Уильям Миклем о Карле Хестере как одном из ведущих британских тренеров — 2

Карл Хестер на Nip Tuck, 2016. Фото: FEI/Kit Houghton.

Карла спросили о роллкюре (LDR — Low, Deep & Round) и текущих спорах относительно формы шеи и положения головы. Всем известно, что Карл не прибегает к роллкюру и глубоким сгибаниям, но в последнее время даже его критикуют за то, что он просит лошадей тянуться вниз. Он сказал, что ему не нравится термин LDR, и что самое важное – сохранять естественность и гибкость шеи, а также открытый угол между ганашом и шеей. При этом рот лошади должен демонстрировать ее комфорт.

«Каждодневную работу следует делить на три части. Интенсивное обучение должно располагаться между периодами расслабления и растяжки на разминке и заминке. На разминке и заминке лошадь нужно научить тянуться вперед и вниз без потери баланса. По мере того, как лошадь обретает навыки и крепнет физически, рамка может меняться. На тренировках следует регулярно предлагать лошади тянуться, чтобы она расслаблялась и не закрепощалась».

«Если лошадь не тянется в начале тренировки, начинайте работать над контактом и предлагайте ей потянуться, как только она будет к этому готова. В работе на брошенном поводу вне равновесия нет смысла. Валегро научился тянуться лишь в возрасте 7 лет. Когда лошадь устает, она просит потянуться. Дайте ей такую возможность. Это то, что нужно поощрять».

Все обратили внимание на то, что чаще всего Карл просил Шарлотту «отдать повод» (перев. «ослабить повод»). Он повторял это после каждого более или менее сложного упражнения. Это не только награда для лошади. Это важный показатель того, что лошадь не удерживают в рамке силой, что она не напряжена и естественно держит шею и голову. Затем это комбинируется с продвижением вперед: «Если твоя рука не перед седлом, кажется, что ты едешь назад. Когда твоя рука перед седлом, ты едешь вперед, и лошадь двигается вперед. Очень много народу ездит на слишком длинном поводе. Рука впереди позволяет двигаться вперед к железу, а не назад».

Роллкюр и гиперсгибание

Методология любого спорта эволюционирует. Поиск путей совершенствования требует перемен и открытости для всего нового, но в выездке многим это претит, особенно потому что этот вид спорта полон обязательных «классических» принципов, непререкаемых истин и крайне субъективного судейства. Но Карл говорит: “В конном деле всегда найдется тот, кто научит вас чему-то новому, поэтому избавляйтесь от предубеждений.”

Думая о благополучии и эксплуатационных качествах лошади, вашей основной целью должно стать развитие естественных аллюров и осанки лошади. Но зачастую это требует усилий и времени, поэтому не удивительно, что для достижения более скорых результатов многие прибегают к разным приспособлениям. Эти результаты, как правило, недолговечны. Они не реализуют потенциал лошади и не способствуют ее благополучию.

В 2015 на 11й Международной конференции International Society of Equitation Science (ISES) в Ванкувере был продемонстрирован обзор 55 научных публикаций о влиянии положения головы и шеи на благополучие и рабочие характеристики разных типов лошадей. Обзор был подготовлен профессором кафедры разведения и генетики университета Готтингена (Германия) Утой Кениг фон Борстел (PhD, BSc) и профессором Сиднейского университета, специалистом по поведению и благополучию животных Полом Макгриви, (BVSc, PhD, MRCVS, MACVS, Cert CABC). Авторы обзора пришли к заключению, что, несмотря на то, что гиперсгибание позволяет добиться большей экспрессии движений, «его предполагаемую гимнастическую ценность перевешивают ущерб благополучию и нежелательные гимнастические последствия». 88% исследований показывают, что гиперсгибание отрицательно сказывается на благополучии лошади, вызывая обструкцию дыхательных путей, патологические изменения в строении шеи, ограничение поля зрения, а также стресс и боль в результате протиречивых сигналов и невозможности избавиться от давления».

В ходе последующих обсуждений проблемы Британское конное общество решило вести более активную публичную работу, направленную на поддержку гуманных методов работы с лошадьми, которые практикуют, в частности, Карл Хестер и Шарлотта Дюжардин, а также прекратить использование гиперсгибания и роллкюра.

Строевая рысь бесценна

Карл так же, как и Уильям Фокс Питт и Майкл Юнг, которые занимаются выездкой в рамках троеборья, использует строевую рысь в нескольких случаях: «Строевая рысь помогает лошади найти и сохранять правильный ритм. Хорошим тестом для молодой лошади будет, если вы встанете на строевую рысь и бросите повод. При этом лошадь должна потянуться вперед и вниз. Если же она задерет голову, то тренинг необходимо скорректировать».

Строевая рысь освобождает спину лошади, поэтому я считаю ее предпочтительной для работы с молодыми лошадьми, а также на средней и прибавленной рыси с лошадьми любого возраста. Карл также рекомендует всадникам экспериментировать со строевой рысью на боковых движениях опять-таки из-за того, что она облегчает спину и позволяет лошади двигаться свободнее. «Выполнение боковых движений на строевой рыси не является грехом. Посмотрите на конкуристов – они принимают упор в колени и их лошади работают спинами. Теперь посмотрите на всадников в выездке – они сидят прямо и глубоко, и лошади под ними прогнуты». (Из конкуристов рекомендуем обратить внимание на работу Маркуса Энинга (Marcus Ehning), Педера Фредриксона (Peder Fredricson) и Бена Мехера (Ben Maher).

До этого я видел, как Карл просил всадников на шагу вставать на стременах на несколько шагов, а затем садиться обратно в седло. Цель этого упражнения – расслабиться и почувствовать, как это сказывается на спине лошади. То же самое упражнение затем выполняется на рыси и галопе. «Чередование работы сидя в седле и стоя на стременах хорошо показывает, насколько всадник мешает или не мешает лошади». Некоторых всадников Карл просит облегчаться и на пассаже. «В этом случае вы получите более высокую рысь, потому что будете подтягивать лошадь вверх корпусом. Это помогает лошади двигаться вместе с вами вверх и вперед», — объясняет Карл.

Психологическая подготовка и работа на трензеле

За время нашего визита Карлу задали два необычных вопроса: 1) о его психологической подготовке к соревнованиям и 2) о его мнении относительно разрешения выступать на международных соревнованиях на трензеле.

Карл сказал, что не нуждается в особой психологической подготовке. залогом своего спокойствия он считает детальную проработку всех моментов, поддержку команды и отношение к соревнованиям как к рутине. Однако он отметил, что Шарлотте очень помогает спортивный психолог, посещение которого заметно сказывается на ее езде. На соревнованиях Шарлотте требуется личное пространство: «В отличие от других моих учеников, которым требуется поддержка, она предпочитает забиться в полутемный прицеп. Чаще всего психологические проблемы связаны с неуверенностью. Мы стараемся обеспечить индивидуальный подход к каждому, чтобы спортсмен оставался уверенным в себе».

На второй вопрос Карл без толики сомнения ответил, что, на его взгляд, всадники должны иметь возможность выступать на трензеле на международных соревнованиях. «Я думаю, что большинство всадников разделяет эту позицию, но глубоко уважаемая мной Кира Кирклунд считает, выездка высшего уровня должна исполняться на мундштучном оголовье». К сожалению, Карл сказал, что пока выступает сам, не будет настаивать на изменении правил в этом вопросе, однако не видит причин, по которым другие тренеры высшего звена и всадники не должны пытаться повлиять на Федерацию, если так этого хотят.

Качественная работа на фоне сбалансированной жизни

Все лошади, которых мы видели в тот день, показали себя очень хорошо. Не удивительно, ведь им позволяли качественно работать, предлагая относительно легкие упражнения в порядке усложнения: например, молодой лошади позволяется сделать несколько шагов вперед перед остановкой, никто не отрабатывает среднюю рысь до того, как лошадь сможет двигаться собранной, в начале позволяется небольшое продвижение вперед на пиаффе, и каждое более или менее сложное упражнение заканчивается командой «ослабь повод» и выполнением чего-то более простого. «Ключ к эффективным тренировкам лежит в незначительном прогрессе. Такой подход обеспечивает качественную подготовку лошади в перспективе», — объясняет Карл.

К тому же, он отправляет лошадей на старты более низкого уровня, нежели их фактическая подготовка, поэтому соревнования не представляют для них сложности. Он не видит проблемы в том, что лошадь будет ожидать конкретной команды, поэтому за две недели до стартов, всадники начинают накатывать езды: «Я не хочу, чтобы требования всадника на стартах были неожиданностью для лошадей».

Вся работа, которую мы видели, соответствовала ожиданиям: естественные аллюры, естественные прибавки от зада и пиаффе, на которых лошади действительно подсаживались на зад. Работая таким образом, Карл надеется к 10 годам подготовить каждую из них к Большому призу. Он четко дал понять, что не видит смысла в плохом выполнении упражнений, но не будет наказывать лошадь за ошибку на менке: «Наказание влечет за собой напряжение и проблемы в перспективе. Правильно подвели лошадь к упражнению и выполни его снова. Мы слишком нервничаем из-за менок. Лошади поймут, что вы от них хотите». Чаще всего менки выполнялись вдоль бортика, чтобы было проще сохранять прямолинейность.

Хозяйственная сторона вопроса тоже оказалась на высоте. Карл не экономит на персонале: «У меня 5 человек на 18 голов, поэтому они могут обеспечить лошадям качественный уход. Благодаря этому, мы с Шарлоттой можем позволить себе садиться на лошадей только по 4 раза в неделю. У нас нет зарплат, поэтому приходится зарабатывать уроками. Но я считаю, что важно относиться к лошадям как к личностям и обеспечивать им индивидуальный подход, так что мы уделяем внимание каждой мелочи».

Пока Карл показывал нам своих лошадей, в манеж то и дело забегали собаки. Некоторые из них ложились у стенки, а вокруг уличного плаца разгуливала стая цесарок. Все это создает расслабленную атмосферу, в которой работа и образ жизни тесно переплетаются между собой. Все это также является частью успеха Карла: он обожает выездку, но понимает, что в работе с животными и людьми нельзя передавливать. Для него цесарки и спортивные победы – две стороны одной медали: «Помните, что помимо работы у меня есть своя жизнь. Не жертвуйте жизнью ради денег. Мне очень нравится высказывание: мы работаем, чтобы жить, а не живем, чтобы работать».

Безопасность и живите настоящим

В течение многих лет я считал, что причиной многих смертей в троеборье по крайней мере косвенно являются определенные методы работы с лошадьми. Те методы, которые некоторые считают приемлемыми, но которые подразумевают применения механических средств и силы в поиске подчинения, а не сотрудничества, «выключают» естественные реакции лошади и их природную сноровку. Наряду с прочими об этом говорил Крис Бартл (Chris Bartle). Забавно, что философия работы и тренинга Карла идеально подходит для выездки в рамках в троеборья и конкура.

К сожалению, за последнее время я несколько раз слышал совершенно другое мнение из уст двух элитарных тренеров по выездке. Их мнение разводит выездку и троеборье/конкур в разные стороны. Эту разницу во взглядах необходимо освещать, ибо безопасность полевых испытаний во многом зависит от корректности выездки. Необходимо пользоваться моментом, потому что сейчас мы можем опереться о плечо такой крупной фигуры, как Карл Хестер.

Нужно сказать, что я воспользовался моментом и напомнил Карлу о недопустимости тугого затягивания капсюлей и использования самозатягивающихся капсюлей. Я показал Карлу череп лошади и напомнил о строении нижней челюсти и расположении нервных окончаний, а затем предложил попробовать свою уздечку на лошади, у которой была серьезная проблема с приемом железа. Через две недели Карл прислал мне СМС: «Сработало». Это сообщение стало для меня лучшим подарком на Рождество!

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

No Comments

Post a Comment

1 + четырнадцать =