.

Свободный шаг – основа хороших движений на всех аллюрах. Нужно помнить, что никогда нельзя мешать лошади кивать головой на шагу и галопе (на рыси лошади не кивают). Контакт в поводу должен быть ровным и сопровождать естественные движения головы лошади, ни коим образом их не блокируя. Когда лошади станет удобно, и она расслабится, я начинаю выполнять остановки, оглаживая и продолжая движение.

Хорошие рысь и галоп вырастают из хорошего шага. Можно постепенно обучить лошадь внимательно слушать язык тела всадника и различать свободный, прибавленный, средний и собранный шаг. Лошадь научится замедляться и собираться в ответ на замирание всадника и наоборот. Это позволит перестать тянуть руками.

Учебная рысь заставляет лошадь прогибаться

В возрасте трех или четырех лет, скелет лошади еще не сформирован. Молодая лошадь от природы больше на переду, а ее мышцы недостаточно крепки. Лошадь должна уметь сгибаться. Ее позвоночник должен быть гибким по всей длине. Это же относится ко всем остальным суставам. Многие работают молодых лошадей на учебной рыси, считая, что так они выглядят лучшими всадниками. Но учебная рысь до того, как лошадь правильно сформируется в мышечном плане, зажимает лошади позвонки и закрепощает таз. Со временем от слишком активной «работы конечностей» у лошади начинают болеть коленные и скакательные суставы. Лошадь устает, у нее начинает болеть спина, грудная клетка, холка. Это делает неприятной седловку и подтягивание подпруги. В результате лошадь из «работающей телом» (body mover) быстро превращается в «работающую ногами» (leg mover).

Этой цепной реакцией нельзя пренебрегать. Учебную рысь можно вводить только тогда, когда лошадь обретет свое естественное равновесие, ритм и координацию под всадником.

То же касается и галопа. Лошади любого уровня подготовки будет полезен облегченный галоп или галоп с упором на две точки.

Хороший всадник ориентируется на то, что чувствует под собой и как может снять напряжение лошади и улучшить прямолинейность

Нужно экспериментировать с ощущениями и координацией, анализировать ответы лошади и ориентироваться на них, а не работать по жесткой теоретической программе.

Для работы важно правильное дыхание. Всадники редко обращают внимание на дыхание – свое или лошади.

Всадник должен научиться глубоко дышать и «мягко». Кроме того, нужно прислушиваться к лошади и чувствовать ее дыхание. Молодые лошади зачастую дышат слишком часто, потому что ожидание заставляет их напрягаться, и потому что они еще недостаточно хорошо развиты физически. Молодой лошади очень важно часто давать передохнуть, отдышаться. Правильное дыхание способствует атлетическому развитию и концентрации внимания, потому что помогает доставлять кислород в мышечные ткани и мозг. Все спортсмены работают над дыханием. Ваша лошадь – тоже атлет. Нельзя допускать, чтобы лошадь дышала недостаточно глубоко или задерживала дыхание.

Всадник, обладающий должным уровнем чувствительности, чувствует между своими ногами грудную клетку лошади, которая расширяется и сжимается на каждом вдохе. Из-за этого мы не затягиваем слишком сильно подпругу, подбородный ремень и капсюль. Мы должны делать все, чтобы лошади было комфортно. Тугая амуниция создает напряжение в лошади.

Следя за тем, чтобы молодая лошадь оставалась мягкой, сопровождая ее естественные движения и не навязывая неестественные, не закрепощая и не сдерживая ее движения, мы помогаем лошади научиться правильно дышать.

Раннее обучение мягким переходам

Очень важно уже на начальных этапах работы думать о переходах. На молодой лошади переходы следует выполнять только по прямым, когда лошадь не торопится и не убегает от шенкеля. Не пробуйте делать переходы на вольтах – лошадь не поймет, как выполнить переход с сохранением сгибания, и вы получите в ответ напряжение и сопротивление.

Переходы нужно выполнять мягко, только от ноги или только от повода. Для молодой лошади шенкель обозначает движение вперед, а набор повода – тормоз. Молодую лошадь не следует путать, применяя оба средства управления одновременно. Пример из жизни: вы же ездите на машине, одновременно давя на газ и держа машину на ручнике.

Однако перед тем, как просить переходы, мы рукой просим лошадь чуть опустить голову и шею. Нужно добиться, чтобы на остановке нос был перед линией отвеса, — не на ней, и не за ней. Затем мы чуть отдаем повод и просим лошадь двинуться вперед от шенкеля.

Продолжение следует

Перевод : Давыдова Ксения

Сайт Маноло Мендеса

Источник

Почему высокая задняя лука и коленные упоры мешают лошади

Автор: Жан-Люк Корний

Пассивная агрессия

Эти два слова прекрасно характеризуют современную выездку, в которой посадка всадника обеспечивается высокой задней лукой и фиксирующими бедра высокими упорами. Таким образом, всадника сажают «правильно», не зависимо от того, в каком состоянии находятся его мышцы.

Результатом пассивной посадки являются агрессивные действия ног и рук, а также выраженное смещение веса, которые с позиции лошади являются проявлениями агрессии.

“И, в частности, нужно следить за тем, чтобы тончайшая тактильная чувствительность сочеталась с мышечной силой, которая нивелирует любую из наших команд, если та бессмысленна, нелогична или недостаточно деликатна». (Understanding the Perceptual World of Horses; C. A. Saslow/ Applied Animal Behaviour Science, 2002)

Согласно устаревшим представлениям, большая амплитуда аллюров является результатом работы мышц, которые активнее сгибают суставы. Однако современные исследования движений лошади свидетельствуют об ином: “Основные изменения длины, необходимые для движения, происходят не в мышечных тканях, а в эластичных связках и апоневрозе» (The role of the extrinsic thoracic limb muscles in equine locomotion. R. C. Payne, P. Veenman and A. M. Wilson. Journal of Anatomy. (2005) 206, pp 193-404)

A: Внешние торакальные мышцы, вид сбоку. B: Внешние торакальные мышцы, вид снизу. C: Внешние торакальные мышцы, более глубоко. Адаптировано из König & Liebich, 2004.

Истинным диалогом с лошадью является гармоничная тенсегрити — принцип построения конструкций, основанный на использовании элементов, работающих одновременно на сжатие и на растяжение. Видимые действия средств управления представляют собой крайние формы проявления тончайших нюансов мышечного тонуса, управляемого нашим мозгом. Лошадь чувствует все нюансы мышечного тонуса еще до того, как жест будет закончен, и сам «жест» зачастую ей мешает. Вместо того, чтобы воспринимать подчинение средствам управления как конечную цель искусства выездки, «средства управления» следует воспринимать как инструменты обучения, объясняющие лошади тончайшие нюансы мышечного тонуса всадника, которые та чувствует и интерпретирует. Наши предки пропагандировали легкость средств управления, а современная наука говорит, что диалог должен происходить на более тонком уровне.

“Кажущаяся способность хорошо выезженной лошади к экстрасенсорному восприятию намерений всадника может являться ответом на неосознанные легчайшие движения и напряжение его мышц.” (C. A. Saslow. Applied Animal Behaviour Science 78 (2002) 209-234)

Лошади комфортны легкие ощущения. Слишком явные движения и смещение веса раздражает лошадей и зачастую вызывает сопротивление.

“Возможно, что у лошади, которая считается тупой на шенкель, просто не было возможности ответить на последовательные, легкие, содержательные сигналы».” (C. A. Saslow)

Глубокие седла с высокой задней лукой сажают всадника в стимулирующую посадку которая мешает лошади легко управлять мышцами спины.

Понятие ответа на стимул серьезно устарело. Мышцы никогда не работают изолированно. Каждое движение – это сложный комплекс, включающий накопление и повторное использование эластичной энергии. На таких колебательных движениях, как шаг, рысь и галоп, ткани фасции обычно накапливают энергию, а затем отдают ее.

“При выполнении эти движений мышцы сокращаются главным образом изометрически, в то время как нагруженная фасция удлиняется и сокращается подобно пружине.” (Muscle and Tendon Interaction during Human Movements; Fukunaga et al, 2002)

Упрощенное понимание, при котором лошадь затарапливают, не позволяет ей работать эффективно и безопасно для здоровья. Перефразируя Маргарет Мид, мозг лошади нужно учить не КАК думать (подчинение), а ЧТО думать (образование). Управляемая легким языком жестов, нюансами мышечного тонуса и энергии, мозг лошади должен управлять замкнутыми кинематическими цепями.

“Механическая система интегрирует каждую часть тела, начиная с молекулы и заканчивая макроскопической анатомией, в единый функциональный организм.” (Dr Stephen Levin, Orthopedic Surgeon.)

Замкнутые кинематические цепи соединяют многочисленные части в непрерывные механические цепи, которые обеспечивают управление сложными движениями.

“Замкнутые кинематические цепи очень энергоэффективны. В контексте организма, замкнутые кинематические цепи являются гнездовыми модульными элементами разных размеров, которые создают двигательную систему, проходящую по всему организму и работающую в синергии с нервной системой.” (Dr Betsy Uhl, DVM, PhD, Dip, AVCP)

Натянутая фасция достаточно крепка, чтобы удерживать суставы. Растянутая фасция защищает суставы от деформации. При выполнении движений, мышцы противодействуют фасции, оптимизируя натяжение и предотвращая перегрузку суставов. Линии силы в фасции меняются под воздействием движения мышц и костей. Система функционирует за счет натяжения и нюансов энергии мышечного тонуса.

Гармоничная тенсегрити, нюансы мышечного тонуса, являются фундаментальными для диалога лошади и всадника. Отсутствие мышечного тонуса недопустимо. Всадник, который допускает расслабление мышц спины, при котором позвоночник сохраняет свое положение исключительно благодаря межпозвоночным дискам, подвергает свой позвоночник серьезной опасности. Натянутая фасция сохраняет целостность структуры позвоночника, снижая давление на диски. Ягодицы, поясница, мышцы верхней части бедер и все, что идет вдоль позвоночника до трапеции, выйная связка, вертикальное положение головы – все тело всадника должно находиться в гармоничном напряжении. Диалог с лошадью строится посредством тончайших нюансов мышечного тонуса и вытекающим из него воздействием на все системы, которые обеспечивают эластичность и в то же самое время сохраняют стабильность и целостность структур.

Начиная с седалища и заканчивая мозгом, тело всадника коммуницирует с лошадью посредством гармоничной тенсегрити. Грубо говоря, это диалог на уровне нюансов мышечного тонуса и энергии.

Седло должно поддерживать тенсегрити всадника, а не предлагать ей альтернативу. Глубокие седла с высокой задней лукой фиксируют ягодицы и способствуют мышечной вялости. Когда коленные упоры и фиксаторы бедер сажают всадника должным образом, не требуя от него мышечного тонуса, пассивность распространяется на позвоночник, и диалог с лошадью скатывается до агрессивного уровня жестов.

P.S. Если вы находитесь в Москве и, независимо от вашего прошлого опыта и возраста, мечтаете научиться классической легкости и тонкому, невидимому стороннему глазу управлению, то вам сюда.

Источник

Перевод: Давыдова Ксения

 

Три типа воздействия посадки на движения лошади

Очень часто приходится слышать о работе седалища/поясницы и воздействии посадки в верховой езде. «Сделай то, сделай это»… Откуда такая одержимость посадкой?

Посадка в верховой езде не сводится к области седалища, которая соприкасается с седлом. Некоторые вкладывают в это понятие много больше – все, что находится между нижним прессом и коленями.

Посадка – наиболее эффективное средство управления движениями лошади.

Сбалансированная посадка позволяет добиться независимости от рук, хорошей осанки, раскрепощения и гибкости ног, которые можно будет «включить» в любой момент. Посадка является также первостепенным фактором в нашей способности оставаться в седле, когда лошадь внезапно подскакивает.

Пассивная посадка

Как правило, новичков учат сидеть пассивно. Как следует из названия, эта посадка позволяет сопровождать движения лошади. Когда лошадь предлагает аллюр, всадник сопровождает ее движения во всех плоскостях. Основная цель такой посадки – не мешать лошади. Всадник позволяет лошади себя вести, а сам следует за ней.

Не поймите меня неправильно: пассивная посадка не так проста, как кажется. Она требует многих часов тренировок, чтобы постуральные мышцы вошли в тонус, а поясница расслабилась и стала гибкой. Затем нужно научиться работать бедрами/шлюсом, напрягая и расслабляя мышцы, чтобы сопровождение движений лошади со стороны казалось легким.

Вы на верном пути, если вас больше не «колбасит» в седле на рыси и галопе. Другим способом проверки является то, насколько свободно энергия проходит по телу лошади через зону седла к шее и голове — если энергия проходит беспрепятственно, т.е. лошадь не спотыкается, не ложится в повод, не кивает головой и не теряет ритм, знайте, вы ей не мешаете!

Преимущества пассивной посадки:

— она позволяет лошади двигаться свободно, как если бы у нее на спине не было всадника;

—  лошадь обретает уверенность и начинает доверять всаднику;

— эта посадка говорит лошади «Да!», что является для той поощрением.

Сдерживающая посадка

Иногда сопровождать движения лошади не следует. Сдерживающая посадка позволяет перебалансировать лошадь, направив ее «в горку», она показывает лошади, что вот-вот будет переход, что нужно замедлить темп или сместить баланс назад.

Вы сдерживаете движение поясницей (а возможно и бедрами/шлюсом), когда лошадь еще двигается. В правильный момент следует перестать сопровождать движения лошади поясницей, и лошадь почувствует сдерживающее воздействие через седло.

Будьте внимательны. Сдерживающее воздействие должно быть кратковременным, чтобы поток энергии мог продолжить движение. Слишком долгое сдерживание может убить импульс или стать причиной того, что лошадь без должной подготовки споткнется.

Преимущества:

— эта посадка – основа полуодержки;

— она позволяет контролировать ритм и темп не через перед, а через центр лошади;

— она помогает перебалансировать и выпрямить лошадь;

— помогает добиться прекрасных понижающих переходов.

Стимулирующая посадка

Эта посадка используется тогда, когда мы хотим получить от лошади больше – больше движения вперед, больше силы, больше импульса, больше ритма. Чтобы стимулировать лошадь, нужно толкать лошадь вперед седалищем в тот момент, когда внутренняя передняя нога отводится назад, а внутренняя задняя находится в воздухе, и на нее можно повлиять.

Ощущение такое, будто хочешь вытолкнуть седло из-под себя через холку и шею. Таким образом седалище можно использовать с совокупности с более спокойными ногами, которым не приходится постоянно толкать лошадь.

Преимущества:

— меньшая зависимость от шенкеля обеспечивает более легкое его применение;

— позволяет добиться более широкого шага задних ног и большего заступа;

— помогает добиться движения от зада и импульса.

Посадкой можно делать и другие вещи, но эти три базовые формы являются основой всех прочих вариаций. Хороший тренер и регулярная работа над собой помогут вам научиться эффективной независимой посадке, и вы будете поражены последующими успехами. Дополнительным бонусом будет то, что лошадь научится отвечать на тончайшие изменения вашей посадки, и управление станет незаметным со стороны.

И так вы станете одним из тех, кто «сидит абсолютно неподвижно, а лошадь под ним танцует»!

Для тех, кто в Москве или ближнем Подмосковье:

Мы будем рады помочь вам выйти на новый уровень владения своим телом и обрести независимую, эффективную посадку. Занятия проводит опытный тренер (стаж более 25 лет), сторонник классических принципов работы с лошадью, многократно подтвержденный КМС по выездке, один из тех, «кто сидит неподвижно, а лошадь под ним танцует!». Подробнее здесь.

Перевод: Давыдова Ксения

https://www.horselistening.com/2012/07/18/three-ways-to-use-your-seat-in-horseback-riding/