О смысле плеча внутрь и о действиях всадника. Густав Штейнбрехт «Das Gymnasium des Pferdes»

Автор: Густав Штейнбрехт «Das Gymnasium des Pferdes» (перев. «Гимнастирование лошади»), 1886

Перевод с нем. Юлии Гоблиненок

«…Движение плечом внутрь является основной выездковой работы при обучении лошади. Траверс и ранверс, прохождение углов, повороты на заду и т.д., не будут полноценными без плеча внутрь, а именно без правильного сгибания и положения плеч, которые требуется для истинного плеча внутрь. Все вышеперечисленные другие упражнения являются лишь следствием правильно выполняемого плеча-внутрь.
 
Изобретателем этого упражнения считается французский мастер верховой езды Гериньер, именно это изобретение сделало его знаменитым, так как он понял всю важность этой работы, предложил идеальный вариант исполнения и оставил точное и убедительное описание.
Однако истинным первооткрывателем является другой не менее известный и непревзойденный Герцог Ньюкастлский, который добился необычайного успеха в искусстве выездки именно при помощи езды плечами внутрь и правильной загрузкой и подведением внутренней задней ноги. Его современники не смогли добиться даже близких результатов, так как не понимали сути дела, и лишь теряли время и усилия.
Само название упражнения уже дает предпосылку к тому, как оно выполняется. Плечи и перед лошади должны быть направлены внутрь, то есть оказаться на более внутренней линии, в то время как круп остается на внешней линии, таким образом заставляя лошадь, в зависимости от степени смещения внутрь, переносить внутренние ноги вперед и одновременно через внешние. Чтобы это выполнялось легко и естественно, необходимо чтобы внутренние ноги выносились через правильное сгибание, в то время как внешние ноги остаются на линии и не вываливаются наружу при помощи противодействующих внешних воздействий всадника, то есть всадник препятствует латеральному движению внешних ног лошади.
 
Движение плечом внутрь начинается с того, что лошадь в правильном постановлении, заводит плечи внутрь при помощи внутреннего повода настолько, насколько это необходимо, чтобы внутренние ноги следовали выбранной внутренней линии, на которой они должны оставаться, в то время как задние ноги продолжают следовать по исходной внешней линии.
 
Внутренний повод, при поддержке внешнего, задает исходное сгибание, при участии обеих ног всадника, которые удерживают круп на исходной позиции. Как только нужное положение достигнуто, начинается выполнение латерального движения, при котором внешний повод ограничивает сгибание, а внутренний шенкель действует более активно, совместно с внутренним поводом, не только для поддержания сгибания, но и для того, чтобы побудить лошадь пройти в повод и уступить. В то время как внешний шенкель вместе с внутренним задают коридор для задних ног и оказывают поддержку воздействию внешнего повода для достижения сбора.
 
Поскольку при этом движении внутренний шенкель сгибает и одновременно высылает вперед, очевидно, что лошадь, уступая этому двойному сигналу, попытается избежать сгибания путем откидывания зада наружу. Всадник должен правильно сбалансировать сгибающий внутренний шенкель при помощи очень хорошо дозированного воздействия внешнего повода и шенкеля, чтобы сохранить качество аллюра и не дать лошади свалиться в уступку.
 
Таким образом на плече-внутрь всадник часто вынужден больше работать внешним поводом и внешней ногой и более того, смещать свой вес наружу, с тем чтобы иметь больше контроля и лучше ощущать степень латеральности движения внешних ног лошади, так как именно от этого зависит правильность и легкость бокового движения внутренних ног лошади.
 
Контроль внешней стороны достигается не только при помощи сбора, но также и путем большей загрузки весом внешней задней ноги лошади, что ограничивает ее свободу движения.
Таким образом, основное правило при обучении плечу-внутрь, пока внешняя задняя нога еще не научена хорошо сгибаться, внешние средства управления доминируют, и большая загруженность внешней задней ноги провоцирует ее большее сгибание.
 
Чем легче это дается, тем больше всадник сможет воздействовать равномерно внутренними и внешними средствами, и наконец, при правильном и уверенном плече-внутрь, ему уже не нужны будут какие-либо заметные средства управления, движение будет выполняться исключительно на внешнем поводе, который будет направлять плечи внутрь, и на естественном смещении веса всадника внутрь, что направит внутреннюю ногу под корпус.
 
В работе плечом-внутрь внешний повод имеет огромное значение, так как несет двойную нагрузку — ограничение сгибания и сбор. Воздействуя внутрь совместно с внутренним поводом, он задает степень отклонения плеч и препятствует их возвращению наружу, то есть препятствует вываливанию плеча или везению плечом, путем ограничения бокового движения внешней передней ноги. Воздействуя наружу, внешний повод ведет плечи по желаемой внутренней линии и, действуя полуодержками, позволяет загрузить и согнуть внешнюю заднюю ногу.
 
Внешний повод должен быть поддержан внутренним шенкелем, который высылает лошадь вперед и вбок, и эти действия должны находиться в гармонии между собой. Таким образом основная задача внешнего повода и внутреннего шенкеля — это поддержание движения вперед и правильного сгибания, в то время как остальные средства управления лишь балансируют основное воздействие. Они могут доминировать или усиливаться только в случае если лошадь отклоняется от правильного положения. Лошади, которым тяжело дается сгибание в боку, имеют тенденцию откидывать зад наружу, и в этом случае придется активнее использовать внутренний повод и внешний шенкель, в то время как остальные воздействия будут иметь лишь балансирующий эффект. А лошади, которые склонны перегибаться в шее слишком сильно, должны корректироваться внешним поводом и внутренней ногой и должны активно высылаться вперед на оба повода обеими ногами.
 
Поскольку лошадь поначалу будет иметь тенденцию выйти из позиции плечом-внутрь, поскольку это сложно и непривычно, всадник должен с особым вниманием предотвращать эти попытки с помощью своевременной моментальной коррекции, чтобы избежать любого недопонимания. Его главной целью должно быть сохранение качества аллюра, так как гораздо проще исправить потерю правильного сгибания при правильном движении вперед, чем восстановить потерянный аллюр.
 
Поэтому заботиться о движении вперед с сохранением аллюра нужно в первую очередь. Например, если лошадь откидывает круп наружу и не получается предотвратить это внешней ногой и внешним поводом, всадник должен немедленно увести перед лошади чуть наружу, чтобы выровнять его с позицией задних ног и тем самым восстановить правильное положение.
 
Если же наоборот лошадь слишком сильно заваливает плечи внутрь, то помимо уменьшения сгибания следует также сдвинуть круп внутрь к линии плеч. Таким образом своевременное выравнивание лошади помогает сохранить прямолинейность движения и предотвратить потерю импульса.
 
В работе в два следа, равно как и при работе в один след, чистота и ритм аллюра — краеугольный камень правильности сгибания и контакта. В боковых движениях это происходит в сочетании с естественным и не вымученным перекрещиванием ног. В случае, когда лошадь задевает одной парой ног другую пару при скрещивании, это означает, что степень ее сгибания или сбора не соответствует латеральному направлению ее движения.
 
Это лишь говорит о неграмотности всадника, который заставляет лошадь перекрещивать ноги слишком сильно, не будучи в силах собрать лошадь в достаточной мере. часто можно видеть, как всадники, вместо того, чтобы уменьшить угол бокового движения и увеличить его собранность, напротив, еще более активируют боковую составляющую, заставляя лошадь еще сильнее перекрещивать ноги, так как верят, что именно в этом состоит решение проблемы. Каким образом эти лошади смогут бежать с достаточным захватом пространства, если те ноги, что стоят на земле, недостаточно хорошо загружены весом?
 
На плече-внутрь всадник сгибает лошадь в боку и одновременно двигает ее латерально с помощью внутреннего шенкеля. Правильность сгибания и аллюра зависит от контроля над внешней задней ногой. Если эта нога уходит наружу, то не только сгибание разваливается, но и круп начинает идти, обгоняя перед, что блокирует свободу движения вперед. Это «вываливание крупа» — типичная ошибка многих лошадей в этом упражнении, которым сложно держать достаточное сгибание.
Эта ошибка приводит не только к сбоям в движении вперед, но и часто побуждает лошадь к сопротивлению и непослушанию. Только крайне нечувствительный или грубый всадник будет пытаться силой решить подобную проблему.
 
Другая проблема — если внешняя задняя нога движется латерально больше, чем она движется вперед, то передняя часть лошади не получит достаточного импульса и поддержки, что сделает подъем шеи и вынос плеча невозможным, а контакт и чистота аллюра будут потеряны.
 
Часто неопытные всадники не видят в этом проблемы, так как визуально лошадь согнута и движется латерально. Однако очень часто при этом возникают проблемы с хорошим выносом переда, а также с сохранением движения по прямой линии.
 
Обе эти проблемы могут быть исправлены или предотвращены путем правильного противодействия внешним шенкелем при поддержке внешнего повода. В первом случае, если лошадь вываливает круп наружу, то необходимо внешнюю заднюю ногу закинуть обратно. Это может быть сделано воздействием шпоры, если у лошади уже есть понимание смысла этого воздействия и она в состоянии отреагировать на него несмотря на ее желание избежать выполнения. Если же нет, то внешний повод должен уменьшить сгибание в достаточной степени, чтобы воздействие шпорой было эффективно и лошадь смогла выполнить требование. Также существенно улучшит эффективность коррекции полуодержка внешним поводом, которая загрузит внешнюю заднюю ногу, также как и вес всадника, перенесенный на внешнее бедро.
 
Если же внешняя задняя нога недостаточно выносится вперед, то внешний шенкель должен активировать ее движение вперед в направлении передней ноги, совместно с достаточным выдерживанием внешнего повода, с тем чтобы полученная активность была не только толкающей силой, но и опорной, принимающей вес.
 
Чтобы добиться лучшего сбора на плече-внутрь, всадник должен обратить особое внимание на внешнюю заднюю ногу лошади, так как она имеет наибольшую степень свободы. Внешнюю заднюю ногу необходимо дополнительно активировать под центр тяжести, так как внутренняя задняя и так уже достаточно загружена самим наличием сгибания и воздействия внутреннего шенкеля. Траверс, к примеру, требует аналогичных действий по отношению к внутренней задней ноге, которую нужно контролировать, чтобы она не отставала и не ступала вбок. Таким образом на плече-внутрь для достижения большей собранности именно внешний шенкель и внешний повод будут доминирующими средствами воздействия как собирающие полуодержки. На траверсе это будут внутренний шенкель и внешний повод.
 
Всаднику следует в начале обучения пользоваться поддержкой стен манежа, не только для облегчения прямолинейного движения, но и как поддержку внешней ноги, чтобы предотвращать вываливание крупа наружу.
 
Правильно выполненное плечо-внутрь всадник сможет почувствовать по своей посадке и контакту. Любой правильно выполненный элемент выездки, когда лошадь правильно и уверенно себя несет, автоматически диктует всаднику правильную посадку, из которой естественным образом вытекают необходимые средства воздействия, поддерживающие данное движение.
 
К примеру, при сгибании в один след вес всадника будет смещаться немного в сторону сгибания, в следствии расслабления мышц лошади с внутренней, согнутой стороны, что опускает внутреннее всадника бедро ниже. Благодаря этому, внутренний шенкель находится в большем контакте с лошадью. Этого естественного контакта уже достаточно для хорошо обученной лошади, чтобы уступить ноге, и от всадника не потребуется никакого дополнительного искусственного усилия, чтобы поддерживать сгибание. Как только лошадь правильно согнулась в положении плеча-внутрь, то для латерального движения достаточно, чтобы внутренняя нога всадника легко двигалась вместе с лошадью в ритме ее движения.
 
Внешний шенкель, вследствие более выпуклой и растянутой внешней стороны лошади, не будет столь же естественно прилегать и контакт с внешним шенкелем нужно усиливать дополнительно в случае, если это необходимо.
 
Внутренний повод должен быть короче внешнего, с тем, чтобы оставаться в контакте, так как внутренняя сторона шеи лошади короче внешней. Однако именно это обстоятельство естественным путем разворачивает плечи всадника внутрь, так что внешнее плечо всадника смещается вперед, а внутреннее назад, настолько, чтобы линия плеч всадника осталась параллельна плечам лошади. Только в этом случае внешний повод сможет выполнять правильно свою задачу — контролировать степень сгибания, поддерживать сбор и вести плечи на линии. Аналогично бедра всадника, оставаясь параллельными бедрам лошади, естественным образом расположат ноги всадника в правильном положении. Такое расположение всадника, которое при правильном выполнении плеча-внутрь должно образоваться естественным путем, автоматически определяет ведущую роль внутреннего шенкеля и внешнего повода. В этом случае можно сказать, что всадник способен поддерживать лошадь в правильном сгибании и движении плечом-внутрь при помощи лишь только внутреннего шенкеля и внешнего повода, в то время как остальные балансирующие средства управления никак не воздействуют на лошадь, оставаясь просто в готовности.
 
Источник (!) Здесь, набравшись терпения и при наличии времени, вы найдете много пищи для размышлений (!)
Share

История: положение седла.

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

«Эта подборка не может претендовать на объективность. Я выбрала эти фотографии с целью показать, как по-разному люди сидели на лошади в разное время…

С течением времени наблюдается тенденция к смещению с поясничного отдела вперед к холке, что обеспечивает всаднику боле тонкий контроль в том случае, если он сидит раскрепощенно. К 13му веку европейские всадники сдвинулись настолько вперед, что седло и вальтрап оказались на плечах лошади, что не могло не отражаться на качестве движений передних конечностей. Ленчики многих седел 17го века упирались концами в лопатки лошади. В 20 и 21 веке некоторые седла также мешают работе плеч лошади, поэтому седло нужно подбирать с помощью специалиста, своевременно чистить его и перенабивать. Спина лошади меняется с течением времени. Правильный тренинг развивает мышцы линии верха, в связи с чем требуется ежегодная подбивка седла.

Несмотря на хронологический порядок фотографий, я не ставила своей целью демонстрировать историю верховой езды или выездки…»

Итак, приступим:

Посадка «на осле». Рисунок на глиняной табличке.

Источник: Juliet Clutton-Brock (1992), Horse Power: A history of the horse and the donkey in human societies, рис. 4.13, стр. 66.

Примечание: кольцо в носу и гурта (чтобы держаться?). Всадник сидит на крупе. Прямо под ним — мощные задние ноги лошади. Современная посадка за холкой обеспечивает всаднику более тонкий контроль, но для лошади обозначает дополнительный вес в том месте, где под ним нет опоры.

Протокоринфская роспись. Именная ваза, примерно 700 год до н.э.

Источник: Rasmussen, Tom and Nigel Spivey. 1991. Looking at Greek vases. Cambridge University Press, Cambridge, UK. Илл. 25, стр. 64.

Примечание: Всадник сидит без седла и вальтрапа в области соединения крестцово-подвздошного сустава и грудного отдела позвоночника. Всадник смещается вперед ближе к передним конечностям лошади.

Ваза с Халкидики. Примерно 540 г. до н.э. BC.

Источник: P.E. Arias, 1962, History of 1000 Years of Greek Vase Painting, Figure XXVI, Harry N. Abrams, Inc., New York.

Примечание: Всадник все еще сидит посередине спины лошади, что сказывается на посадке.

 

Каролинги, примерно 860-870г н.э., статуэтка изображает императора династии Каролингов Карла Великого. Портретные черты, однако, больше напоминают Карла Смелого, нежели его дедушку Карла Великого. Средневековые художники не уделяли особого внимания тому, какие конечности лошади двигаются синхронно, но на этом изображении гордая стать лошади с поднятой передней ногой напоминает Римские формы.

Источник: Walter Liedtke (1989), The Royal Horse and Rider: Painting, Sculpture, and Horsemanship 1500-1800, Black and White Plate 13, стр. 151.

Примечание: Седло и вальтрап лежат на холке, всадник сидит в положении «как на стуле». К этому времени европейцы уже пользовались стременами. Лошадь изображена на шагу или тихой иноходи. В то время иноходцы особенно ценились за комфортность аллюра, отсюда и столь неуклюжая посадка. Нога всадника согнута в колене.

Симоне Мартини, фреска «Гидоричо де Фолиано», 1328. Сиена, Палаццо Публико, зал совета. На заднем плане (на данной иллюстрации не видно) замки Монтимасси и Сассофорте, захваченные Гидоричо де Фолиано после победы над пизанцами в Сиене, а также его лагерь, обозначенный палисадами и зубчатыми стенами.  Один из самых старых средневековых портретов. Поверх доспехов надет плащ с геральдическим орнаментом с гербом. Попона на лошади из той же ткани.

Источник: Geoffrey Grigson, 1950, Horse and Rider: Eight Centuries of Equestrian Paintings, Thames and Hudson, New York.

Примечание: Всадник сидит слишком впереди, практически на плечах лошади.

Энтони ван Дайк, Чарльз I, (Король Англии) на коне, 1635, холст, масло.

Примечание: прямая нога всадника (в отличие от согнутых в колене ног иберийских всадников). Седло и вальтрап слишком впереди.

 

 

Альберт Кёйп, «Пейзаж с серой лошадью». Год неизвестен.

Примечание: четкое изображение седла и уздечки. Судя по амуниции, изображение относится к 17му веку. Возможно, лошадь охотничья (три подпруги, ружь и собака)..

 

Плечом внутрь: École de Cavalerie: contenant la connaissance, l’instruction et la conservation DU CHEVAL (перев. «Школа кавалерии: знание, обучение и сохранение здоровья лошади») Франсуа Робишон де ла Гериньер, раннее издание, 1729

Примечание: это ранняя иллюстрация упражнения. Гериньер стоит рядом со своим учеником. В более поздних издания Мастер выглядит более дородным, а фон более богатым… Нога всадника немного согнута в колене, корпус чуть за вертикалью. Седло и вальтрап слишком впереди, хотя на гравюре Парроселя заметно, что вальтрап был мягким.

 

Пассаж: École de Cavalerie (перев. «Школа кавалерии»), Франсуа Робишон де ла Гериньер, 1729

Примечание: колено всадника чуть согнуто. Обратите внимание на приоткрытый рот лошади и слюноотделение. Хлыст готов скорректировать положение затылка. Правая рука развернута кверху, чтобы не тянуть за рот (попробуйте и почувствуете, что в таком положении верхняя часть руки и область лопатки относительно расслаблены).

Седло и вальтрап слишком впереди.

 

Следующий фрагмент взят с сайта, посвященного делу Дрейфуса о шпионаже:

Андре Монтейхе в своей книге Maitres de lOEuvre Equestre (перев. «Мастера конного дела) (1979, 106ff.) дает короткую биографию Дюпати де Клама.

«Шарль Мерсье Дюпати, Маркиз де Клам, родился 4 декабря 1744 года в Ларошеле, где его отец служил президентом казначейства Франции в департаменте финансов… Свое первое образование он получил как молодой аристократ в академии города Кан, директором которой в то время был мсье де ла Пленьер, королевский всадник (Версаль), известный многосторонностью своих талантов и женатый на племяннице Гериньера… Ла Пленьер располагал анатомической коллекцией, с помощью которой демонстрировал своим ученикам взаимосвязь между скелетом и мышцами лошади и человека в рамках принципов и практической реализации конного дела. Дюпати де Клам с большим уважением относился к трактату Лафосса Traite dhippiatrique (перев. «Иппологический трактат»), который,  говоря его словами ‘сделал эту науку обоснованной, понятной и легкой для восприятия’. Академические труды Дюпати де Клама, его академические дискуссии и перевод труда Ксенофонта «О конном деле»/»О лошади» демонстрирует, что Пленьер давал студентам Канской академии обширные знания, так как маловероятно, что молодой человек выучил древнегреческий я рядах мушкетеров. В мае 1762 по рекомендации «патрона» Дюпати де Клам присоединился к первой компании мушкетеров («серой»), в которой и служил до отставки 1 декабря 1769. … Свою первую книгу Pratique de lequitation (перев. «Практика верховой езды») он посвятил капитану де ла Шезу. Он вернулся в Ларошель и вступил в члены Академии Наук своего города, позже присоединившейся к академии наук Бордо, где и опубликовал свою рукопись Discours sur les rapports de lequitation avec la physique, la geometrie, la mecanique et lanatomie (перев. «Дискурс о взаимосвязи верховой езды с физикой, геометрией, механикой и анатомией»). Дюпати де Клам скончался в Париже 12 ноября 1782 года в возрасте 38 лет. Он разделял со многими своими современниками интерес к науке и традиционной классической культуре. Он владел древнегреческим и считал работу Ксенофонта «О лошади» «одним из прекраснейших памятников конного дела, оставленных нам древними греками». Он пользовался точными и естественными науками для обоснования своих теорий: «Геометрия, анатомия и механика дают нам первые правила верховой езды. Любой, кто в здравом уме, не будет сомневаться в их валидности. Куда мудрее руководствоваться известными науками, нежели своими прихотями» [ Pratique de l‘équitation ou lart de l‘équitation réduit en principes (перев. «Практика верховой езды или искусство верховой езды в принципах»]

Дюпати де Клам является большим авторитетом в вопросах классической выездки. К сожалению, его имя и книги практически преданы забвению, поскольку он оказался в тени Гериньера. В 19м веке внимание всех привлек новый метод тренинга Боше, и более старые авторы остались без внимания.

Труд «La Science et lart de lequitation, demontres dapres la nature ou théorie et pratique de l‘équitation» (перев. «Наука и искусство верховой езды на примере природы или теории и практики верховой езды») был опубликован в Париже в 1777 (1776?).

Примечание: в своих работах де Клам оспаривает позицию Гериньера относительно того, что упражнение плечом внутрь развивает гибкость плеч. Он объясняет, почему слишком много работы в два следа на маленьком вольту вредно для лошади.

Из трактата де Клама. Обнаженный всадник позволяет читателям увидеть положение всадника на спине лошади. Обратите внимание на широкую подпругу и ее положение, не затрагивающее грудные мышцы.

 

 

 

Де Клам уделял большое внимание положению всадника.

 

 

 

Примечательно, что на гравюрах с изображением де Клама у лошадей поднят затылок, нос находится перед линией отвеса. Подпруги широкие и проходят на расстоянии от локтей.

 

 

 

Следующий важный этап — Франсуа Боше.

Боше на Капитане, пиаффе.

 

 

 

Боше на Бюридане, пиаффе.

 

 

 

Боше на Партизане, пиаффе.

 

 

 

Боше на Партизане, менка в воздухе.

 

 

 

Боше на Партизане, пассаж.

Источник: Souvenirs équestres (перев. «Конные воспоминания»), 1842

Примечание: Иллюстрации взяты с финского сайта Алэна Фабра, где можно найти много информации о книгах по классической выездке (на французском языке). Меня же интересует только положение седла. Боше и его лошади изображались разными художниками, по работам которых можно судить о разнообразии седел, уздечек и железа. В те времени работа с лошадью демонстрировалась в цирке. Соревнования по выездке появились много позже.

Один из лучших друзей доктора Генри ван Шайка (Dr. Henri van Schaik), Мастер выездки Эгон фон Найндорф на Ягуаре. Из фотогалереи Dressage.com.

Фон Найндорф в процессе работы: «Где мы теряем след классической выездки: некоторые современные спортивные лошади механически выполняют элементы, однако если элемент выполняет не гибкая, бережно подготовленная лошадь, он выполняется неправильно…»

 

Господин Артур Коттас-Хельденберг (пассаж) 1984
Источник:
Выставка испанской школы верховой езды в Мэдисо Сквер Гарден, Нью-Йорк. (NLN photo)
Господин Коттас является Первым шеф-берейтором испанской школы верховой езды в Вене и несет в будущее около 430 лет традиции верховой езды. Современный Мастер выездки, автор великолепных видео. Седла в школе производятся с учетом особенностей спины липицианов. Много фотографий можно найти на сайте Dressage.com

Источник

Share

Правильное использование хлыста в выездке

Автор: Pierre Cousyn, выпускник Национальной школы верховой езды в Сомюре, Франция, успешно выступавший во Франции, Швейцарии и Германии, а сейчас проживающий во Флориде, США.

Перевод: H-H-T.RU

Вопрос: «Недавно я наблюдала, как тренер работал своего андалузского жеребца с двумя хлыстами – по хлысту в каждой руке. В каких случаях это оправдано? Если держать хлыст в одной руке, то в какой, и в какие моменты его использовать?» Джулиен Кэрри, г. Хантингтон, шт. Пенсильвания, США
Ответ: Во Франции мы делим средства управления на две группы – естественные и искусственные. Естественные средства управления включают руки, ноги, седалище, вес и голос. Искусственные – все, что производится на фабриках и продается в магазинах: шпоры, хлысты, шпрунты и т.д. Задача естественных средств – коммуникация с лошадью. С их помощью мы объясняем лошади, что от нее хотим. Искусственные средства используются для усиления или уточнения команд естественных средств.

В истинной классической школе два хлыста никогда не используются. Традиционно всадник имеет лишь один хлыст, который держит во внутренней руке. В зависимости от ситуации, он может перекладывать его во внешнюю руку, например, при выполнении уступки шенкелю слева направо по диагонали я предпочитаю держать хлыст в левой руке, дабы в нужный момент усилить воздействие левой ноги. При выполнении же принимания слева направо по диагонали я предпочитаю брать хлыст в правую руку, чтобы при необходимости усилить воздействие правой ноги, стимулирующей большего заступа правой задней ноги и корректирующей сгибание. В этом случае положение хлыста определяется спецификой выполняемого упражнения.

Каждый всадник должен понимать, что важную роль в использовании хлыста играет момент. Хлыст должен включаться в тот самый момент, когда задняя нога с его стороны отрывается от земли. В этом случае хлыст работает в гармонии с лошадью, не нарушая ее движения. Если хлыст включается в неподходящий момент, например, когда нога опускается, лошадь физически не может правильно на него ответить. Возникает противоречие между эффектом и неожиданным результатом, что вводит лошадь в заблуждение, расстраивает и напрягает.

Другим важный аспектом является одновременность воздействия ноги и хлыста. Если всадник использует только хлыст, то тем самым учит лошадь отвечать только на него, не ассоциируя его с командой ноги. Тем самым воздействие ноги не подкрепляется. Как и прочие искусственные средства управления, хлыст призван усиливать воздействие естественных средств, а не заменять их. Очень важно правильно им пользоваться, чтобы у лошади не выработалась зависимость от хлыста, когда она забывает о том, как отвечать на естественные средства управления.

Общее правило гласит: сначала используете естественное средство, а затем, если лошадь не отвечает, усиливайте его искусственным. Лично я, когда лошадь не отвечает на естественное средство, возвращаюсь на шаг назад и не требую ничего особенного, пока не добьюсь стабильности в ответах на естественные средства управления.

При работе над ответами на средства управления важно применять их исключительно по необходимости. Если толкать лошадь шенкелем на каждый шаг, она теряет чувствительность и требует более сильных команд и прекращает выполнение действия, когда средство управления прекращает воздействием. Представьте себе, что кто-то болтает безумолку. Спустя какое-то время вы прекращаете его слушать. Поэтому возьмите за правило «разговаривать» со своей лошадью «шепотом». «Говорите» только тогда, когда вам нужно сообщить ей что-то важное, а затем «замолкайте». Когда лошадь выезжена по этому принципу, на ней очень приятно ездить!

Когда я подозреваю, что лошадь находится в зависимости от средств управления, я прошу поднять лошадь в галоп и отвести ноги от боков. Если лошадь зависит от средств управления, она переходит на рысь, а если правильно отвечает на них, то продолжает двигаться галопом.

Хлыст – это инструмент, которым нужно пользоваться очень осторожно, следуя старой поговорке: «меньше, значит больше». На хорошо выезженной лошади хлыст просто «присутствует» на тренировке и используется крайне редко.

Источник

Share

Это не легкость!

Автор: Сара Ворн

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Фото 1: всадник держит руки впереди, но рот лошади НЕ расслаблен, лошадь сопротивляется контакту, поэтому такая езда не может считаться ездой в легкости

 “Расслабления рта не достаточно. Оно может ввести в заблуждение, потому что далеко не всегда является показателем легкости. Расслабление рта должно сопровождаться расслаблением всей лошади. Когда лошадь расслабляет спину, это в любом случае отражается на состоянии рта» (Нуно Оливейра)

Попробую продемонстрировать это на своих фотографиях. Легкость заключается не в брошенном поводе или вытянутых вперед руках…. Легкость подразумевает под собой все вместе, все 100 мелочей, сходящихся воедино и позволяющих всаднику бросить повод так, чтобы лошадь не потеряла ни подведения зада, ни ритма, ни баланса, ни тенденции движения в горку, ни каденции, ни прямолинейности.

Это легкость…

А это НЕТ…

Несмотря на то, что его нос перед линией отвеса, у него не подведен зад, он прогнут в спине, поэтому НЕ МОЖЕТ демонстрировать легкость!

Мне то и дело показывают фотографии всадников с комментариями, какие они молодцы, как сумели добиться «легкости», а я смотрю на них и думаю: «Да, всадник отдает повод, но каждый может это сделать в определенный момент времени».

Легкость заключается не к способности всадника ослабить повод. Она является «последствием импульса и сбора» (Нуно Оливейра, 1998, 43).

Так как же понять, что лошадь поистине легкая? И как этого добиться?

Очень часто можно увидеть распространенную ошибку, когда лошадь просто прыгает на месте не в контакте …

“Серьезной ошибкой в отношении легкости является езда на неокругленной лошади без импульса с провисающим поводом. Это не езда, это катание. Контакт следует ослаблять только тогда, когда лошадь округлена и движется с импульсом». (Нуно Оливейра)

Некоторые всадники полагают, что могут толкнуть лошадь на повод, а потом ослабить контакт… И в результате мы получаем другую крайность, в то время как легкость остается где-то посередине!

Многие всадники во имя импульса доводят лошадь до состояния перенапряжения. Другие во имя легкости «бросают» лошадь, слишком ослабляя контакт. Истина выездки лежит МЕЖДУ этими крайностями.

Так как же добиться легкости?

Во-первых, лошадь должна быть в равновесии, а для этого она должна равномерно легко сгибаться как налево, так и направо.

Во-вторых, лошадь должна быть округлена и в поводу, а для этого она должна быть перед шенкелем и двигаться вперед.

В-третьих, необходим сбор, истинный сбор, который не имеет ничего общего с превращением лошади в «мячик напряжения».

Легкость на «вперед и вниз»

«Разница между зажатой лошадью и лошадью в сборе заключается в том, что в правильном сборе она может дотянуться носом до земли, оставаясь округлой!» (Нуно Оливейра)

Легкость не появляется по волшебству, когда мы отдаем повод. Она достигается в результате многих лет тренинга, упражнений, переходов, системы правильного поощрения и своевременности действий.

“Нужно получить лошадь, которая будет круглой и легкой за счет нюансов и деликатности техник всадника, а не за счет “стискивающих ног», которые силой добиваются краткосрочного результата.” (Нуно Оливейра)

Теперь, когда вам будут показывать фотографию очередной пары, и вам подумается: «Вот она- легкость», обратите внимание на детали. Я пишу это не для того, когда кого-то критиковать, а для того, чтобы учиться и понимать, как отличить и оценить истинное искусство.

Оригинал и источник

Share

Классическая выездка: на внешний повод

Автор: Сара Ворн

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Источник

Каждый из нас слышал фразу: «Лошадь идет на внешний повод».

Многие инструкторы пользуются этим термином, который означает, что всадник должен не позволить лошади вывалиться внешним плечом, и ранее я даже писала статью о связи внутренней ноги и внешнего повода.

Но с тех пор много воды утекло. Я посмотрела сотни тренировок как зритель и поездила на куче лошадей, и больше не использую этот термин с опытными всадниками, потому что чаще всего они неправильно его трактуют.

Мы часто видим всадников, которые фиксируют внешний повод, считаю, что он не позволяет лошади вываливаться плечом… Но так ли это?

Ответ: «Нет!». Жестко фиксированный внешний повод дает всаднику ощущение контакта, но фактически не позволяет лошади сгибаться и глубоко ступать внутренней задней ногой. Внешний повод должен быть в контакте, но при этом ПОЗВОЛЯТЬ лошади сгибаться. Он не поможет выпрямить лошадь, если им не пользоваться правильно и в сочетании со всеми остальными необходимыми для этого вещами.

Я для себя отметила, что термин «связь» в данном контексте работает лучше, чем «контакт», так как сейчас многие всадники под контактом понимают то, что нужно натянуть повод. Однако это не контакт.

К тому же, набор внешнего повода для корректировки и выпрямления лошади должен выполняться в течение одного темпа, после чего его нужно вновь ослабить и набрать в случае необходимости, сохраняя все прочие условия.

Одним из самых эффективных способов научиться пользоваться внешним поводом является ПРАВИЛЬНОЕ выполнение плечом внутрь.

Многие всадники на плече внутрь тянут за внутренний повод, удерживая сгибание. Это неправильно. Если же висеть на внешнем поводе, то лошадь физически не сможет согнуться и ступать под центр внутренней задней ногой.

Корректное выполнение плеча внутрь учит всадника правильно сгибаться лошадь по всей длине.

Когда всадник почувствует, как правильно сгибать лошадь, ему станет понятнее, как направлять энергию внутренней ногой на внешний повод.

В дополнение, всадников зачастую учат, что внутренняя нога должна толкать лошадь на внешний повод. Это еще одно заблуждение.

Внутренняя нога – это шест, вокруг которого сгибается лошадь. Если вы не умеете правильно сгибать лошадь, то использование внутренней ноги в сочетании с натяжением внешнего повода будет лишь блокировать лошадь и вас самих, и как логичное следствие, внутренняя нога будет задираться, а внешний повод тянуть назад…

Внутренняя нога может правильно работать, оставаясь «длинной», только в том случае, если вы сохраняете правильную посадку.

В выездке ничего не должно длиться долго… Внешний повод нельзя фиксировать. Он должен работать, как водопроводный кран, который понемногу пускает воду. Внутренняя нога при этом работает также – включается и отпускает.

Да, это не просто.

Нуно Оливейра говорил: «Чтобы выпрямить лошадь, нужно:

1. Воздействовать на перед с помощью смещения внешнего повода к шее, когда лошадь вываливается наружу, или от шеи, когда она валится внутрь.
2. Позже, когда лошадь обретет гимнастическую форму и обучится сбору, мы выпрямляем ее за счет использования ног.

Внимание: Никогда нельзя удерживать ногу прижатой к боку лошади. Средства управления никогда не применяются подолгу, лишь краткосрочно».

Так как же всадники могут контролировать плечи лошадей, не толкая лошадь внутренней ногой на внешний повод?
Лично мне для выпрямления лошади проще думать о положении плеч – моих и лошадиных. Это позволяет избежать чрезмерного контакта внешнего повода на по-прежнему кривой лошади.

Во-вторых, нужно помнить, что, когда вы «открываете» плечо, бедро с той же стороны тоже должно быть «открыто», так как мы часто разворачиваем плечи, продолжая блокировать движение лошади бедром, что делает «открывание» плеча неэффективным.

Определить, на какое плечо валится лошадь, просто — проедьте по средней линии. Езда по стенкам мешает определить, куда валится лошадь.

Выйдите на среднюю линию и, сохраняя равномерный контакт с обоими поводьями, попробуйте почувствовать, какое плечо лошадь больше нагружает. Если не можете определить, прямолинейна ли ваша лошадь, снимите выезд на среднюю линию на видео. Ваши руки должны располагаться ровно относительно плеч и менять свое положение исходя из ситуации: сдвиньте обе руки наружу, если лошадь валится внутрь, или внутрь к шее, если она вываливается наружу. Внутренняя нога в обоих случаях должна оставаться длинной и тянуться вниз. Ее нужно «включать», если лошадь теряет импульс на внешнем поводе, и «выключать», когда она отвечает.

Внешний повод должен поддерживать связь, одновременно пропуская лошадь вперед и гармонично сочетаясь с эластичным внутренним поводом, просящим от лошади сгибания. В то же время верхняя часть тела и бедра всадника позволяют лошади согнуться, а ноги поддерживают движение вперед и просят внутреннюю заднюю ногу ступать под центр тяжести.

Share

Перед тем, как бегать, научитесь ходить!

Автор: Сара Ворн

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Источник

Ко мне часто обращаются в поисках лошади своей мечты, и я с удовольствием помогаю, хотя иногда очень расстраиваюсь по одной простой причине:

я показываю достойную шестилетнюю лошадь, и тут же меня спрашивают, умеет ли она делать менки или пассаж… В этот момент я думаю: «Надеюсь, что нет…».

Для современной выездки стало нормой, что в 6 лет лошади уже выполняют упражнения, требующие высокую степень сбора, что не есть хорошо для их физического и психического развития.

Лично я отдала бы предпочтение 6-летней лошади, которая качественно шагает, рысит и галопирует по прямой, а также равномерно сгибается в обе стороны, а не той, которая знает все элементы выездки, так как второй случай для меня означает, что потребуется от года до полутора на то, чтобы исправить то, что было «наделано».

Нуно Оливейра говорил: «Никаких сложных упражнений до того, как лошадь не научится по-настоящему двигаться вперед. Трудности в выездке зачастую связаны с отсутствием фундамента».

Он, безусловно, прав, а люди недооценивают тот факт, что нужно ждать, пока лошадь будет готова, или же просто не понимают, что означает слово «готова» в контексте выездки.

Легко ли лошадь двигается от ноги? Легка ли она в контакте? Прямолинейна ли она? Равномерно ли она гнется направо и налево? Двигается ли она вперед самостоятельно, или всадник подталкивает ее на каждый шаг? Правильно ли лошадь сгибается на кругу на вольтах 20, 15 и 10 метров на шагу, рыси и галопе? Ищет ли она контакта, вытягиваясь вперед, без потери ритма и равновесия и продолжая работать от зада на всех трех аллюрах?

Если ответ хоть на один из этих вопросов «нет», то лошади противопоказаны любые упражнения в сборе до тех пор, пока это «нет» не превратится в «да».

И несмотря на все это, мы вновь и вновь сталкиваемся с тем, что всадники хотят отрабатывать менки, в то время как их переходы «шаг-галоп» оставляют желать лучшего – лошадь сваливается на перед, не работает задом… И этих всадников не останавливает тот факт, что без этих переходов научить лошадь правильным менкам как минимум маловероятно…

Их логику можно сравнить с чтением конца книги без ознакомления с ее героями. Я могла бы это понять, если бы им было плевать на качество исполнения упражнения, но в контексте здоровья лошадей это как поместить младенца на гимнастическое бревно и попросить его сделать солнышко!

Хотите научить лошадь менкам? — Здорово! Наберитесь терпения и изо дня в день работайте над прямолинейностью, работой от зада, переходами «шаг-галоп», «галоп-шаг»… И однажды вы просто попросите лошадь поменять ноги, и она их поменяет.

Я часто слышу, что та или иная лошадь не меняет ноги или теряет ритм на пассаже или останавливается, когда от нее просят пиаффе… И в эти моменты меня подмывает спросить, знают ли они, как правильно ездить по вольту.

Основного времени требуют простейшие вещи, а более сложные элементы – всего лишь глазурь на торте. Если вы создадите фундамент, то все остальное придет само собой.

В 6 лет лошадь нужно учить физически и психологически принимать тренинг, а не требовать выполнять упражнения в сборе.

Не спешите, будьте добры, поощряйте малейший прогресс и позвольте лошади вырасти!

Share

Интервью Эгона фон Найндорфа голландскому журналу Hoefslag

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Это интервью Эгон фон Найндорф (Egon von Neindorff, 1.11.1923 – 19.5.2004) дал голландскому журналу «Hoefslag» в середине 90х годов

Эрик Херберман: Господин Фон Найндорф, что заставило Вас так рано уйти из спорта и основать собственную школу?

Эгон фон Найндорф: К этому решению меня подвел целый комплекс обстоятельств. Сразу после войны я очень успешно выступал на высоком уровне. Но мое конное образование, полученное в Саксонии (Германия) и позже [после Второй мировой войны] под руководством Людвига Цайнера (Ludwig Zeiner) и Ричада Вэтьена (Richard Wätjen), тянуло меня к более сложным элементам Высшей Школы. Я понимал, что хочу сохранить и пропагандировать эту прекрасную форму взаимоотношений с лошадью. Окончательно же меня подстегнуло к уходу то, что некоторые топовые спортсмены отправляли ко мне на длительные стажировки своих учеников. И я решил открыть собственную школу, а остальное, как говорится, история. Все, что произошло, нельзя спланировать. Это стечение обстоятельств и вовремя использованных возможностей.

Эрик Херберман: Определенно, управление большой частной школой и сохранение ее в течение многих лет — это сложная задача. Как Вы думаете, что помогло Вам справиться со сложностями на пути?

Эгон фон Найндорф: Я бы сказал, что сохранить школу в течение многих лет мне помогла непоколебимая вера в красоту — в красоту лошадиной природы и гармонии всадника и лошади, к которой мы постоянно стремимся.

Эрик Херберман: Что в вашем понимании является наиболее важным физическим или техническим решением в верховой езде?

Эгон фон Найндорф: Верховая езда требует от нас физической дисциплины, владения телом и правильной посадки.  Но что часто остается недооцененным и не принимается всерьез, так это та большая физическая нагрузка, которую несет лошадь, а это нужно принимать как личную ответственность. Забота о лошади должна быть приоритетом.

Эрик Херберман: А что должно быть самым важным для всадника в философии верховой езды?

Эгон фон Найндорф: Скромность и услужливость, способность оставить свое эго в стороне. Желание слушать лошадь, причем это желание должно идти от сердца и воплощаться на практике посредством чувств. Способность соотносить и соединять воедино ощущения в седле с той философией, в которую мы верим. Нужно понимать, что наша жизнь слишком коротка, чтобы познать все нюансы искусства верховой езды. Следовательно, важно брать на вооружение опыт Мастеров прошлого и в полной мере использовать их знания. Только благодаря прошлому мы можем наслаждаться этой гармонией, — гармонией, понятной лошади, поскольку тренинг отталкивается от ее природы. Только правильная гимнастическая школа делает возможным достижение красоты. Эта Школа находится за гранью субъективного суждения, она коренится в законах природы. Благодаря ней лошади остаются крепкими и здоровыми до преклонного возраста. Сведущий всадник видит ее в лошади, — в ее движениях и в том, как развита ее мускулатура. Именно она отличает истинную Высшую Школу от ее подобия.

Эрик Херберман: Судя по разнообразию лошадей в Вашей конюшне, вы с удовольствием работаете с большинством пород. Тем не менее, у Вас есть какие-то личные предпочтения?

Эгон фон Найндорф: Нет, для меня все лошади равны. Для меня искусство верховой езды заключается в возможности работать с любой лошадью. Мы же понимаем, что лошади рождаются разными, с разным темпераментом и разными анатомическими особенностями. Для хорошего всадника различия лошадей не важны.Те, кто любит лошадей, получает особое удовольствие от работы с этим прекрасным разнообразием; оно добавляет в верховую работу изюминку. Очень важно, чтобы всадник понимал специфику породы, с которой работает, и умел культивировать, направлять и использовать ее конструктивным образом. Именно это приносит истинное удовольствие, а не монотонная работа с определенной породой.

Эрик Херберман: Какие признаки позволяют Вам сделать вывод, что лошадь правильно движется?

Эгон фон Найндорф: Чистота аллюров, выражение морды, спокойный хвост. Лошадь хорошо себя чувствует, если придерживаться четко определенных к настоящему моменту и общепризнанных рамок. Наша работа должна гармонировать с ними. Нельзя отходить от доказанных принципов — Takt [ритм], Losgelassenheit [расслабление], Anlehnung [контакт], Geraderichtung [прямолинейность], Schwung [импульс], Versammlung [сбор]. Все они строятся на работе от зада и позволяют добиться от лошади честного подъема переда, несения себя в равновесии перед всадником и сгибания задних конечностей. Durchlässigkeit [проводимость] означает, что лошадь принимает средства управления и мирится с тем, что на ней ездят. Несмотря на то, что существует ряд устоявшихся технических деталей, которые можно считать основными направляющими в работе, не следует сильно полагаться на мертвые определения. Только истинное понимание того, как применять вышеупомянутые принципы в каждодневной езде, позволяет нам увидеть, что лошади всех типов, пород и темпераментов правильно двигаются.

Эрик Херберман: Как определить, что лошадь плохо двигается?

Эгон фон Найндорф: Когда лошади пусть даже самую малость сопротивляются, они не несут себя от зада, и это видно. Лошадь не несет всадника и себя. Спина тормозит движение, плечи недостаточно свободны, шея укорочена, закрепощена, лошадь не проходит вперед… нет «честных» аллюров. Вместо них есть карикатура, причем вовсе не прекрасная…

Эрик Херберман: Вы, должно быть, рады, что упражнение «вперед и вниз» стало обязательной частью некоторых тестов по выездке, по крайней мере, в США. Есть ли другие упражнения, которые Вы считаете необходимым добавить, чтобы направить конное сообщество к более высоким стандартам и осознанию необходимости поиска гармонии с природой лошади?

Эгон фон Найндорф: Все упражнения, которые помогут в честной работе с лошадью… Например, шаг на брошенном поводу несколько раз в течение теста с последующим возвращение лошади к средствам управления. Четкое расширение и сужение рамки, отжевывание повода из рук с последующим его набором. А также вперед и вниз несколько раз в течение одного теста даже на высших уровнях. Большой приз на трензельном оголовье, равно как и на мундштучном. Менки с поводом в одной руке.

Эрик Херберман: Объясните, пожалуйста, почему так важно, чтобы нос лошади все время был перед линией отвеса, даже в ходе выполнения вперед и вниз?

Эгон фон Найндорф: Лошадь должна находиться под контролем всадника, а это возможно только только тогда, когда энергия идет от зада, проходит по раскрепощенным телам лошади и всаднику и заканчивается весом в руке (в отличии от ситуации, когда ее генерирует отсутствие равновесия или напряжение). Лошадь, которая не идет на отдающую руку вперед и вниз, не находится в руке от зада. Это в первую очередь касается лошадей с закрученными шеями или чрезмерным сгибание в затылке – в обоих случаях лошадь не перед всадником. С другой стороны, лошадь должна сдавать в челюсти и затылке, поскольку любое закрепощение в этих местах препятствует прохождению энергии от копыт задних ног к руке.

Эрик Херберман: Что в жизни с лошадьми радует Вас больше всего?

Эгон фон Найндорф: То, что мне довелось испытать настоящую гармонию с лошадьми при выполнении различных упражнении, сливаться с ними. Это самое прекрасное! Однако даже опытный всадник редко достигает этой абсолютной гармонии. Чтобы ее достичь, необходимо уметь вести лошадь правильной посадкой, мягко помогать ей нести себя. Нужно знать, когда последовать за лошадью, а когда придержать своей посадкой. Скорее всего, те, кто читает эти слова, захотят испытать это ощущений, но помните, что выше головы не прыгнуть… Более того, необходимо поддерживать духовный контакт с лошадью — без него настоящая физическая гармония невозможна. Истинная гармония возможна только тогда, когда лошади дается право определять темп тренинга. Нельзя допускать ни малейшего форсирования, так как, гармония, о которой я писал выше, не может быть достигнута силой.

Эрик Херберман: Что Вы думаете о современном искусстве верховой езды и каковы Ваши пожелания на будущее?

Эгон фон Найндорф: Это сложный вопрос как для тренера и судьи, так и для коневладельца. Прийти к четкому пониманию того, в чем заключается истинная работа, и пропагандировать ее. Честная работа требует от всех участников процесса понимания. Как может тренер работать сознательно и хорошо, если владелец лошади не понимает, что прогресс требует времени и не может быть достигнут силой? Как можно ожидать от спортсмена высокого уровня искусства верховой езды, если судьи отдают предпочтение тому, что то и дело противоречит устоявшейся и признанной литературе по данному вопросу?.. Поэтому необходимо объединяться и вместе прийти к этому пониманию.

Эрик Херберман: Учитывая Ваш богатый опыт, какой совет Вы могли бы дать на прощание молодому многообещающему ученику, которого, возможно, не увидите в течение многих лет?

Эгон фон Найндорф: Я бы сказал: «Позволь любви и чувству ответственности за лошадь управлять всеми твоими решениями и действиями».

Интервью было опубликовано в журнале Dressage Today, выпуск Октябрь 2004

Источник

 

Share

Жорж Физе о соревнованиях

Жорж Физе (Georges Fizet) — всадник и тренер по классической выездке. Участвует в соревнованиях, трижды чемпион Франции по выездке среди лошадей породы лузитано. Вместе со своей супругой Сильви Физе (Sylvie Fizet) владеет конюшней Le Haras de Fleurville, где разводит лузитано на продажу. (Поскольку это часто вызывает вопросы, поясним, что те имена, которые фигурируют в видео, — это не имена всадников, как считают некоторые, а клички лошадей, рожденных на конюшне Жоржа и Сильви Физе, поэтому «фамилией» каждой указан Fleurville — от названия конюшни Le Haras de Fleurville).

А теперь самое интересное: проанализировав свой опыт участия в соревнованиях, Жорж Физе сформулировал следующие плюсы и минусы соревнований:

Плюсы:

— получение компетентной судейской оценки, которая может помочь вам развиваться дальше

— необходимость абсолютной прямолинейности

— необходимость строгого следования маршруту

— работа по памяти

— прогресс за счет повторений

— разные места проведения соревнований разнообразят рутину

— порой очень интересные знакомства с другими всадниками

— соревнования учат перебарывать свой страх и неуверенность в себе

— анализ результатов и судейских протоколов позволяет убедиться в правильности своих убеждений или помогает скорректировать работу

Минусы:

— теряешься на фоне идеальных ожиданий судей (большие, красивые лошади с более эффектными, нежели сбор, аллюрами)

— диктатура денег, высокая цена стартовых взносов

— порой несправедливое судейство (дружба или, наоборот, неприязнь, интерес, известность и т.д.)

— отсутствие уважения к лошади со стороны некоторых спортсменов ради победы зачастую сомнительными средствами

— тенденция к предпочтению неестественных аллюров

— зачастую недружелюбная, нездоровая атмосфера

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Источник

Share

Оптимальное положение головы для работы

Отрывок из книги «Слова старого берейтора молодым» (“Propos d’un viel écuyer aux jeunes écuyeurs”, 1986

Автор: Нуно Оливейра

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Теоретики говорят: «Затылок должен быть высшей точкой». Это безусловно так, в конце пути выездки, на округленной и прямолинейной лошади, ансамбль тела которой остается в гармонии. Но в процессе выездки, задача всадника — следить за тем, как работает спина, поясница, и в каком положении лошади комфортнее. Вертикальное положение носа не является обязательным. Нос может быть немного перед иди за линией отвеса. На некоторых лошадях, склонных вваливаться вперед, задирая голову и выгибая шею, подобно голубю, прогресс достигается за счет работы немного за линией отвеса. Других лошадей, которые сами уходят за вертикаль, необходимо работать чуть-чуть перед ней. При этом, однако необходимо, чтобы затылок был округлен. Я практически не решаюсь говорить с современными всадниками о чрезмерном сгибании, при котором весь комплекс средств управления подводит лошадь к тому, чтобы приблизить подбородок к нижней части шеи. Я его часто практиковал на тех лошадях, которым оно было необходимо. Но это не система, а средство, которое в руках умелого всадника может позволить решить определенные проблемы. О таком сгибании говорил Бодан…

Share

Интервью с Утой Грэф

Тренинг «для лошади» и натуральный отношения – два залога счастья спортивных лошадей Уты Грэф и Штэфана Шнайдера.

Немецкая большепризная всадница Ута Грэф вышла не из семьи конников и свою первую лошадь получила только в возрасте 12 лет. Она быстро прогрессировала как всадник и к 18 годам выступала в соревнованиях уровня S. Изначально она не планировала профессионально заниматься спортом и собиралась поступать в университет, но все поменялось, и лошади стали ее профессией. Позже, в 1999 вместе со своим партнером Штэфаном Шнайдером она переехала жить на ферму Гут Ротенкихерхоф в Кирххаймболандэне, Германия. Здесь у Уты своя конюшня, здесь она тренирует своих лошадей, доводя их до уровня Большого Приза. Несмотря на разное происхождение и образование в прошлом, Уту и Штэфана объединяет стремление ездить на мотивированных с счастливых лошадях.
Уту знают по многому, включая ее необычную прическу, позитив, классическую манеру езды и тренинга и спортивные достижения. Но многих удивит, кто ее лошади при всех своих спортивных заслугах ведут натуральный образ жизни. Журналист «Equine Wellness” встретился с Утой между соревнованиями, чтобы расспросить о ее философии содержания лошадей.

Equine Wellness: Ваша конюшня разительно отличается от других спортивных баз образом жизни животных. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о том, что вы сделали и делаете для того, чтобы лошади жили в максимально приближенным к естественным условиям?

Ута Грэф: Наша конюшня расположена в лесу в нескольких километрах от небольшого городка на юге Германии. Она расположена на огороженном поле площадью 14 га. Мы постарались удовлетворить все базовые потребности наших лошадей – в движении, солнечном свете и свежем воздухе. Конюшня состоит из двух частей: в одной лошади живут в табуне, в другой мы держим спортивных животных (мои выездковые, лошади, с которыми работает Штэфан в направлении «Рабочей выездки» (перев. Doma Vaquera), а также несколько частных). Эти лошади стоят в денниках 3*10м с невысокими перегородками, позволяющими им общаться друг с другом.

Каждый денник имеет выход в травяную левадку 3×20м, и все лошади, включая моих двоих жеребцов Дэймон Джерома и известный своими спортивными результатами Ле Нуар, имеют возможность выходить в них в любое время суток. Помимо этого, Ле Нуар часто гуляет в большой леваде в компании ослика.

Кого-то из этих лошадей мы ежедневно выпускаем в табун, состоящий из 20 голов разных пород и размеров, в том числе и большепризные лошади, и лошади класса S. У нас есть более возрастной жеребец Крузадо, который прекрасно гуляет с меринами. В настоящий момент в табуне есть даже молодой жеребчик, проблем пока не наблюдается.
Летом лошади обычно находятся на открытом воздухе круглосуточно. Зимой их заводят на ночь, а днем выпускают в большую леваду с хорошим дренажем и несколькими местами, где лежит сено. Нам повезло с ручьем, который протекает по нашей земле, — благодаря нему у лошадей постоянно есть доступ к питьевой воде.

Большое внимание мы уделили грунту. Грунт крайне важен для здоровья суставов лошадей. У нас есть плац, бочки, площадка для занятий рабочей выездкой, а также водилка с возможностью заливать в нее воду для водного тренинга.

Equine Wellness: Вы всегда хотели содержать лошадей как можно более натурально, или кто-то (лошадь или человек) подтолкнул вас к этому решению?

Ута Грэф: Мой партнер Штэфан показал мне, что спортивных лошадей высокого уровня можно содержать достаточно натурально. Он родился в семье любителей лошадей и является практикующим конным ветврачом. Он считает крайне важным содержать лошадей естественным образом, что уже само по себе обеспечивает им базовый тренинг, возможность общения с друзьями и достаточное количество фуража для удовлетворения их потребностей в корме.

Equine Wellness: Многие спортсмены боятся надолго выпускать лошадей и позволять им общаться с себе подобными. Ваше отношение к этому?

Ута Грэф: До того, как мы познакомились со Штэфаном, я тоже держала лошадей в денниках и считала это нормальным. Но года я осознала преимущества уличного содержания с возможностью общения с другими лошадьми, я поняла, что хочу, чтобы мои животные жили именно так. Это делает лошадей более довольными и мотивирует их к работе.

Equine Wellness: Отразились ли изменения в условиях содержания лошадей на их спортивных результатах? Были ли какие-то негативные последствия?

Ута Грэф: Положительные изменения были и есть, причем значительные. Лошади хотят работать, они более расслаблены, причем не только в отношении внешних раздражителей, но в отношении к работе в целом. Они стали внимательнее, потому что они довольны и не воспринимают работу под седлом исключительно как возможность подвигаться. Природа лошади – это движение, в природе лошади ежедневно проходят многокилометровые расстояния!
Негативных последствий от изменений условий содержания я не заметила… Разве что тот факт, что иногда они конкретно пачкаются!

Equine Wellness: Мы видели видео вашей езды на бестрензельном оголовье на вашей «олимпийской надежде» Ле Нуар. Вы часто практикуете езду без железа?

Ута Грэф: Нет, бестрензельное оголовье не является частью регулярного тренинга. С Ле Нуар мы попробовали его год назад с единственной целью – показать публике, что Большой Приз можно проехать без мундштука, если лошадь правильно выезжена и несет себя в равновесии. Но я не работаю без железа регулярно. Наши выездковые лошади должны быть легки в поводу, и бестрензельное оголовье является тому прекрасным подтверждением. Мы демонстрировали это на Эквитане, на семинарах федерации конного спорта Германии и на национальном чемпионате в Варендорфе.

Equine Wellness: Насколько мы знаем, Штэфан довольно много работает с лошадьми в руках. Как это сказывается на ваших отношениях с животными?

Ута Грэф: Много лет назад Штэфан работал с легендарными личностями вестерна Магдой и Жан-Клодом Дизли (Magda and Jean-Claude Dysli), а также с некоторыми известными европейскими всадниками вестерна. Он убежден, что уважение выстраивается на земле. Если научить лошадь уважать вас как лидера на земле, то верховая работа для обоих будет приятнее и легче. Это предотвращает некоторые проблемы, вносит гармонию в отношения. Если лошадь знает вас как лидера, она чувствует себя с вами в безопасности и меньше отвлекается.

Equine Wellness: Поделитесь, пожалуйста, с нашими читателями своей философией и программой тренинга.

Ута Грэф: Целью тренинга мы видим развитие естественных способностей и возможностей лошади. Несмотря на разное прошлое и разные цели в работе с лошадьми, мы со Штэфаном прекрасно дополняем друг друга. Во-первых, нам обоим важно, чтобы лошадь хорошо себя вела с человеком – поэтому со всеми молодыми лошадьми мы начинаем с работы в руках. Так мы выстраиваем отношения, построенные на доверии и уважении. За эту часть работы отвечает Штэфан, который имеет большой опыт в разных подходах. Он работает с лошадьми на корде и заезжает молодняк, так как имеет к моменты заездки в глазах лошади определенный авторитет (лошадь его слушается, она доверяет ему).Это позволяет избежать негативных ассоциаций у молодых лошадей.

Мы стараемся максимально разнообразить работу лошадей за счет кавалетти, работы в руках, на вожжах и вне плаца. Это не только полезно для физического развития лошади, но и психологического. Работой на длинных вожжах Штэфан учит лошадей двигаться вперед, для укрепления уверенности в себе и доверия ко всаднику он работает в лесу и по воде. После «начальной школы» в руках и под седлом к процессу подключаюсь я с системой классической выездки.
Для нас очень важно максимально сохранить натуральность в лошадях. Никакой тренинг не может заменить социальные связи и движение на свободе под открытым небом. Это чрезвычайно важно для благополучия и адекватности лошади. Мы уверены, что сочетание правильного тренинга, построенного на положительных эмоциях, и натурального содержания делает из лошади «счастливого атлета».

Equine Wellness: Вы уже несколько лет работаете с некоторыми немецкими паралимпийцами. Это как-то отразилось на вашем стиле езды?

Ута Грэф: Я являюсь официальным федеральным тренером нескольких успешных паралимпийцев, в частности доктора Ангелики Траберт, Ханеллоры Брэннер и Бритты Нэпель (Dr. Angelika Trabert, Hannelore Brenner, Britta Näpel). Несколько раз в году мы встречаемся на семинарах. Они научили меня тому, что на высших уровнях выездки средства управления могут быть минимальными. Именно эти всадники вдохновили меня на ту работу, которой я сейчас занимаюсь со своими лошадьми.

Equine Wellness: Какой совет вы могли бы дать всадникам и владельцам лошадей?

Ута Грэф: Никогда не пытайтесь добиться уважения лошади за счет ее удовольствия от работы с вами (перев. Удовольствие первостепенно). Иными словами, уважайте те возможности, которые дает вам лошадь, уважайте ее как личность.

Источник

Перевод: Давыдова Ксения для Н-Н-Т.RU

Share
Share
Share