Блог

Дзен в верховой езде

Автор: Кэти Уотс

Этот пост для тех, кому не чужда философия. Многие всадники отмечают, что изучение классической выездки радикально поменяло их мировоззрение. Лично мне оно позволило обрести тот покой, которого у меня не было еще несколько лет назад. Устранив проблему цели, я почувствовала иной прогресс. Сразу скажу, что я не призываю отказываться от соревнований! Многие мои ученики соревнуются и я полностью их поддерживаю.

harmony

Что есть Дзен?

«Дзен буддизм требует от каждого своего собственного видения вещей, и я эту позицию полностью разделяю. Буддизм (включая Дзен) можно считать религией, а можно философией, но в первую очередь это образ жизни. Согласно Дзен буддизму Будда присутствует внутри каждого из нас, но наш разум мешает нам реализоваться и получить прямой опыт. Последователи Дзен признают пустоту, иллюзорность вещей и взаимосвязь всего в жизни. Логическое мышление пытается познать истину посредством пустых, по мнению Дзен, понятий, поэтому познание достигается вне логических процессов. Оно происходит на другом уровне. Разные направления Буддизма разными путями идут к Будде, следуя его базовым принципам.”

Ученику не говорят, какими должны быть вещи. Ему дают приемы для достижения собственного понимания и чувства реальности. Дзен можно сравнить со стаканом воды: нельзя узнать ее вкус, не попробовав. Личный опыт дает ученикам Дзен уверенность в себе.

Многие идеи Дзен пересекаются с идеями классической выездки. Адепты классической выездки часто отмечают, что трактаты Дзен-мастеров помогли им «понять» философию классической выездки.

Лично мне очень импонирует «нахождение в настоящем моменте» и «пробуждение».

Индийская притча рассказывает о рыбке, которая спросила другую рыбку: «Я много слышала о море, но что это? Где оно?» Вторая рыбка ей отвечает: «Ты живешь, двигаешься и существуешь в море. Море внутри тебя и вне тебя, ты сотворена из моря и ты уйдешь в него. Море окружает тебя, будучи тобой». Правильный ответ тот, который ты найдешь для себя сам.

Слушать — это внутреннее
Планировать — внешнее

 

Сливаться — это внутреннее
Бороться — внешнее

 

Находиться в настоящем — это внутреннее
Стремиться к чему-то другому — внешнее

 

Находиться в своем теле и чувствовать — это внутреннее
Находиться в голове и думать о том, что сделать дальше — внешнее

 

Расслабленные мышцы- внутреннее
Напряженные, зажатые мышцы — внешнее

Верховая езда ради езды

Нам очень часто приходится слышать о значении цели. Однако я хотела бы заставить вас задуматься о том, что в верховой езде можно достичь гораздо большего, именно не имея четкой цели. Звучит странно, не так ли? Это типичный парадокс Дзен. Просто послушайте меня и решайте сами.
Приведу пример. Вы уже не начинающий всадник и покупаете себе более перспективную лошадь, с которой можно участвовать в приличных соревнованиях. Тренер все время давит, что «это нужно». Вы ставите перед собой цель к осени выступить на определенном уровне, и вместе с тренером пишете план на ближайшие 4 месяца. Как это может мешать вашему прогрессу? Цели являются очень важным инструментом в саморазвитии, но они могут вас погубить, как обоюдоострый меч, если с ними не быть осторожными. Вот несколько ловушек, которые можно обойти с помощью Дзен.
Мы легко поддаемся дуализму. Если я не достаточно хорош, значит я плох. Сейчас или никогда. Если целью является 140 см, то 120 — это провал. Если концентрировать свое внимание на том, чего хочешь от лошади в будущем, то не увидишь ту лошадь, которую имеешь сегодня. Можно начать концентрироваться на недостатках лошади — недостаточно сбора, недостаточно прямолинейна, недостаточно округлена. Он недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Мы еще не готовы. Мы не справимся. Затем вы забываете поощрять лошадь за маленькие успехи, потому что их вам не достаточно. Вы начинаете отрабатывать элементы и давить, давить… Тренировки больше не приносят радости ни вам, ни вашей лошади. Вместо того, чтобы прогрессировать, она деградирует. Она начинает мотать головой, ее сложно поймать… Неужели это поможет вам достичь поставленной цели?

Нужно ездить на той лошади, которая находится под вами в настоящий момент. Сегодня она напряжена или отвлекается на ветер, или ей просто наскучила рутина и нужно съездить в лес. Когда вы работаете согласно графику, то не можете обращать внимания на эти моменты. Если надавить на лошадь, когда ей нужно больше времени на разминку, можно ее травмировать. Сегодня нужно решать сегодняшние проблемы. Их нельзя игнорировать только потому, что у вас есть цель и план. И если вам не хватает мозгов понять, что план тренировок — это потеря времени, вы увидите это сами. Возможно, этой лошади нужно несколько месяце прыгать 120, чтобы обрести уверенность, а другой будет достаточно нескольких недель. Одной лошади сбор дается легко, а другой нужно работать месяцами, потому что ее мышцы недостаточно сильны. У разных лошадей разные физические возможности, и никакой план их не может предугадать. Следуя плану, вы только с большей вероятностью окажетесь в проигрыше.

Следующая ловушка — это усердие. Борьба приводит к напряжению — психологическому и физическому. Психологическое напряжение непременно ведет к физическому. Средства управления приглушаются, а напряженная лошадь не может выполнить то, что от нее требуется. Необходимо прекратить бороться и расслабиться. Стараясь, мы концентрируем внимание на одном аспекте, выпуская из внимания общую картину. Если, к примеру, мы работаем над сбором, пытаясь улучшить его к следующему месяцу, то можем поддаться соблазну пойти коротким путем и попробовать добиться видимости округления. Мы концентрируем внимание на положении носа, и в результате руки становятся жесткими и слишком активными. Пусть нос лошади и находится в нужном положении, но лошадь напряжена и не работает спиной. Вы получили положение головы, а не сбор. Даже если на соревнованиях это прокатит, неужели это в долгой перспективе благотворно скажется на тренинге? В контексте конкура, можно один раз прыгнуть 140 и сорвать лошади спину. Как думаете, это поможет вам достичь своей цели?

Что же произойдет, если вы перестанете гнаться за достижением цели к конкретной дате? Вы будете делать то, что нужно, тогда, когда нужно. Вместо того, чтобы думать «нам нужно прыгнуть 140 в следующем месяце», вы сконцентрируетесь на сиюминутных проблемах, на ЭТОМ прыжке. Вы будете обращать внимание на все, что происходит. На ритм на заходе, на посадке, на своих коленях (не слишком ли они напряжены?), но том, чтобы прыгнуть ВМЕСТЕ с лошадью, отдать ей повод, сохранить ритм на выходе… Правильно ли лошадь сработала спиной? Зацепила ли она перекладину? Что она сделала хорошо? Прыгнула ли она лучше, чем до этого? Похвалили ли вы лошадь? Если нет, то что произошло, и что нужно сделать, чтобы лучше прыгнуть в следующий раз? Каждый прыжок содержит в себе очень много нюансов, которые требуют внимания. Как можно обо всем этом думать, держа в голове цель на следующий месяц?

В выездке очень важное значение имеет физическая форма лошади. От нее зависит, сможет ли лошадь правильно выполнить то или иное упражнение. На собранной рыси лошадь должна работать спиной и задними ногами не так, как вы просили раньше. Нужно концентрироваться на каждом шагу, чтобы почувствовать и поощрить малейший прогресс в следующих нескольких темпах. Если лошадь может сделать лишь три темпа собранной рыси в углу, ее нужно мгновенно похвалить, как если бы она выиграла Олимпиаду. Но если постоянно думать об Олимпиаде, вы не заметите этих трех темпов, ведь это так далеко от проезда всего теста на собранной рыси. Находясь здесь и сейчас, вы здесь и сейчас можете быть победителем. Эти три темпа собранной рыси — ваша победа. Вы и ваша лошадь достигли успеха. Можете расслабиться и прекратить борьбу, потому что эта задача вам по силам. Если вы сконцентрируетесь на том, чтобы сделать что-то одно правильно, вместо того, что у вас все плохо, вы расслабитесь психологически и физически. Все станет проще.Осознание успеха поможет вам и вашей лошади расслабиться и получать удовольствие от работы. В следующий раз у вас получится 5 темпов, потом 8… Таков путь к успеху, шаг за шагом.

Но если завтра лошадь не сделает ни одного хорошего темпа собранной рыси, нужно точно так же находиться в настоящем. Время от времени отступление назад неминуемо. Вместо того, чтобы включать эмоции и эго, нужно просто проехать несколько темпов, почувствовать, что происходит. Спокойствие и рациональность обеспечивают четкость восприятия. Может, у лошади что-то болит после вчерашней тренировки? Может, сегодня стоит потянуть те мышцы, которые напрягались вчера? Это может помочь добиться большей степени завтра. Может, лошадь психологически напряжена и стоит сделать галоп и расслабиться? Может, лошадь пытается донести до вас, что не понимает новых требований? Вернитесь назад, разбейте задачи на этапы и пройдите их снова. Это поможет найти и устранить ту недоработку, которая не позволяла вам двигаться дальше. Чем раньше вы это сделаете, тем лучше. Ошибки проще исправлять по горячим следам, пока они не вошли в привычку. Правильный тренинг значительно быстрее и эффективнее неправильного с последующим исправлением. Для этого сконцентрируйте внимание на той лошади, которая находится под седлом в настоящий момент, а не на той, которая вам нужна следующим летом.

Цели должны задавать общее направление движения. Иногда нужно покружить вокруг препятствия, чтобы всесторонне его осмотреть. В следующий раз, когда вы столкнетесь с чем-то подобным, вам будет проще. Уделяя внимание сиюминутным проблемам, а не расстраиваясь из-за них, вы ускоряете достижение цели.

Иногда вам будет казаться, что цель недостижима. Вы просто слишком далеки от нее. Возможно, в эти дни стоит вспомнить, зачем вы изначально занялись верховой ездой. Очень может быть, тогда вы преследовали совсем другие цели — искали общения с лошадьми, свободу, мощь или возможность наслаждаться окружающей природой. Какой бы ни была ваша изначальная цель, попробуйте просто получить удовольствие от верховой езды. Быть может, вы придете к тому, что сама цель не так важна, как ведущий к ней процесс, тот опыт, который вы получаете. Если вы будете стремиться к тому, чтобы каждая ваша тренировка была приятной, то успех будет сопровождать вас постоянно. Это будет приятно и вам, и лошади, а цель станет ближе.

Китайская пословица гласит:

Не бойся медленного роста. Бойся топтаться на месте.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Поговорим о выездке с Карлом Хестером

Когда мы впервые увидели Валегро в Хересе, он делал галоп по песчаному грунту с Аланом Дэвисом

Интервью Кристофера Гектора

Фотографии Рослин Нив (Roslyn Neave)

Общаться с Карлом Хестером всегда приятно. Это обаятельный, думающий человек, который не боится высказывать свое мнение. Я записал это интервью в Хересе, где Карл выиграл свой первый фристайл на Ванаду (Wannado) и второй Большой Приз на Нип Таке (Nip Tuck). Команда Хестера в Хересе включала в себя и Валегро (Valegro), который выступает впервые с прошлогоднего чемпионата Европы в Аахене …

Принимая во внимание тот факт, что организатор соревнований по выездке во Флориде г-н Белиссимо заплатил бы полмиллиона чистыми за то, чтобы Валегро вновь появился в Веллингтоне, почему вы в Хересе?

Карл и Шарлотта на ее новой звезде Большого Приза Бароло

“В точку, хотя предложения не было. Не думал об этом. Как вы знаете, я не афишировал нашу поездку сюда, поскольку мне кажется, что Шарлотта заслужила возможность проехать там, где от нее не ждут чудес, просто в свое удовольствие. Удовольствие пропадает, когда получаешь золотую медаль, и когда на каждый стартах от тебя чего-то ждут, поэтому мы решили просто получить удовольствие. Лошадь с прошлогодних стартов не выступала. До рождества она просто моционилась Аланом. Конь восстановил физическую форму и мне кажется, что сейчас лучше, чем никогда. Вот я и предложил Шарлотте вывезти его в Испанию и посмотреть, как он себя покажет. Может, выставим его на Большой Приз на второй неделе соревнований.”

Мне казалось, что в прошлом году на чемпионате Европы Валегро явно лидировал, но возможно вы видели больше, чем кто-либо, потому что лучше других знаете эту пару. Возможно, вы заметили,ч что Валегро и Шарлотта не в лучшей форме… Вы уехали из Аахена, чтобы исправить положение?

“Да. Мы не можем с уверенностью сказать, что конь устал от всех этих лет работы… Он всегда вел себя, как профессор, и не веселился, как другие лошади. На улице он ведет себя так же, как и в помещении. Я подумал, что после шести лет в топе ему можно дать отдохнуть и для разнообразия сменить работу. Именно поэтому мы решили устроить ему каникулы. Лошадь никогда не стремится сделать хуже, чем может. В последний день я смотрел на него и понял, что он больше не на том уровне, на котором был раньше, что ему нужен перерыв, возможность набраться сил. Интересно, был ли я прав. Наскучило ли ему боевое поле или он просто устал после насыщенного стартами летнего сезона?”

А что касается всадницы, вам пришлось проводить ей лоботомию?

“Нет. Я давно от этого отказался. Давно. Раньше все наши совместные интервью проходили одинаково: я говорю ей одно, другое, а она только кричит. Сейчас все иначе. Ей тридцать. Она больше не двадцатилетний подросток, с которым я начинал работать. Все это осталось в прошлом, и сейчас у нас все хорошо. Мы прекрасно работаем вместе, уважаем друг друга. Мне ее было реально жаль в тот вечер на Европе. Немцы ужасно себя вели. Я думаю, это повергло ее в шок. (Немецкие зрители начали шикать, когда объявили оценки Шарлотты.) Тогда я впервые увидел, насколько она уязвима. Мне нужно было в шесть сесть на самолет, а ее после церемонии награждения пригласили в центр города и попросили выйти на сцену, а ей это было очень неприятно. Ее слова: «Кристина (Kristina Sprehe) выйдет и получит серебро, и все они будут сходить с ума, а потом выйду я…». Тогда я реально за нее переживал — я сижу в самолете, а она рыдает мне в трубку. Я тогда подумал, что даже после всех этих лет она живая, у нее есть сердце и чувства.”

“В тебе как бы два «Я» — одному на боевом поле все равно, что происходит, а другое напоминает тебе, что ты живой человек, и ты переживать о том, что думают другие, как и большинство простых людей. Для меня этот случай был поворотной точкой. Я осознал, что в такие моменты ей нужна моя поддержка. Только подумайте, сколько она сделала для меня, для Великобритании, для лошадей…”

Для выездки!

“И для выездки. Она со своей историей стала глотком свежего воздуха, потому что она не просто всадница, а Конник, причем тот, которого будут еще долго помнить. Она будет выступать на разных лошадях. Что мне в ней очень нравится, так это то, что ей пришлось научиться ездить на лошадях, которые не являются чемпионами. Мы к этому пришли. «Он не достаточно хорош, не достаточно хорош» – говорил я, — «но он достаточно хорошо делает то, что делает, поэтому давай не будем думать, что можем тренировать только чемпионов. Давай готовить к Большому Призу и других лошадей. Это сделает из тебя настоящего конника». И она работает.”

Можем поговорить о положительном напряжении? Когда я смотрел на работу Шалотты и Валегро на этой неделе, я обратил внимание на невероятное качество положительного напряжения. Конь был наэлектризован, жив, местами даже возможно чересчур, но, будучи наэлектризованным, однозначно не испытывает стресса. Удивительно

Концепция положительного напряжения разрушается, когда лошадь ложится в повод. Как только ты позволяешь лошади лечь в руку, напряжение теряет свою положительность, потому что в этот момент ее блокируют. Если вы можете создать то, что мы пытаемся создать, без тяжелой руки, без того, чтобы висеть на поводе, если при этом лошадь несет себя, это красиво. Опасность представляет слово «экспрессия», потому что, если всадник не обладает независимой посадкой, то для получения экспрессии и ярко выраженного подвисания, он использует руки, и в этот момент появляется ужасная, дерганная выездка. Мы много работаем над тем, чтобы достичь экспрессии, не перегибая палку.”

С Валегро вы тоже ее создавали?

“Конечно. Вспомните его рысь, когда ему было четыре, пять, шесть. В ней не было той мощи и экспрессии, которая есть сейчас. Сейчас у него есть подвисание, он великолепно двигается, а тогда была механика, но не было легкости. Он был просто чертовски сильной лошадью. При этом он всегда хорошо сгибал задние ноги в скакательных суставах – то, что, я считаю, нельзя изменить.”

“Взгляните, например, на Нип Така. Это лошадь без задних ног. Мне предстоит их сделать, но я никогда не смогу сделать ему ноги Валегро. Мы можем активизировать его зад, но его движения никогда не будут такими же, как могли бы быть от природы.”

“Меня всегда смешит, когда я слышу критику из серии: «он должен быть больше подсажен на зад, он должен это, должен то»… Когда я взял его в работу, у него не было ни шага, ни рыси, ни галопа, в то время как у Валегро были все три аллюра.”

“Это тренинг. Безусловно, из каждой лошади, которой нравится работа, можно что-то слепить, но качество результата будет разным.”

Давайте поговорим о понятии баланса…

“Если лошадь сама себя несет, это легко заметить. Показательно напряжение в руке, о котором мы говорили чуть раньше в контексте Валегро. Его видно во всей линии верха. Лучшее, что можно сделать, чтобы лошадь сама себя несла, — это отдавать и вновь брать повод. Удивительно, что многие забывают об этом, работая самостоятельно. Чтобы быть уверенным в стабильности рамки и мягкости рта, нужно постоянно отдавать, брать, отдавать, брать. Достаточно взглянуть на рот лошади, на то, как лошадь несет голову и шею. Когда люди ездят сами по себе, они зачастую вкладывают в руку слишком много силы, и из-за этого лошади не несут себя сами.”

“Нам всегда говорили (особенно в немецкой школе): «Зад, зад, зад, больше двигай его вперед, больше двигай вперед», но когда смотришь, что происходит вокруг, то видишь очень мало всадников с независимой посадкой. Если у тебя нет независимой посадки, то добиться от лошади, чтобы она несла себя сама, крайне сложно. Об этом нельзя забывать. Но баланс – это основа всего.”

Не уверен, что из этого курица, а что яйцо, но мне кажется, что в равновесии находятся те всадники, которые сопровождают лошадь, сидя по центру…

“Именно! Они сами себя несут.”

…А те, кто отстает от движений лошади, отклоняясь назад, никогда не научатся себя нести….

“Верно, потому что они вынуждают лошадь падать на перед. Если они слишком тяжело сидят, отклоняясь от вертикали, то толкают лошадь вниз через и в руку. В свое время Рокки* сказал мне: «Когда едешь вперед, наклоняйся вперед, а когда хочешь двинуться назад, отклоняйся назад». Удивительно, что большинство делает все наоборот. Он всегда говорил мне: «На пиаффе нужно сидеть с упором в колени, а не на ягодицах». Шарлотта делает так от природы, а мне приходится то и дело напоминать себе об этом, потому что все время хочется сесть в седло, а на самом деле лошади нужно дать возможность пользоваться спиной – отсюда упор в колени.”

Карл и его новая звезда Большого Приза Ванаду (Wanadoo — Hann, Wolkenstein/Cavalier)

*Франц Рочавански (Franz Rochowansky) (1911 – 2001), известный под прозвищем Рокки, был главным всадником Испанской школы верховой езды в Вене, а затем переехал в Великобританию и стал известным тренером по выездке. Был тренером Олимпийской сборной Голландии, США и Великобритании.

Считаете ли вы, что заводчики идут неверным путем, выводя супер-лошадей?…

“Нет. Я не согласен с этим мнением.”

Но новый конь Шарлотты, Бароло, от Брейтлинга (Breitling) – не очень видной лошади, которая передает силу…

“… А также хорошие движение и три аллюра.”

Бароло, Новый большепризный конь Шарлотты

А Валегро – от Negro, опять-таки коня не современного типа, но он дает силу, а заводчики ушли от концепции силы в поисках чистокровной красоты…

“Я не думаю, что это проблема выведения. Я считаю, что это проблема тренинга. Я считаю, что качество лошадей, их движения и типы, стали значительно лучше. Они более естественны, а та гипертрофированная экспрессия, которую мы с вами видим, — это результат неправильной работы, неправильных действий. Многие считают, что проблема в заводчиках, а я убежден, что проблема все-таки в неправильном тренинге или же в системе, которая не берет во внимание здоровье лошадей. Лошади не должны двигаться в максимальном режиме из недели в неделю.”

“Лошади, которых мы купили здесь, в Хересе, имеют сильные задние и передние ноги, сильное тело, но мы не отрабатываем элементы выездки все время. Шаг, рысь и галоп на длинном поводе (перев. long reins  — Возможно имеются в виду вожжи) учит их естественным образом беречь себя. Они не находятся под постоянным давлением, которое ожидается от них на боевом поле.”

Говоря о Рио, был намек, что вы возможно метите на другую роль в будущем…

“Я говорил это в Лондоне… И мне кажется, что я соврал. В Лондоне я сказал: «Ну вот и все, парни, пожалуй я ухожу», но естественно никуда не ушел…”

Вы как Роберт Довер

“Именно поэтому я не хочу делать никаких публичных заявлений. Это реально смешно. Мне кажется, Роберт четыре раза публично уходил на пенсию. Я не собираюсь делать публичных заявлений, но мне очень сложно сохранять энтузиазм для соревнований. Я обожаю работать верхом, тренировать, готовить лошадей… Но я не хочу всю жизнь участвовать в соревнованиях. Если в это серьезно ввязываться, то придется ездить в составе команд, а для этого нужен особый драйв, которого мне сейчас определенно не хватает. Последние десять лет его вернула Шарлотта.”

Вы готовы к Рио?

“Да, вполне готов! Еще на несколько месяцев меня хватит! Но после этого… интересно…, потому что Нип Так является одним из моих любимчиков, и я хочу ездить на нем все время. Мне очень импонирует его щедрость… Каждый раз, когда я готовлюсь сесть на очередную молодую лошадь, я говорю «Этот хорош», а Шарлотта отвечает: «Тогда тебе придется следить за его ростом от начала и до конца» , а я отвечаю: «Ну, я не то имел в виду!»…

Сколько у вас молодых лошадей?

“Двадцать.”

Ох, а сколько всадников?

“Трое – Шалотта, я и новая всадница Эми Вудхед (Amy Woodhead) – ей всего 23, и ее сестра Холли 22 лет в прошлом году была в составе британской сборной по троеборью на чемпионате Европы. Они обе – очень хорошие всадницы. Эми в прошлом году впервые проехала Большой Приз, точнее, она трижды его проехала, каждый раз на 70% и это без опыта, так что я возлагаю на нее большие надежды. Ну, и у нас есть берейторы, которые просто моционят лошадей.”

Есть ли у вас какое-то любимое место, где вы покупаете молодняк?

“Где бы то ни было. Честно говоря, в Англии все еще есть хорошие лошади. И они дешево стоят. Не могу заставить себя поехать к заводчикам, которые разводят этих супер-муверов. Мне нравится находить сырых лошадей по закоулкам. Сейчас у меня в работе очень интересная кобыла, которую я купил по соседству за 4 тысячи фунтов. У меня есть соседка, которая позвонила мне однажды и сказала, что на соседнем с ней скаковом поле бегает какая-то лошадь, не похожая на скаковую …”

Вы купили чистокровную лошадь?

“Это Димаджио (Dimaggio), и она просто мечта. Она лучших выездковых линий. Я спросил подругу, что она здесь делает, и она сказала, что понятия не имеет, но эта лошадь продается. «Сколько?» — «4,000 фунтов«. — «О боже, и я могу ее купить?» — «Да, покупай«. И мы ее купили. Я попросил не говорить, что покупатель именно я, потому что не хотел, чтобы они задрали цену. Когда нужно было забирать лошадь, моя машина (без опознавательных знаков, надписей и логотипов) не завелась, и мне пришлось брать коневоз Шарлотты с ее фотографиями и именем. Но к тому времени было уже поздно. Лошадь была куплена. Я был доволен, так как думал, что купил лошадь по хорошей цене… Пока не встретил ее прежнего владельца, который сказал мне: «Ты считаешь, что купил ее по хорошей цене? Мне она досталась бесплатно, потому что была сучкой в заездке!». Забавная история. Мне нравятся такие истории и такие лошади, а эта лошадь чертовски хороша.”

Перевод: Давыдова Ксения

Talking Dressage with Carl Hester

Интервью с бывшим ветврачом голландской сборной Яном Греве

Ян Греве уходит в отставку

Он танцевал на краю кратера вулкана, но смог удержаться от падения

Несчастные лошади всегда ищут возможность «повеселиться»

Ведущий конный журналист Якоб Мелиссен взял интервью у бывшего ветеринара голландской сборной!

3го января 2018 года Яну Греве исполнилось 70. Возраст для него не повод уходить в отставку, но серьезно поразмыслив, он все-таки решил покинуть пост ветврача в Голландской федерации конного спорта. Это решение было принято на кануне его 40-летнего юбилея в должности ответственного за ведущих конкурных, выездковых и троеборных лошадей. «С моим мнением считались все меньше, и я решил уйти, пока это не стало критичным».

В 1979 председатель Голландской ассоциации смешанных соревнований (Dutch Composed Competition Association) Карл Деннебоом (являющийся также председателем Military Boekelo) предложил ему занять пост ветврача сборной по троеборью. «Тогда я еще работал  в клинике Эверта Офферейнса в Бош-ен-Дуин”, говорит Ян. “Помимо всего прочего, я прошел практику у Эверта и съездил на Олимпиаду в Мюнхен. После Кубка мира в Стокгольме в 1990 я уволился, главным образом из-за большого давления, которое оказывал на все происходящее Эдди Штиббе.”

В 1990 по просьбе Ханса Хорна Ян перешел в конкур. «В 1996 мой сын Виллем участвовал в Чемпионате Европы в пони классе. Я решил к нему присоединиться и поехал на Олимпиаду в Атланту. Хорошее было время. После были юниоры и дети-конкуристы, иногда взрослые. Мой друг Ари Хоогендоорн, ветеринар клиники Деватермолен в Хааксбергене был назначен ветврачом сборной по выездке и полетел в Гонконг (2008), а после я занял его место, а он перешел во взрослый конкур класса A.”

“В процессе подготовки к Олимпиаде в Лондоне (2012) возник конфликт с тренером национальной сборной Съефон Янссеном. План, который я разработал для Парциваля очевидно был недостаточно быстрым, поэтому он в одностороннем порядке его пересмотрел без учета моего профессионального мнения. В такие моменты я всегда занимаю позицию «Вперед, делай все сам». Уйти в тот момент было очень просто. Я несу ответственность за свою работу, но не за действия других людей, особенно, когда меня не хотят слышать.”

Оборачиваясь назад, с кем вам было приятнее всего работать как ветеринару?

“Я с удовольствием вспоминаю те годы, когда работал с троеборцами. Это была настоящая работа ветеринара. Мне очень нравилось работать над развитием физической формы и восстановлением после кросса. Что касается работы ветврача сборной, то мой любимый период жизни – это работа с детьми и юношами в конкуре. Сначала я работал с великолепным и временами упрямым тренером Дааном Наннингом. Помню, как он отказался заменять однозначно провального основного всадника на своего сына Нильса, который был в резерве. Так мы потеряли золото! Очень жаль, что социальное давление так сильно сказывалось на Даане.”

“После этого я какое-то время работал с прекрасным человеком, тренером голландской сборной Свеном Хармсеном. Мы вместе ездили смотреть лошадей для сборной. Это позволило мне быть в курсе того, какие лошади были слабее, кто из них требовал особого внимания, кто был в лучшей форме. Мы всегда консультировались друг с другом, даже когда команда была сформирована. Свен подходил и спрашивал: «Как думаешь, кого лучше выбрать — этого или того? Кто выдержит?». Мы успешно сотрудничали еще и потому, что никто из нас не ныл и не ходил вокруг да около, а прямо говорил, что думает, с уважением к собеседнику.”

Почему вы уходите в отставку?

“Жизнь – это выбор между болью и удовольствием. Мне все труднее сохранять энтузиазм. Я постепенно пришел к тому, что удовольствие от работы с командой больше не перевешивает те усилия, которые мне приходится предпринимать. В последние два года эта мысль посещает меня все чаще. С другой стороны, разве не нормально уходить на пенсию в семьдесят лет?

Что причиняет вам боль?

“Я пытался выкладываться в выездке так же, как до этого выкладывался в троеборье и конкуре. Поначалу меня принимали с недоверием, потом оно вроде прошло, но не полностью, несмотря на сотрудничество с такими всадниками, как Марк Сульц, Съеф Десмедт, Жак Маре и Вероника Свагемейкерс.”

“Контакт с действующим тренером национальной сборной минимален, поэтому я все время опаздываю вместо того, чтобы действовать на опережение. Важно, чтобы оба хотели играть в одной команде. Какова моя роль в соревнованиях? Если понимаешь, что больше не приносишь пользы, нужно уходить. Поворотным моментом является минута, когда спрашиваешь себя: «Зачем я это делаю?». Дома у меня компания из 8 человек и несколько сотен голов лошадей, включая жеребцов.”

Почему топовых выездковых лошадей так часто снимают перед важными соревнованиями?

“Мир выездки очень консервативен. Люди не думают, что делают, руководствуясь принципом «мы всегда так делаем». Перед тем, как лошадь выходит из денника, ее бинтуют на все четыре ноги (как будто они собираются делать не знаю что!), и по-моему это перегиб. То же касается тренировки перед соревнованиями. Там тоже перегибают, причем вдвойне, вместо того, чтобы думать о физическом комфорте и счастье лошади.”
“Мне бы очень хотелось иметь больше влияния на администрацию. Когда видишь, что на протяжение многих лет ничего не меняется, это то же подталкивает к уходу. Например, я много раз пытался указать на то, что на разминке лучше сократить нагрузку, чтобы просто размять и расслабить лошадь, а не повторять элементы.”

“Всадники в выездке не уверены в себе и то и дело пытаются убедиться в том, что умеют. Они сильно перегибают палку, поэтому я не стесняюсь говорить, что большинство медалей теряется на разминочном поле.”
 
Есть ли разница между конкурными и выездковыми лошадьми?

“Разница огромная и с годами продолжает увеличиваться. Конкурная лошадь должна быть умной, она должна думать вместе со всадником и принимать решение за долю секунды. Это необходимо, так как всегда существует вероятность того, что что-то пойдет не так. Но для выездковой лошади это нежелательно.”

“Всадникам в выездке нужна лошадь, которая не будет думать вместе с ними. Им нужны рабы, которые изо дня в день будут делать одно и то же. Каждое движение как лошади, так и всадника, контролируется. Если при всех перечисленных условиях лошадь остается свежей и жизнерадостной, вы победили. Примерами таких лошадей являются Тотилас, Парциваль, Ватермил Скандик (Watermill Scandic HBC). Но в целом фривольности в выездке больше нет. Рутина изо дня в день, как будто всадник не доверяет лошади.”

“50 раз повторить пиаффе, а затем еще раз, чтобы убедиться в его качестве. Когда лошадь выходит на боевое поле, она больше не может работать. Логично же? Прелесть верховой езды заключается в том, чтобы лошадь делала то, что мы от нее хотим. Поэтому нужно мотивировать лошадь, но ни деньги, ни лакомства здесь не помогут. Лошадь нельзя заставить. Как говорит мой друг Дэвид Хоппер: ‘Лошадь нужно уметь перехитрить!’”

Все ли хорошо в спортивной выездке?

“Конечно нет. Но дело в самой дисциплине, потому что она не хочет меняться. Выездка больше не приносит зрительного наслаждения, согласны? Удовольствия больше нет. Сплошная дисциплина. Только посмотрите, как лошадям с великолепной рысью за одну маленькую ошибку сразу ставят пять. Мне знакомы лишь несколько всадников, чьи лошади получают удовольствие от работы. Позвольте им расслабиться через десять минут и попросите что-то другое!

“Слишком много всадников относятся к лошадям как к машинам. Лошади больше не компаньоны, и это сказывается на системе работы от начала и до конца. Посмотрите соревнования. Всадник сидит на лошади, а его ведут на корде, как собаку на поводке. Это страх. Всадники боятся дать лошади свободу. Но чем жестче ты ее держишь, тем скорее она попытается убежать. Очень часто выездкой движет страх. Именно поэтому церемония награждения после соревнований по выездке так часто заканчивается хаосом. В условиях тотального контроля лошади при первой же возможности стараются «повеселиться». Примером максимального контроля и доверия для меня является Жан Франсуа Пиньон: шестнадцать лошадей на свободе выполняют команды, которые он отдает языком жестов. Мурашки по коже!”

Можно ли сказать, что вы в первую очередь конник, и лишь во вторую — ветеринар?

“Да. Многие ветврачи пришли к лошади гораздо позже, а я всегда сходил с ума от лошадей и поэтому выбрал ветеринарию. Не хочу обобщать, но в выездке мне встречается очень мало людей, которые испытывают настоящие чувства по отношению к лошадям, и в любом случае дисциплина для них важнее. Они хотят контролировать то, что не поддается контролю. Нужно позволять себе больше игры. Слишком много лошадей не получает достаточного удовольствия.”

Что могла сделать Федерация, чтобы вам было интересно работать?

«Работа ветеринара сборной всегда требует оглядки. Я придерживаюсь мнения, что прежде чем зачислять лошадей в состав сборной, их нужно досконально обследовать в клинике. Только после этого я могу рекомендовать лошадь с определенными ветеринарными примечаниями. Это позволяет отмечать те ветеринарные проблемы, которые поддаются контролю, и те, которые нет. Так становится ясно, стоит ли тратить на лошадь с отрицательными результатами осмотра много сил. Я считаю, что этой процедуре должны подвергаться все лошади, которых планируют включать в состав сборной.”

“Ветеринару сборной вовсе не обязательно ездить на старты. Ветеринар должен знать, что мешает лошади и почему, что с этим можно сделать, и что и как можно исправить. Это нужно знать заранее, и это вопрос доверия. У каждого свой ветеринар, и большинство всадников не сведущи в ветеринарии. При этом некоторые считают, что олимпийская медаль на шее наделяет их более сведущими в вопросах ветеринарии, чем те, кто изучал ее в университете и имеет больше 40 лет опыта.”

“Кроме того, все они, как попугаи, повторяют одно и то же, и очень печально каждый раз осознавать, сколь ничтожны их ветеринарные познания. Мне всегда хотелось делиться знаниями, но создается впечатление, что они им не нужны. Когда я пытаюсь убедить людей в чем-то, а они не хотят меня слышать или яро спорят, я вновь и вновь испытываю разочарование”.

Правда, что вы сами приняли решение покинуть сборную на национальном чемпионате в Эрмело в 2017 году?

“Я все решил. Случилось то, что не должно было и не могло случиться. В процессе подготовки стало очевидно, что одна лошадь на грани. За две недели до чемпионата я сделал полный осмотр коня и детально объяснил каждому, кто имел к нему отношение, что и как нужно делать, чтобы подвести его к чемпионату Голландии и впоследствии Европы. Я четко разъяснил, что можно, и что нельзя. Мы написали план работы для подготовки к чемпионату Голландии и планировали в субботу-воскресенье посмотреть, как идут дела, и решить, сможет ли лошадь стартовать на Европе.”

“В субботу утром я приехал в конюшню и спросил, как лошадь. Мне сказали, что «хорошо, но решение уже принято». Я был ошарашен и спросил, что случилось. Мне ответили, что в пятницу вечером им сообщили, что на Европу они не поедут. Я ничего об этом не знал.  Меня это задело. Ты строишь план, вовлекая в него все заинтересованные стороны, а им до этого нет дела. По крайней мере, можно было спросить мое мнение… Если тренера сборной по той или иной причине не интересует мое мнение, что я делаю в команде? Решение же должно было быть принято в воскресенье утром, а не 36 часами раньше!”.

Чего, на ваш взгляд, не хватает всадникам в выездке?

“Большинству не хватает эмпатии. Они изо дня в день делают одно и то же и в конце концов чувства притупляются. Внесите больше разнообразия в работу — упражнения на растяжку, кавалетти, галоп и силовые упражнения, и следите за тем, чтобы они не превращались в скучную рутину. Эпке Цондерланд, голландский олимпийский гимнаст, на тренировках работает не только на турнике. От вас требуется сделать работу интересной для лошади. Она должна получать удовольствие от тренировок. Многие всадники в выездке не понимают, что лошадь внимательнее слушает того, кто меньше ей мешает своим телом. Они в это не верят, но это так. Книга «Гимнастирование лошади» (‘Das Gymnasium des Pferdes’) Густава Штейбрехта написана человеком, который понимал лошадей. Он знал, как функционируют лошади. Работа с лошадью логична. Ручей нельзя заставить течь вверх по склону холма. Есть законы природы, которыми нельзя пренебрегать”.

Вы ушли в отставку. Оглядываясь назад, чем вы гордитесь?

“За все те годы, когда я занимал должность ветврача сборной, ни одна из моих подопечных лошадей не была уличена в допинге. Безусловно, я делал то, что не разрешается, но это было необходимо, так как до меня частные ветврачи допустили ошибки. Работу ветврача сборной можно сравнить с танцем на краю кратера вулкана: нужно четко понимать, что можно сделать, а что недопустимо. Нужно все время держать в голове возможные последствия своих действий.”

“После Гонконга появились новые правила, которые сильно все упрощают. Раньше было больше возможностей для хитрости. Все работало по принципу «Можно все, что нельзя обнаружить». Сейчас дозволяется гораздо больше, но при условии, что мы заранее это запрашиваем. Кое-что остается запрещенным, и это правильно. Открытость дает возможность помогать лучшим лошадям. Атмосфера хитрости ушла в прошлое. Раньше я не боялся, что лошадь, за которую я отвечаю, будет поймана на допинге, но и тогда я трезво оценивал свои шансы, прежде чем идти на риск.”

Биография Яна Греве

Ян Греве год отучился в сельскохозяйственном колледже города Вагенинген, но понял, что это не его, и пошел в армию. Он служил в Амерсфоорте и волей случая оказался связан с лошадьми во дворце Сустдейк. В его обязанности входило с определенной периодичностью привозить лекарственные препараты для лошадей из клиники Эверта Офферейнса в в Бош-ен-Дуин. Этот опыт подтолкнул его к тому, чтобы после армии поступить на ветеринарного врача. В течение многих лет он работал вместе с легендарным Офферейнсом в Бош-ен-Дуин. В 1981 ему пришлось сделать выбор между Офферейнсом и семьей. 1 января 1982 он вернулся на ферму своих родителей в Хааксбергене и открыл клинику Деватермолен.

“Половина работы ветеринара заключается в поиске ветеринарных оправданий иппологической безграмотности.”

Ян Греве является одним из наиболее успешных заводчиков теплокровных лошадей в мире. Его мнение о современном коневодстве в следующей статье.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник:

Dutch Vet – Jan Greve – An explosive interview…

ТРИ ОШИБКИ, КОТОРЫЕ МЫ СОВЕРШАЕМ, ПРОЕЗЖАЯ «СТРАШНЫЙ УГОЛ»

Автор: Тристан Такер

Перевод: Маргарита Вершкова

Австралийский большепризный всадник — об основных проблемах при работе над местами манежа, где лошадь ведет себя особенно пугливо.

«На днях, некий человек подошел ко мне и спросил совета относительно его лошади, пугающейся в одном конкретном углу манежа. Это происходило не каждый день, но, в большинстве случаев, езда мимо этого угла вызывала повышенное напряжение.

Вы понимаете, что, когда эта проблема беспокоит вас уже некоторое время, не только ваша лошадь, но и вы сами также начинаете нервничать и тревожиться, когда проезжаете «опасное место». Это автоматический отклик в вашем теле, рефлекс, основанный на чувстве самосохранения.

Однако, если ваше тело не находится в состоянии «особой бдительности», вы не сможете быстро реагировать, когда ваша лошадь испугается, что означает, что вы окажетесь на земле. И, конечно, это не то, чего нам хотелось бы.

То, что мы действительно, на самом деле хотим – то состояние, когда нам не нужно беспокоиться о страшном углу. Чтобы мы могли просто пройти «страшный угол» на брошенном поводу, и полностью расслабиться. Мы все очень хотим просто сосредоточиться на том, чтобы эффективно обучать нашу лошадь, а не раз за разом преодолевать одну страшную вещь за другой и все время уменьшать уровень стресса и напряжения в теле нашей лошади.

Хорошей новостью является то, что это возможно для каждой лошади. За все годы обучения лошадей я никогда не сталкивался с лошадью, которая не научилась расслабляться и чувствовать себя более уверенно. Однако, некоторые лошади нуждаются в большем количестве тренировок и, соответственно, нуждаются в более серьезном закреплении своего нового, расслабленного поведения, чем другие лошади.
Несмотря на то, что вам необходимо полностью погрузиться в обширную учебную программу, чтобы действительно решить такую проблему, я могу объяснить свой подход, и дать три простых совета по тому, как проезжать «страшный угол».
1) СТРАШНЫЙ УГОЛ – ЛУЧШЕЕ МЕСТО!

Прежде всего, я не считаю свою лошадь упрямой или не желающей сотрудничать, когда она не хочет проходить мимо определенного места или объекта. Для вашей лошади этот страшный угол может быть опасным для жизни, и мы не должны наказывать лошадь за то, что она полагается, всего лишь, на свой естественный инстинкт выживания.

То, что я делаю, заключается в том, чтобы страшный угол оказывался самым лучшим местом на манеже. Поэтому, во время тренировки, сделайте так, чтобы все остальное пространство, где лошадь не боится, было «зоной работы», но, как только вы приближаетесь к страшному углу, вы уменьшаете требования, снимаете давление и вознаграждаете лошадь.

Очень быстро ваша лошадь поймет, что находиться в страшном углу уже не так уж и плохо! Это место, где она будет чувствовать себя максимально комфортно. Если вы будете предельно последовательны в этом подходе, вы скоро заметите изменения в поведении вашей лошади. Вы даже сможете заметить, что ваша лошадь хочет остаться в страшном углу, а не убегать из него.

2) ОШИБКИ, КОТОРЫЕ МЫ СОВЕРШАЕМ.

Когда вы примете такой подход, вы поймете, как же часто мы делаем все ровно наоборот. В основном, всадники повышают уровень требований в страшном углу, чтобы отвлечь лошадей и заставить их зайти в угол. Я должен признать, что это может работать с отдельными лошадьми. Однако, этот подход далеко не всегда работает с лошадьми чувствительными. Итак, если проблема с определенным страшным углом или объектом продолжает возвращаться, вы знаете, что силой заставить вашу лошадь не помогает, и, возможно, ситуация становится еще хуже…
Во-первых, если вы продолжаете действовать силой, вы добавляете давление в ту ситуацию, в которой лошадь уже испытывает сильное напряжение. Ассоциации вашей лошади с углом становятся только хуже, потому что теперь это не только опасно для жизни – всадник сверху увеличивает имеющийся дискомфорт и давление своей ногой, а также поводом.

Во-вторых, мы можем дать нашей лошади неправильный сигнал, плохо используя наши средства управления. Представьте, что вы подходите к страшному углу или к чему-либо еще, чего боится ваша лошадь, и вы чувствуете, что ваша лошадь становится более напряженной. Она начинает замедляться и колеблется, не желая двигаться вперед. Но, как только лошадь хочет сделать хотя бы крохотный шажок вперед, вы добавляете ноги, чтобы убедить свою лошадь сделать больше шагов. Огромная ошибка! Вы просто сами же «наказали» свою лошадь за то, что та дала правильный ответ. Она шагнула вперед, и вы усилили давление в то время, как вы должны были снять давление и ничего не делать.

В-третьих, способ, который мы часто применяем — это не давать лошади увидеть страшный угол, сгибая шею в сторону, заставляя лошадь делать «плечо внутрь». На мой взгляд, это всего лишь временное решение, которое не решает основной проблемы. В следующий раз, когда ваша лошадь снова увидит угол, он точно так же испугается.

Важно, чтобы мы учили нашу лошадь, как верно справляться со стрессом, с которым она может столкнуться. Поймите, что некоторые обыденные вещи в нашей человеческой среде могут казаться нашей лошади весьма опасными для жизни. Постарайтесь изменить поведение своей лошади положительным образом и не наказывать ее за то, что она полагается на свой естественный инстинкт бегства. Если мы сами же не обучили нашу лошадь тому, что есть другой, более лучший способ ответить на страх, мы не оставляем лошади выбора, кроме как полагаться на ее естественный инстинкт».

Источник

 

Как улучшить линию верха лошади – рекомендации Анны Кенан

Американский тренер по дисциплине «хантинг», судья с опытом более 40 лет Анна Кенан предлагает ряд образов и упражнений, которые помогут вам развить мышцы линии верха лошади посредством более мягкого контакта и правильного баланса.

Илл. Один из способов начать ездить на лошади от зада вперед – научиться двигаться тремя скоростями на каждом аллюре. Начните с работы на шагу в легчайшем контакте или вообще без него. Представьте себе, что лошадь – это велосипед. Ваша задача — ехать по намеченной траектории (воображаемой пунктирной линии), сохраняя равновесие. Просите лошадь сохранять импульс движения, как если бы вы крутили педали велосипеда, стараясь держать его вертикально. Руки перед собой, плечи расправлены и опущены. | © FOTOLIO/maglara/ Illustration by Sandy Rabinowitz

Правильно выезженная лошадь в профиль будет выглядеть округлой от затылка до хвоста. Грудь и линия верха будут хорошо обмускулены. Лошадь будет физически и психологически расслабленной. При движении она подводит зад, поднимает основание шеи, спина и плечи работаю свободно, задние ноги глубоко и уверенно ступают под корпус. Поскольку она имеет возможность  пользоваться головой и шеей для сохранения баланса, она будет великолепно нести себя, демонстрируя свои врожденные способности.

К сожалению, на соревнованиях и семинарах мне очень часто приходится видеть лошадей с неправильным развитием мускулатуры. Это связано с работой в неправильном контакте. Два наиболее распространенных примера – лошади, которым задирают головы, укорачивая шею, и лошади, которых слишком сильно сгибают в затылке и ведут за шенкелем. И в том, и в другом случае животные напряжены, они не работают спиной и демонстрируют искусственные аллюры и безжизненные прыжки (если только лошадь не врожденный атлет). Об их счастье говорить не приходится.

Структура мышц лошади напрямую зависит от того, в каком контакте она работается. Очень часто ездят в контакте на лошадях, которые еще недостаточно физически сильны, или когда средства управления всадника не работают независимо друг от друга. Некоторые всадники пытаются наталкивать лошадей на «закрытую дверь» в виде сильных, жестких, сдерживающих рук (фиксированной рамки), или же прибегают к дополнительным средствам, таким как шпрунт. На самом деле, единственный способ по-настоящему расслабить лошадь и включить ее спину – это дать ей достаточно свободы, чтобы вытянуть шею вперед и вниз. Лошади пользуются шеей и головой для сохранения равновесия, они не могут работать через спину с задранной головой.

Чтобы помочь лошади развить эту удлиненную, более округлую форму, необходимо в первую очередь сбалансировать себя, дыба не нарушать ее равновесие и научиться отдавать повод. Позволяя лошади свободно пользоваться всем своим телом, вы разовьете ее длинные мышцы и поможете ей найти стабильное равновесие. Независимо от возраста и опыта лошади (будь то молодая лошадь, возрастная или нуждающаяся в корректирующем тренинге), вы вместе можете научиться сохранять равновесие вне зависимости от повода, а затем развить легкий контакт, не мешающий движению вперед.

Терпение и последовательность помогут вам достичь конечной цели – езды от зада вперед, при которой энергия лошади направляется главным образом ногами и седалищем, и возвращается ко всаднику посредством легкого, эластичного контакта.

Вам помогут следующие три упражнения:

Упражнение 1: Полевая посадка без лошади
Для начала, нужно заняться собственной физической формой и равновесием. Над ними можно работать и без лошади. Следующее упражнение поможет вам улучшить свой баланс, выровнять плечи относительно пяток и создать правильные углы сгибания в голеностопе, колене и бедрах, а следовательно и сидеть в седле независимо от повода. Я считаю это упражнение особенно полезным для тех, кто ездит верхом всего несколько раз в неделю.

Илл. Если ваша лошадь сходит с траектории, показанной на иллюстрации на стр. 41 и движение вперед не позволяет вернуть ее на прежний след в течение нескольких шагов, мягко включите диагональные средства управления, направляя ее. Представьте себя в виде буквы Х: ваш корпус – это точка пересечения прямых, а диагональные пары конечностей – прямые: левый шенкель на правый повод, правый шенкель на левый повод. Если лошадь уходит влево, корректируйте ее левым шенкелем на правый повод. | © Sandy Rabinowitz

  1. Встаньте лицом к ступеньке или монтуару. Поднимитесь на ступеньку (или монтуар) и сдвиньтесь назад, так чтобы пятка оказалась навису, как у прыгунов в воду. Поднимите руки в стороны для сохранения равновесия.
  2. Смотрите прямо перед собой мягкими глазами, дышите глубоко, медленно. Согните ноги в коленях и бедрах, как если бы хотели опуститься на колени для молитвы, и примите то же положение, что на полевой посадке (на двух точках) — углы коленей и бедер закрыты, голеностопы амортизируют, корпус чуть наклонен вперед. Сконцентрируйтесь на сохранении равновесия на мысках. Сохраняйте это положение до тех пор, пока не устанете. В какой-то момент вы почувствуете, что мышцы бедер начинают наливаться. Это хороший знак — мышцы работают. Не переусердствуйте. Повторяйте упражнение несколько раз в неделю, постепенно увеличивая время выполнения по мере того, как мышцы будут укрепляться.
  3. Когда упражнение перестанет представлять для вас сложность, попробуйте сохранять облегченную посадку с вытянутыми вперед руками. Держите их горизонтально, выпрямленными в локтях и сжатыми (закрытыми, но не напряженными) кулаками. Это добавит нагрузки. Сохраняйте положение максимально долго и постепенно удлиняйте репризы.

Упражнение 2: Баланс на двух точках (полевая посадка)
Следующим шагом будет перенести силу и равновесие с земли в седло, чтобы вы не пытались балансировать за счет повода. В то же самое время, можно начать учить лошадь нести себя.

  1. Сидя на стоящей лошади, смягчите руки и позвольте лошади вытянуть шею. Если она пойдет вперед, не сдерживая дыхания, спокойно остановите ее. Смягчая руки, представляйте себе то, чего хотите от лошади – остановка без движения. Если лошадь не стоит на месте и все равно идет вперед, возьмите лакомство и угостите ее, когда она остановится. Я не часто угощаю своих лошадей, но иногда прибегаю к пищевому поощрению в воспитательных целях.
  2. Когда лошадь научится стоять спокойно с легчайшим контактом или без него, встаньте в полевую посадку. Положите руки на середину гривы, но равновесие сохраняйте только за счет ног, как и в упражнении на ступеньке — руки не нагружайте. Глаза мягкие, взгляд направлен вперед — это поможет вам сохранить равновесие. Если физическая форма позволяет, оторвите руки от шеи лошади и вытяните вперед по направлению к трензелю, следуя за положением головы и шеи.
  3. Сохраняйте полевую посадку до тех пор, пока не почувствуете усталость в мышцах. Не дожидайтесь момента, когда схватитесь за повод для сохранения равновесия. Сконцентрируйте внимание на ногах. При правильно отцентрованном седле, путлища должны оставаться перпендикулярными земле. Это упражнение научит вас контролировать положение своих ног без зеркала или подсказок со стороны. Прочувствуйте, как положение ног сказывается на положении корпуса. Если нога сместится вперед, то вы начнете заваливаться назад, если назад, — то вы начнете наваливаться на шею лошади. Когда шенкель стабилизируется, стабилизируется и верхняя часть тела.
  4. Когда будете готовы, попробуйте выполнить это же упражнение на шагу. Сидя в седле, смягчите руки, позволяя лошади вытянуть шею настолько, насколько она хочет. Если она начнет ускоряться, продолжайте глубоко дышать и мягким воздействием повода придержите ее до желаемой скорости. Перед тем, как что-то просить от лошади, всегда представляйте себе то, что желаете от нее получить. Когда добьетесь желаемой скорости, встаньте на полевую посадку и сохраняйте ее до тех пор, пока мышцы не устанут. Сохраняйте контакт максимально легким. Поначалу это будет казаться вам и вашей лошади странным, но вы оба не сможете жить без этого ощущения легкости и свободы, когда научитесь сохранять равновесие независимо друг от друга.
  5. Постепенно учитесь ездить на полевой посадке с легчайшим контактом или без него рысью и галопом.

Этот навык требует времени, особенно, если вы всегда ездили в зависимости от повода. Поначалу, такая езда будет сложной для обоих. Лошадь будет как бы штормить, так как многим лошадям нести себя сложно как физически, так и психологически. Наберитесь терпения, будьте последовательны. Вашей лошади поможет следующее упражнение, но выполнять его нужно, не ограничивая ее новообретенную свободу.

Упражнение 3: Три скорости на каждом аллюре
Это упражнение поможет вам научиться ездить от ноги, корпуса и глаз, а не от рук. Управление скоростью на всех аллюрах улучшит податливость и чувствительность лошади к легчайшим средствам управления.

Илл. Переход на более медленный шаг: визуализируйте переход, вдохните и представьте , что ваш корпус — это парус. Вы дышите, а парус тормозит лошадь. | © Sandy Rabinowitz

1) Двигайтесь шагом в легчайшем контакте или без него. Представьте себе вашу траекторию движения (пунктирную линию). Представьте, что лошадь – это велосипед, который нужно держать вертикально и вести по воображаемой пунктирной линии. Держите руки перед собой, как будто держитесь за руль, плечи ровно, внизу, сзади. Двигайтесь вперед, прося лошадь сохранять импульс, как если бы вы крутили педали на велосипеде и старались держать его вертикально.

Если лошадь смещается с воображаемой линии плечами или крупом, сохраняя взгляд на траектории движения, просите ее двигаться вперед от ноги, не включая повод. Если это не помогает и в течение ближайших нескольких шагов лошадь не возвращается на след, скорректируйте ее диагональными средствами управления. Представьте себя в виде буквы Х: ваш корпус – это точка пересечения прямых, а диагональные пары конечностей – прямые: левый шенкель на правый повод, правый шенкель на левый повод. Таким образом, если лошадь уходит влево, корректируйте ее левым шенкелем на правый повод.

2) Прочувствуйте четыре такта шага, сконцентрируйте внимание на задних ногах. Смягчите руки. Чтобы лошадь вытянула шею вперед и вы почувствовали, как она удлиняется перед вашей ногой. Попросите расширить шаг. Это увеличит амплитуду покачивания седла, продолжайте дышать ровно, расслабьтесь и сопровождайте движения.

Если лошадь поднимется в рысь, не бросайтесь ее останавливать. Выездка лошади – это не слепое следование приказам. Наша цель – добиться качества движений, а не мгновенного подчинения. Поэтому, если лошадь предложила хорошую, сбалансированную рысь, она не ломится вперед и не ложится в повод, то продолжайте дышать ровно, расслабьтесь и позвольте ей несколько секунд порысить. Затем представьте себе переход на шаг, вдохните и переводите. Пользуясь терминологией Чарльза де Кюнффи (книга «Этика и страсти выездки» (The Ethics and Passions of Dressage)), это и есть та самая «оппортунистическая выездка», при которой всадник поощряет качественную работу даже тогда, когда лошадь предлагает ее случайно.

3) Через несколько широких шагов, переведите лошадь на обычный шаг, опять-таки сначала визуализировав это сокращение, вдохнув и представив себя парусом, который контролирует скорость и направление движения. С каждым вдохом парус надувается и тормозит лошадь. Нет необходимости сразу прибегать к помощи повода. Прочувствуйте, как расслабляются голеностопы, колени, бедра и локти. Они амортизируют движения лошади. Если лошадь не тормозится, мягко натяните повод, но помните, что повод – это последнее средство.

4) Через несколько шагов обычного шага попросите лошадь замедлить шаг. Вновь представьте себе желаемый результат перед тем, как прибегать к помощи повода (если в том вообще будет необходимость). Берите исключительно столько повода, сколько нужно, не больше, и сразу смягчайте, чтобы лошадь могла вытянуть и сбалансировать себя на более медленном шагу. Сделайте четыре-пять медленных шагов и вновь увеличьте скорость до обычного шага.

По мере того, как лошадь научится менять скорость движения с минимальным воздействием повода или вообще без него, вы начнете больше ездить от ноги – контролировать скорость движения мягким воздействием шенкеля и смещением веса при сохранении легчайшего контакта.

Поиграйте с тремя скоростями на шагу до тех пор, пока лошадь не научится отвечать на шенкель и корпус. Затем попробуйте сделать то же самое на рыси и в конце концов на галопе. Если лошадь переходит на другой аллюр – на галоп, когда вы просите ее пойти более широкой рысью, или на рысь, когда вы просите более собранный галоп, — проверьте ее баланс. Если она не ложится в повод и не теряет импульс, позвольте ей двигаться тем аллюром, которым она хочет. Позвольте ей передохнуть и расслабиться, а затем попросите то, что изначально хотели.

На всех трех аллюрах нужно сохранять расслабление и равновесие, чувствовать задние ноги лошади под собой и позволять лошади тянуться вперед и вниз. В результате продольного вытягивания лошадь поднимает основание шеи и подводит зад, и в результате округляется и начинает проводить энергию задних ног через спину. Вас приятно удивит то, с какой готовностью лошадь пойдет на повод в поиске легкого, эластичного контакта, когда найдет свой баланс и накачает длинные мышцы. Эта ее готовность — результат корректной работы от зада вперед.

Работайте вместе с лошадью
Прогресс заканчивается в тот момент, когда вы начинаете работать против лошади, а не вместе с ней. Перед каждой тренировкой нужно оценивать настроение и физическое состояние лошади. Если она бодра, то позвольте ей несколько минут пошагать в своем темпе вместо того, чтобы с ходу пытаться ее направлять и контролировать. Затем аккуратно попросите ее об остановке, постойте пару секунд, смягчите руки и выдвиньте шенкелем на шаг. Повторите это два-три раза, пока лошадь не «перезагрузится» – начнет спокойно дышать и расслабится. Сейчас она готова к работе.

Если же лошадь наоборот слишком расслаблена, поработайте над изменением скорости шага. Это разбудит ее и добавит энергии. Прикладывая шенкель, всегда думайте о «мощи» а не о «скорости».

Анна Кенан — американский тренер по дисциплине «хантинг», судья с опытом более 40 лет. www.annekenan.com.

Статья была изначально опубликована в журнале Practical Horseman в номере Август 2015.

Источник

Как мы игнорируем страх лошади

24 октября 2017

Автор: Erica Franz

Изо дня в день конники во всех дисциплинах откровенно игнорируют страх лошадей или же предпочитают трактовать его как-то иначе, не решая проблему.

Список отговорок практически бесконечен, причем большинство полагает, что наши лошади испытывают не больше страха, чем их дикие сородичи, и в любом случае находятся в более выигрышном положении.

Нужно понимать, что страх, вызванный человеком, имеет другую природу, так как в большинстве случаев он продолжителен во времени, выдернут из контекста, и лошадь не видит очевидного способа от него избавиться.

В руках человека лошадь может испытывать страх изо дня в день в течение всей жизни. Мы все знаем, что творит с людьми длительный стресс – он убивает. Точно так же, согласно исследованиям, лошади получают язву желудка (50-70%).

Помимо вреда для здоровья, страх сказывается и на когнитивной деятельности лошади, иными словами, мешает лошади учиться и качественно работать.

Цитата:

«Мы заметили, что стресс пагубно влияет на рабочую память лошади. С практической точки зрения это означает, что в состоянии стресса лошадь не всегда способна отвечать на команды тренера, особенно, если этот ответ требует обращения к памяти».

                                                      Матильда Валеншон (Mathilde Valenchon, MS, PhD candidate)

К страху лошадей стоит относиться с большим уважением и по возможности избегать его источников в процессе работы. Но для начала давайте научимся его распознавать.

Физические признаки и симптомы страха

Многие из них вам прекрасно знакомы, но ассоциировали ли вы их со страхом?

Видимые белки глаз

Одним из наиболее распространенных признаков страха лошади являются белки глаз, которые становятся видимыми из-за того, что лошадь широко раскрывает глаза. Безусловно, все лошади разные. У кого-то белки видны чаще, у кого-то реже, поэтому внимательно следите за тем, как выглядит ваша лошадь в разных ситуациях, сопряженных со стрессом.

Фырчание

Фырчание может также быть признаком страха.

Лошадь резко останавливается и не решается идти вперед

Лошадь шарахается и несет

Наравне с видимыми белками глаз, это наиболее очевидный признак страха. При этом большинство конников обычно винит в происходящем лошадь, не придавая значения истинной проблеме – удивлению или испугу.

Копание

Неожиданно, да? Полагаю, что вы не ожидали увидеть в этом списке копание, при это оно является признаком переживания или страдания лошади.

Лошадь кивает головой

Пример? — Пересмотрите предыдущее видео.

Лошадь свечит, бьет ногами, лягается

Иногда такое поведение списывается на поведенческие проблемы или «сложность» лошади, хотя оно может быть признаком страха.

А вы прислушиваетесь к своей лошади?

«Испуганная лошадь» (“The Frightened Horse”) Никос Фурчич (Nykos Furcic).

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

 

Облегчаться можно по-разному

Автор: Кэрол Курц Дарлингтон, лицензированный тренер Art2Ride

В чем заключается смысл облегченной рыси? Некоторые тесно ассоциируют выездку с работой на учебной рыси и полагают, что выездка начинается только с того момента, как они садятся в седло. Это заблуждение. Выездка – это гимнастика для лошади. Если ввести учебную рысь до того, как лошадь наберется сил и сможет нести всадника без ущерба для качества движения, то лошадь прогнется и будет испытывать дискомфорт. Такую работу выездкой не назовешь, поэтому важно работать на строевой рыси, не навязывая лошади учебную, до тех пор, пока лошадь не сможет сохранять ритм независимо то того, облегчаетесь вы или сидите. Следует помнить, что если вы облегчаетесь правильно, то на строевой рыси лошади значительно проще выполнять ваши требования.

В самом начале обучения всадников (и меня в том числе) учат облегчаться под правильную ногу. Зачем? Мы определяли, под ту ли ногу облегчаемся, опуская взгляд на внешнее плечо лошади. Нужно было вставать, когда внешняя передняя нога в воздухе. Если мы ошибались, инструктор на нас ругался. Действительно ли так важно облегчаться под правильную диагональ или это просто показатель опытности?

Облегчаться под правильную ногу действительно важно, но это имеет мало отношения к внешней передней ноге. Давайте подумаем о том, как лошадь двигается на рыси. На правильной собранной рыси лошадь поднимает диагональные пары конечностей с идеальной каденцией. То есть, если вы видите, что поднимается передняя нога, то можете с уверенностью сказать, что точно также поднимается и диагональная задняя. Именно в этом и кроется секрет. Цель облегченной рыси – облегчить спину лошади в тот момент, когда ВНУТРЕННЯЯ ЗАДНЯЯ нога будет в воздухе. Именно внутренняя задняя нога отвечает за подъем спины и, как следствии, за естественное телескопическое вытягивание шеи. Нам нужно, чтобы лошадь могла легко и непринужденно пользоваться внутренней задней ногой, поэтому встаем на стременах под внешнюю переднюю и внутреннюю заднюю. Именно поэтому так важно облегчаться под нужную диагональ.

Строевая рысь – это не просто «сели-встали на стременах». Облегчаться нужно легко и грациозно, ноги при этом должны оставаться расслабленными. Взгляните, как облегчается Уилл. Нижняя часть его ног практически не двигается.

Еще один момент: строевая рысь неспроста называется облегченной. Ваша задача – облегчить спину лошади, чтобы та могла ее поднять. Это крайне важно в первые два года базового тренинга, независимо от возраста лошади. Лошадь может быть недостаточно физически развитой, чтобы работать под всадником, не прогибаясь, и даже если с физическим развитием у нее все в порядке, строевая рысь всегда поможет добиться подъема спины и вытягивания вперед и вниз между более сложными упражнениями.

Вот упражнение, которое поможет вам прочувствовать, как правильно облегчаться:

Лягте на спину, положите голени на скамейку, колени согнуты. Ноги на ширине… лошади, ягодицы на полу. Поднимите таз, чтобы корпус от плеч до колен распрямился, а затем аккуратно опустите его на пол, возвращаясь в исходное положение. Двигайтесь ритмично. Думайте только о подъеме и аккуратно возвращайтесь в исходное положение. Не падайте. Постарайтесь максимально раскрывать бедра. Тот факт, что вы устранили из упражнение стопы и голени, даст вам возможность почувствовать, как облегчаться от колена. На строевой рыси вы как бы встаете из положения «на коленях», строго вверх, грудь вперед и вверх. Работают мышцы бедер. Именно сейчас становится очевидным значение физической подготовки всадника.

Нога от колена вниз практически неподвижна. Представьте себе, как встаете из положения «стоя на коленях». Обратите внимание на то, как Элисон Эмили Брунелли сгибает ноги в коленях, чтобы помочь Контиго сохранять равновесие. Она облегчается от бедра, но плечи при этом не особо участвуют в процессе.

На мой взгляд, цель облегченной рыси заключается в том, чтобы максимально облегчить задачу лошади и позволить ей нести вас без особых усилий. Да, лошади большие животные. У них большие спины, но без корректной подготовки они слабые, и вес человека для них существенен. Старайтесь опускаться в седло как можно мягче. Если у вас не получается не напрягать ноги, попробуйте поднять мыски. Это должно помочь успокоить ноги. Строевая рысь также помогает сохранять ритм.

На переходах на шаг не садитесь в седло, а продолжайте облегчаться, пока лошадь не перейдет на четкий четырехтактный шаг. Если вы сядете слишком рано, она прогнется в спине и привыкнет прогибаться на переходах. Продолжайте облегчаться, пока лошадь не перейдет на шаг окончательно, а затем аккуратно опуститесь в седло.

Учебная рысь вводится постепенно. Сначала вы садитесь на один темп, потом на три, потом на пять… и вновь строевая рысь, чтобы лошадь не теряла ритма движения и не прогибалась. Однажды, вы обнаружите, что лошадь готова работать на учебной рыси дольше, но я считаю, что большинство всадников слишком долго работает на учебной рыси.

Я регулярно возвращаюсь к упражнению на полу, чтобы напоминать себе, как вставать от бедра и не валиться вперед плечами.

Помните, вставать на рыси можно по-разному, и от того, как вы это сделаете, будет зависеть, будет ли лошадь поднимать спину или прогибаться.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

 

В чем разница между классической и спортивной выездкой

Автор: Erica Franz

Изначально классическая и спортивная выездка были одним целым и не разделялись. Однако со временем появились различия, которые все дальше разводят их в разные стороны. Вопрос: останутся ли эти различия навсегда, или все-таки однажды спортивная выездка вернется к своим классическим корням?

Будьте осторожны, когда слышите словосочетание «классическая выездка»

Прежде всего должна вас предупредить, что не все те, кто называет себя «классиками» в реальности занимаются «классической выездкой».

К классикам себя относит два типа всадников:

1) Те, кто изучает, переносит на практику и пытается совершенствоваться на основе работ разных классических Мастеров, таких как Франсуа Боше, графа Дор, Франсуа Робишон де ла Гениньера и относительно недавно покинувшего нас Нуно Оливейры. Многие из этих всадников не участвуют в соревнованиях и в работе строго следуют принципам классической выездки с одной лишь целью – максимально хорошо и корректно обходиться со своими лошадьми.

2) Всадники, которые называют себя «классиками» в коммерческих целях. Сейчас модно заниматься классической выездкой, поэтому они используют это название в своих маркетинговых материалах даже тогда, когда их работа как всадников и тренеров не имеет ничего общего с классическими идеями.
В этой группе можно встретить и спортсменов, которые, понимая, что название «классическая выездка» привлечет к ним больше клиентов, заманивают их этим волшебным словосочетанием.

Чем классическая выездка отличается от спортивной

Классическая выездка

  • Не ставит своей целью получение наград, медалей, розеток и денежных призов.
  • Не ставит временных рамок в работе с лошадью.
  • Основывается на учении одного или многих классических Мастеров, не поддаваясь сиюминутным прихотям.
  • Доказывает, что корректная работа укрепляет здоровье и благополучие лошади.
  • Допускает работу с любой породой и типом лошади.

Спортивная выездка

  • Целью работы всадников является привлечение спонсоров, получение денежных призов, званий и наград.
  • Руководствуется принципом «один год на уровень», поэтому многие форсируют тренинг лошадей. Известной спортивной лошади Blue Hors Matine было всего 9, когда она выступала на уровне Большого приза.
  • Всадники делают все ради победы и на постоянной основе не гнушаются такими методами как роллкюр (он же LDR) и т.д..
  • Чрезмерные нагрузки зачастую приводят к травмам лошадей, особенно к травмам суставов, которые влекут за собой необходимость внутрисуставных инъекций для продолжения работы. Нередко всадники начинают колоть лошадей внутрисуставно с возраста 2х лет, еще до того, как те будут заезжены. Считается, что так они готовят лошадей к соревнованиям.
  • Для участия в международных соревнованиях рекомендуется покупать верховых лошадей лучших линий.

Что случилось со спортивной выездкой?

Как всегда, всему виной деньги. Всадники стремятся победить любой ценой ради финансовой выгоды, которая сопровождает высшие строчки рейтинга.

Правила соревнований по выездке основываются на классических принципах, и в течение длительного времени это позволяло удерживать спорт в русле.

А затем появилась Анки.

Нет, Анки ван Грюнсвен была далеко не первой, и на сегодняшний день она далеко не самая известная сторонница роллкюра и гиперсгибания. Но именно она сделала его скандально популярным, она публично его признала, всячески рекламировала и продавала.

За последние десять лет репутация спорта все больше портится по мере появления новых скандалов. Всадников дисквалифицируют за кровь во рту, дырки в боках от шпор, безудержное использование роллкюра (он же LDR), синие языки

Все это лишь половина картины, ведь судьи продолжают награждать тех, кто очевидно пренебрегает правилами, в частности тем, которое гласит, что лошади должны держать нос на или перед линией отвеса.

Что делать со спортивной выездкой?

Неужели спортивная выездка нуждается в пересмотре своих практик? По мнению Доминик Барбье из From New Zealand Horse & Pony, именно так:

«Для французского мастера классической выездки проблемы современного спорта так глубоки, что требуют радикального пересмотра».

Jean Llewellyn, July 2009 ‘It’s Anti-Dressage’

Необходимо, чтобы те, кто практикует классическую выездку, начали выезжать на соревнования. Очень мало классиков это делает, и как тот, кто раньше выезжал, а потом бросил, я очень хорошо их понимаю.

Мастер классической выездки Нуно Оливейра на пиаффе.

Чтобы больше людей заметило классическую выездку, вовсе не обязательно участвовать в соревнованиях. Более того, выезды на старты могут оказаться не так эффективны, как некоторые думают. Большинство спортсменов рьяно отстаивают свои методы работы и не хотят видеть и пробовать что-то другое, особенно, если это требует больше времени.

Для многих спортсменов отказ от силовых методов воздействия в работе ассоциируется с риском провала на стартах. По факту выходит, что судьи больше не награждают наиболее правильную езду (согласно правилам FEI).

В прошлом Мастера привлекали к себе внимание, выступая в цирке, и возможно классической выездке стоит задуматься об альтернативных путях привлечения внимания масс.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Уильям Миклем о Карле Хестере как одном из ведущих британских тренеров — 2

Карл Хестер на Nip Tuck, 2016. Фото: FEI/Kit Houghton.

Карла спросили о роллкюре (LDR — Low, Deep & Round) и текущих спорах относительно формы шеи и положения головы. Всем известно, что Карл не прибегает к роллкюру и глубоким сгибаниям, но в последнее время даже его критикуют за то, что он просит лошадей тянуться вниз. Он сказал, что ему не нравится термин LDR, и что самое важное – сохранять естественность и гибкость шеи, а также открытый угол между ганашом и шеей. При этом рот лошади должен демонстрировать ее комфорт.

«Каждодневную работу следует делить на три части. Интенсивное обучение должно располагаться между периодами расслабления и растяжки на разминке и заминке. На разминке и заминке лошадь нужно научить тянуться вперед и вниз без потери баланса. По мере того, как лошадь обретает навыки и крепнет физически, рамка может меняться. На тренировках следует регулярно предлагать лошади тянуться, чтобы она расслаблялась и не закрепощалась».

«Если лошадь не тянется в начале тренировки, начинайте работать над контактом и предлагайте ей потянуться, как только она будет к этому готова. В работе на брошенном поводу вне равновесия нет смысла. Валегро научился тянуться лишь в возрасте 7 лет. Когда лошадь устает, она просит потянуться. Дайте ей такую возможность. Это то, что нужно поощрять».

Все обратили внимание на то, что чаще всего Карл просил Шарлотту «отдать повод» (перев. «ослабить повод»). Он повторял это после каждого более или менее сложного упражнения. Это не только награда для лошади. Это важный показатель того, что лошадь не удерживают в рамке силой, что она не напряжена и естественно держит шею и голову. Затем это комбинируется с продвижением вперед: «Если твоя рука не перед седлом, кажется, что ты едешь назад. Когда твоя рука перед седлом, ты едешь вперед, и лошадь двигается вперед. Очень много народу ездит на слишком длинном поводе. Рука впереди позволяет двигаться вперед к железу, а не назад».

Роллкюр и гиперсгибание

Методология любого спорта эволюционирует. Поиск путей совершенствования требует перемен и открытости для всего нового, но в выездке многим это претит, особенно потому что этот вид спорта полон обязательных «классических» принципов, непререкаемых истин и крайне субъективного судейства. Но Карл говорит: “В конном деле всегда найдется тот, кто научит вас чему-то новому, поэтому избавляйтесь от предубеждений.”

Думая о благополучии и эксплуатационных качествах лошади, вашей основной целью должно стать развитие естественных аллюров и осанки лошади. Но зачастую это требует усилий и времени, поэтому не удивительно, что для достижения более скорых результатов многие прибегают к разным приспособлениям. Эти результаты, как правило, недолговечны. Они не реализуют потенциал лошади и не способствуют ее благополучию.

В 2015 на 11й Международной конференции International Society of Equitation Science (ISES) в Ванкувере был продемонстрирован обзор 55 научных публикаций о влиянии положения головы и шеи на благополучие и рабочие характеристики разных типов лошадей. Обзор был подготовлен профессором кафедры разведения и генетики университета Готтингена (Германия) Утой Кениг фон Борстел (PhD, BSc) и профессором Сиднейского университета, специалистом по поведению и благополучию животных Полом Макгриви, (BVSc, PhD, MRCVS, MACVS, Cert CABC). Авторы обзора пришли к заключению, что, несмотря на то, что гиперсгибание позволяет добиться большей экспрессии движений, «его предполагаемую гимнастическую ценность перевешивают ущерб благополучию и нежелательные гимнастические последствия». 88% исследований показывают, что гиперсгибание отрицательно сказывается на благополучии лошади, вызывая обструкцию дыхательных путей, патологические изменения в строении шеи, ограничение поля зрения, а также стресс и боль в результате протиречивых сигналов и невозможности избавиться от давления».

В ходе последующих обсуждений проблемы Британское конное общество решило вести более активную публичную работу, направленную на поддержку гуманных методов работы с лошадьми, которые практикуют, в частности, Карл Хестер и Шарлотта Дюжардин, а также прекратить использование гиперсгибания и роллкюра.

Строевая рысь бесценна

Карл так же, как и Уильям Фокс Питт и Майкл Юнг, которые занимаются выездкой в рамках троеборья, использует строевую рысь в нескольких случаях: «Строевая рысь помогает лошади найти и сохранять правильный ритм. Хорошим тестом для молодой лошади будет, если вы встанете на строевую рысь и бросите повод. При этом лошадь должна потянуться вперед и вниз. Если же она задерет голову, то тренинг необходимо скорректировать».

Строевая рысь освобождает спину лошади, поэтому я считаю ее предпочтительной для работы с молодыми лошадьми, а также на средней и прибавленной рыси с лошадьми любого возраста. Карл также рекомендует всадникам экспериментировать со строевой рысью на боковых движениях опять-таки из-за того, что она облегчает спину и позволяет лошади двигаться свободнее. «Выполнение боковых движений на строевой рыси не является грехом. Посмотрите на конкуристов – они принимают упор в колени и их лошади работают спинами. Теперь посмотрите на всадников в выездке – они сидят прямо и глубоко, и лошади под ними прогнуты». (Из конкуристов рекомендуем обратить внимание на работу Маркуса Энинга (Marcus Ehning), Педера Фредриксона (Peder Fredricson) и Бена Мехера (Ben Maher).

До этого я видел, как Карл просил всадников на шагу вставать на стременах на несколько шагов, а затем садиться обратно в седло. Цель этого упражнения – расслабиться и почувствовать, как это сказывается на спине лошади. То же самое упражнение затем выполняется на рыси и галопе. «Чередование работы сидя в седле и стоя на стременах хорошо показывает, насколько всадник мешает или не мешает лошади». Некоторых всадников Карл просит облегчаться и на пассаже. «В этом случае вы получите более высокую рысь, потому что будете подтягивать лошадь вверх корпусом. Это помогает лошади двигаться вместе с вами вверх и вперед», — объясняет Карл.

Психологическая подготовка и работа на трензеле

За время нашего визита Карлу задали два необычных вопроса: 1) о его психологической подготовке к соревнованиям и 2) о его мнении относительно разрешения выступать на международных соревнованиях на трензеле.

Карл сказал, что не нуждается в особой психологической подготовке. залогом своего спокойствия он считает детальную проработку всех моментов, поддержку команды и отношение к соревнованиям как к рутине. Однако он отметил, что Шарлотте очень помогает спортивный психолог, посещение которого заметно сказывается на ее езде. На соревнованиях Шарлотте требуется личное пространство: «В отличие от других моих учеников, которым требуется поддержка, она предпочитает забиться в полутемный прицеп. Чаще всего психологические проблемы связаны с неуверенностью. Мы стараемся обеспечить индивидуальный подход к каждому, чтобы спортсмен оставался уверенным в себе».

На второй вопрос Карл без толики сомнения ответил, что, на его взгляд, всадники должны иметь возможность выступать на трензеле на международных соревнованиях. «Я думаю, что большинство всадников разделяет эту позицию, но глубоко уважаемая мной Кира Кирклунд считает, выездка высшего уровня должна исполняться на мундштучном оголовье». К сожалению, Карл сказал, что пока выступает сам, не будет настаивать на изменении правил в этом вопросе, однако не видит причин, по которым другие тренеры высшего звена и всадники не должны пытаться повлиять на Федерацию, если так этого хотят.

Качественная работа на фоне сбалансированной жизни

Все лошади, которых мы видели в тот день, показали себя очень хорошо. Не удивительно, ведь им позволяли качественно работать, предлагая относительно легкие упражнения в порядке усложнения: например, молодой лошади позволяется сделать несколько шагов вперед перед остановкой, никто не отрабатывает среднюю рысь до того, как лошадь сможет двигаться собранной, в начале позволяется небольшое продвижение вперед на пиаффе, и каждое более или менее сложное упражнение заканчивается командой «ослабь повод» и выполнением чего-то более простого. «Ключ к эффективным тренировкам лежит в незначительном прогрессе. Такой подход обеспечивает качественную подготовку лошади в перспективе», — объясняет Карл.

К тому же, он отправляет лошадей на старты более низкого уровня, нежели их фактическая подготовка, поэтому соревнования не представляют для них сложности. Он не видит проблемы в том, что лошадь будет ожидать конкретной команды, поэтому за две недели до стартов, всадники начинают накатывать езды: «Я не хочу, чтобы требования всадника на стартах были неожиданностью для лошадей».

Вся работа, которую мы видели, соответствовала ожиданиям: естественные аллюры, естественные прибавки от зада и пиаффе, на которых лошади действительно подсаживались на зад. Работая таким образом, Карл надеется к 10 годам подготовить каждую из них к Большому призу. Он четко дал понять, что не видит смысла в плохом выполнении упражнений, но не будет наказывать лошадь за ошибку на менке: «Наказание влечет за собой напряжение и проблемы в перспективе. Правильно подвели лошадь к упражнению и выполни его снова. Мы слишком нервничаем из-за менок. Лошади поймут, что вы от них хотите». Чаще всего менки выполнялись вдоль бортика, чтобы было проще сохранять прямолинейность.

Хозяйственная сторона вопроса тоже оказалась на высоте. Карл не экономит на персонале: «У меня 5 человек на 18 голов, поэтому они могут обеспечить лошадям качественный уход. Благодаря этому, мы с Шарлоттой можем позволить себе садиться на лошадей только по 4 раза в неделю. У нас нет зарплат, поэтому приходится зарабатывать уроками. Но я считаю, что важно относиться к лошадям как к личностям и обеспечивать им индивидуальный подход, так что мы уделяем внимание каждой мелочи».

Пока Карл показывал нам своих лошадей, в манеж то и дело забегали собаки. Некоторые из них ложились у стенки, а вокруг уличного плаца разгуливала стая цесарок. Все это создает расслабленную атмосферу, в которой работа и образ жизни тесно переплетаются между собой. Все это также является частью успеха Карла: он обожает выездку, но понимает, что в работе с животными и людьми нельзя передавливать. Для него цесарки и спортивные победы – две стороны одной медали: «Помните, что помимо работы у меня есть своя жизнь. Не жертвуйте жизнью ради денег. Мне очень нравится высказывание: мы работаем, чтобы жить, а не живем, чтобы работать».

Безопасность и живите настоящим

В течение многих лет я считал, что причиной многих смертей в троеборье по крайней мере косвенно являются определенные методы работы с лошадьми. Те методы, которые некоторые считают приемлемыми, но которые подразумевают применения механических средств и силы в поиске подчинения, а не сотрудничества, «выключают» естественные реакции лошади и их природную сноровку. Наряду с прочими об этом говорил Крис Бартл (Chris Bartle). Забавно, что философия работы и тренинга Карла идеально подходит для выездки в рамках в троеборья и конкура.

К сожалению, за последнее время я несколько раз слышал совершенно другое мнение из уст двух элитарных тренеров по выездке. Их мнение разводит выездку и троеборье/конкур в разные стороны. Эту разницу во взглядах необходимо освещать, ибо безопасность полевых испытаний во многом зависит от корректности выездки. Необходимо пользоваться моментом, потому что сейчас мы можем опереться о плечо такой крупной фигуры, как Карл Хестер.

Нужно сказать, что я воспользовался моментом и напомнил Карлу о недопустимости тугого затягивания капсюлей и использования самозатягивающихся капсюлей. Я показал Карлу череп лошади и напомнил о строении нижней челюсти и расположении нервных окончаний, а затем предложил попробовать свою уздечку на лошади, у которой была серьезная проблема с приемом железа. Через две недели Карл прислал мне СМС: «Сработало». Это сообщение стало для меня лучшим подарком на Рождество!

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Уильям Миклем о Карле Хестере как одном из ведущих британских тренеров

Карл Хестер на Nip Tuck. Фото: FEI/Jon Stroud.

Вдохновение не чуждо даже старшему поколению тренеров!

Недавно группа элитарных тренеров получила возможность посетить тренировочную базу Карла Хестера под Бристолем, посмотреть на тренировку 9 его голов и поучиться у человека, который изменил мир выездки не только в Британии, но и в мире в лучшую сторону. Следствием его успеха стало то, что все больше ведущих тренеров и всадников задумались о счастье своих лошадей, стараются применять меньше силы и проще смотреть на вещи. Сейчас мало просто стремиться к гармонии, легкости и простоте. Эти характеристики стали обязательным требованием для достижения высоких оценок.

Как говорит Карл: «Люди хотят делать то, что делают победители… Некоторые никогда не изменятся, но большинство все-таки заинтересуется тем, как ты работаешь и почему, и попробует применить это… И речь в данном случае не только о выгуле лошадей!»

“Интересно, что после Олимпиады мне часто задают один и тот же вопрос (особенно датские и немецкие журналисты): списываю ли я свой успех на то, что наши лошади гуляют. Я всегда отвечаю: «Нет! Я списываю наш успех на грамотный тренинг. Вы же не спросите троеборца, победившего в турнире в Бадминтоне, списывает ли он свою победу на тот факт, что его лошади гуляют в полях? Он просто рассмеется вам в лицо. Но мы действительно работаем на плацу меньше, чем другие – всего четыре раза в неделю».

Преимущества

Таким образом, выездка повернулась лицом к лошади и стала более привлекательной. Применение силы ушло в прошлое, и в результате все больше людей — как всадников, так и зрителей — интересуются выездкой. Безусловно, важным фактором в этом процессе является партнерство Карла и Шарлотты Дюжардин с Валегро. Шалотта работает с Карлом уже 10 лет (с 20 лет) и признает, что именно он сделал из нее того всадника, коим она является сегодня.

Жизнь тренеров тоже стала проще, так как они вновь могут быть уверены в том, что есть логичный и гуманный путь достижения высших оценок. Я в данном случае пишу от лица человека, который всегда любил выездку, но разочаровался в ней в молодости, когда столкнулся с насилием и издевательствами над животными со стороны многих тренеров и берейторов взамен легкости и партнерства. Один тренер однажды дошел до того, что привязал мне руки к седлу, чтобы я удерживал голову лошади внизу!

Эхо прошлого

Наши собственные лошади всегда были легкими и простыми в езде. Вне дома я очень редко встречал такую работу и тех, кто не затягивал капсюль максимально туго. Исключением оказались Герберт Ребейн (Herbert Rehbein) и Роберт Хол (Robert Hall), чьи лошади были реально легкими и простыми, и в то же время обладали высоким качеством движений.

Поэтому когда я заговорил с Карлом об облегчении посадки на пиаффе и пируэтах на галопе, мне сразу вспомнился Шерберт Ребейн, который не уставал повторять одно и то же. А когда Карл сказал: «Хорошие пиаффе и пассаж берут начало в хорошей рыси, а хорошая менка – в хорошем галопе», то мне сразу вспомнился Роберт Холл, который в дополнение всегда говорил, что хороший переход берет свое начало в хороших аллюрах до и после него. Однако Карл также отмечает, что переходы сами по себе, и особенно внутри одного аллюра (расширение и сокращение), являются хорошим гимнастическим упражнением, которое улучшает равновесие лошади: «Делайте много переходов на галопе. Это позволит добиться более эффектного движения задних ног».

“Я съездил в Голландию к Берту Руттену – очень классическому и прямолинейному тренеру. Меня спрашивают, чему я у него научился. «Вперед и назад» (перев. Шире и уже). Я спросил: «Зачем?», и он ответил: «Потому что ты должен научить лошадь равновесию на четырех ногах». Тогда я узнал, что такое баланс и способность лошади нести себя.

Командная игра

После золотой медали на Олимпиаде Карл и Шарлотта дали друг другу время на пересмотр своих партнерских отношений, но после периода неопределенности снова нашли возможность уживаться, извлекая максимум пользы из сильных сторон каждого. У них команда. Они работаю вместе и меняются лошадьми. «Шарлотта любит работать на рыси», — говорит Карл, — «а я на галопе. Поэтому нам комфортно вместе. Мне нравится наблюдать, как работают моих лошадей, и я считаю, что моим лошадям очень полезно, что на них ездят другие всадники. Я также знаю, что лучше всего учиться посредством ощущений».

Нет сомнений, что их обоих ждет блестящее будущее, ведь сейчас у них в работе лучшие лошади из тех, что  когда-либо у них были. У обоих в работе по две большепризных лошади, которых они готовят к Олимпиаде в Токио в 2020, и безусловные победы Шарлотты на британских чемпионатах подсказывают, что их система работы эффективна на всех уровнях, и что мы еще увидим прекрасно подготовленных ими лошадей.

У Шарлотты сейчас пятилетний мерин из США по кличке Gjio. Он, без сомнения, талантлив и по темпераменту и манере двигаться во многом напоминает Валегро. Что меня интригует, так это его рост – всего 160 см в холке. Шарлотта говорит, что 162, но в любом случае он не отличается высоким ростом! Я считаю, что сейчас заводчики разводят слишком крупных лошадей для долгой и здоровой жизни, а, следовательно, деньги тех, кто инвестирует в спорт, выбрасываются на ветер, ведь универсальных лошадей так и не получается. Это особенно актуально для выездки, так что я надеюсь, что Шарлотта и Gjio выиграют Олимпиаду и изменят стереотипы относительно получения высоких баллов (Валегро, к слову, тоже не высокий по выездковым стандартам).

В элитарных скачках, троеборье и конкуре гораздо больше успешных лошадей ниже 165 см. Лошадей выше 167 см значительно меньше, в то время как в элитарной выездке пошла мода на крупных лошадей несмотря на то, что их размеры неблагоприятно сказываются на продолжительности жизни. Так же глупо оценивать длину шага в ущерб его качеству и заведомо ставить в неблагоприятные условия невысоких всадников, которые вынуждены ездить на слишком крупных для себя лошадях.

Что Карл ищет в лошади для выездки

Малыш Gjio определенно любит работать. Он принимает вызов и радуется жизни. Для Карла крайне важно, чтобы и всадник, и лошадь были счастливы. Мы обратили внимание на то, что все его лошади с готовностью двигаются вперед, с удовольствием работают и в своем роде обладают рабочей этикой.

“Лошадь должна быть смелой, она должна хотеть выступать. Если лошадь от природы ленива, она нам не подойдет. Если лошадь ленится по причине своей слабости или незрелости, это не страшно. Мы подождем, пока она повзрослеет. Но если она ленива от природы, я не буду с ней возиться. Я не хочу оказаться в ситуации, когда мне приходится применять хлыст, чтобы лошадь двигалась вперед. Для меня конечный результат выездки – это легкость, элегантность и гармония. Выездку должно быть приятно смотреть. Мне претит применение силы. Насилие нарушает гармонию». (Карл также отметил, что многие тренеры неверно поднимают прямолинейность, ассоциируя ее с тяжестью в руке).

“Покупая лошадь, я не смотрю на ее родословную и экспрессию движений, особенно на рыси. Рысь исправить проще всего. Купить же нужно хороший шаг и галоп. Мне не нужна лошадь, которая победила на соревнованиях молодых лошадей, так как это не те характеристики, которые нужны в Большом Призе. Мне нужна быстрота, чистота, аккуратность, а не массивность движений. Я ищу лошадей с хорошим задом и приятным телосложением. Все остальное -–тренировка и темперамент.”

Шарлотта отметила, что важное значение имеет положение и способность всадника двигаться вместе с лошадью, потому что «очень часто проблема кроется именно в положении всадника». Она следит за своей физической формой и гибкостью и ходит в спортзал четыре раза в неделю. При этом она не работает с весом, так как, с ее слов, не нуждается в дополнительной силе. Бывает, что ей приходится работать до 11 лошадей в день – каждую по 20-30 минут, — однако их разминают и заминают за нее другие.

Продолжение следует…

Перевод: Давыдова Ксения

Источник