Дебаты о поводе

В нашей англоязычной группе недавно имел место очень интересный разговор. Человек купил нашу книгу, написал нам письмо с благодарностью, но из того, что он пишет, стало очевидно, что многие моменты нашего подхода остались ему непонятны. Поэтому, предвосхищая аналогичные дискуссии в русскоязычной группе, публикуем наиболее значимые отрывки диалога:

Габриэль: Мы НИКОГДА не оказываем воздействие на челюсть или затылок лошади поводом/железом. Единственная цель контакта, в нашем понимании, — это обратная связь от лошади, поэтому он на пассивен. Единственная ситуация, в которой он обретает подобие активности, — когда мы мягко просим сместить челюсть, чтобы выровнять ее с направлением тела лошади. Этого можно просить от лошади только тогда, когда всадник другими средствами (корпусом и шенкелем) добился от лошади прямолинейности во всех остальных частях тела. Повторюсь, что речь идет исключительно о корректировке положения головы «влево-вправо»! Мы не задаем лошади рукой высоту несения головы, поскольку мы считаем, что положение шеи и головы является ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО результатом работы остальных частей тела лошади, а, следовательно, важным средством «обратной связи».
Кейт: Вообще-то, железо призвано «говорить» с лошадью… И я точно так же, как и вы использую повод для корректировки положения головы лошади из стороны в сторону, просто не сказал, что делаю это «мягко», хотя именно так и работаю.

Габриэль: Я бы не сказала, что сгибания по Боше или, например, то, как Филипп Карл использует повод, — мягкие. Это просто радикально другой подход, при котором всадник оказывает прямое воздействие на перед лошади для достижения желаемого результата. Наше воздействие абсолютно пассивно, являясь только «проводником» для того, чего мы добились от других частей тела. Мы «разговариваем» с лошадью корпусом, седалищем и ногами, а контакт выполняет только функцию «приема» обратной связи.

Кейт: Можете объяснить, как вы воздействуете на лошадь поводом и на какую часть рта именно?

Габриэль: Единственное «воздействие» повода на челюсть лошади в нашем случае – это положение рук, сохраняющих легкий контакт. Иными словами, работая на сгибание, мы просто смещаем руки внутрь, так чтобы внешняя рука оказалась над холкой, а внутрянняя – немного внутри. Такое положение рук обеспечивает мягкий, пассивный контакт внутреннего повода со ртом лошади, который сдвинет голову лошади внутрь в направлении сгибания. Аналогичный контакт используется при работе на корде. Если к этому моменту всадник уже согнул лошадь корпусом, весом тела и шенкелем (а это единственный верный способ), то нет необходимости «включать» руку и корректировать ей что-либо.
Очень часто, при работе на сгибание в «трудную» для лошади сторону (обратную ее врожденному сгибанию), лошадь «ложится» на внутренний повод. В этом случае я обычно работаю по принципу «отдал-взял», довольно часто ослабляя контакт и беря его вновь.
Повторюсь, что это работает только в том случае, если лошадь согнута, т.е. всадник ведет ее круп в поворот внешним шенкелем, так что внутренняя нога лошади может ступать достаточно далеко под корпус для сохранения сгибания. Периодическое ослабление контакта в этом случае «открывает» место для постановки внутренней задней ноги под корпус. В противном случае ее движение может блокироваться сдерживающим воздействием повода, когда лошадь в него «ложится».

В отношении продольного вытягивания, факт остается фактом, что не контакт стимулирует смягчение челюсти, а проводимость. Контакт всего лишь «принимает» и замыкает круг, по которому идет энергия.
Кейт: То есть контакт – это вес повода, примерно 200 грамм, и все движения руками сводятся к движениям из стороны в сторону (к или от холки), но не вверх и вниз?

Габриэль: Движения нет, так как мы стремимся к стабильной, принимающей связи, при которой руки остаются в одном положении относительно тела лошади. Даже при описанном выше наборе или отдаче контакта, движение рук ограничено открытием и закрытием пальцев. Движение рук как таково заметно только при отдаче повода, при котором обе руки подаются вперед.

Кейт: Что меня смущает в вашей «системе», так это то, что вы не говорите и не объясняете, как работать на более высоком уровне, с более сложными элементами. Траверс, школьный шаг, пиаффе, пассаж и т.д., которые требуют более высокого положения шеи и несения головы. Вы говорите только о «горизонтальной» работе (которая, кстати, очень хорошо описана), однако моей целью являются более сложные элементы.

Габриэль: Если вы умеете добиваться от лошади прямолинейности, подведения зада и работы спиной, то без труда поймете, «как» выполнять более сложные элементы, когда лошадь будет к ним готова, ибо они являются логичным и естественным продолжением правильного тренинга за счет вовлечения в работу постурального кольца. Когда лошадь обретает силу для большего сбора, ей не нужны никакие специальные упражнения для выполнения элементов продвинутого уровня. Когда вы говорите, что они требуют от лошади «более высокого несения головы», то переворачиваете тренинг задом наперед! Лошади требуется большая степень подведения зада и гибкость суставов, РЕЗУЛЬТАТОМ (или побочным эффектом) ЧЕГО является более высокого положение головы и шеи.
Поскольку наша книга “Гимнастическая верховая езда» объясняет, как добиться от лошади подведения зада и работы спиной, то отвечает также на вопрос, как со временем увеличить и степень сбора. Однако эта книга – не пошаговое руководство, каковым является книга Камий «Тренинг лошади без применения силы» — сейчас доступна только первая часть, которая освещает более ранние этапы тренинга. Вторая часть уже почти готова, но о продвинутой работе речь пойдет в третьей части.

Нужно помнить, что традиционная выездка сводится в выработке у лошади условных рефлексов в ответ на команду всадника. В нашем подходе элементы являются неотъемлемой частью процесса гимнастирования. Вам нужно определиться, чего вы хотите: выполнить элемент или получить качество?
Лично нам не интересны элементы сами по себе. Это вовсе не означает, что мы не прибегаем к ним как к инструментам для достижения поставленной цели — высокого уровня физического и гимнастического развития лошади. В работе лошадей мы часто прибегаем к боковым движениям, когда они уместны, то есть когда лошадь к ним готова. Мы считаем, что они являются важным упражнением для подведения зада и работы спиной.

Нужно понимать, что не все лошади способны на высокий уровень сбора по разным причинам – ограничения могут быть связаны с физическими недостатками, анатомическими особенностями или психологической травмой. Мы выбрали для себя работу именно с такими лошадьми, потому что она позволяет нам постоянно учиться чему-то новому.
Некоторые лошади позволяют нам работать в большей степени сбора, и нам этого достаточно, чтобы еще раз убедиться в том, что выработка условных рефлексов – не наш путь. Пусть наши лошади имеют физические ограничение, но качество их работы и гимнастической формы значительно выше, чем у большинства спортивных лошадей «на движениях».

Сложно объяснить разницу между условными рефлексами и гимнастическим качеством. Ее нужно почувствовать. Это что-то, что сложно описать словами или картинками. Это понимаешь посредством ощущений.

Продолжение следует

Share

No Comments

Post a Comment

одиннадцать + 3 =

Share
Share