Интервью Эгона фон Найндорфа голландскому журналу Hoefslag

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Это интервью Эгон фон Найндорф (Egon von Neindorff, 1.11.1923 – 19.5.2004) дал голландскому журналу «Hoefslag» в середине 90х годов

Эрик Херберман: Господин Фон Найндорф, что заставило Вас так рано уйти из спорта и основать собственную школу?

Эгон фон Найндорф: К этому решению меня подвел целый комплекс обстоятельств. Сразу после войны я очень успешно выступал на высоком уровне. Но мое конное образование, полученное в Саксонии (Германия) и позже [после Второй мировой войны] под руководством Людвига Цайнера (Ludwig Zeiner) и Ричада Вэтьена (Richard Wätjen), тянуло меня к более сложным элементам Высшей Школы. Я понимал, что хочу сохранить и пропагандировать эту прекрасную форму взаимоотношений с лошадью. Окончательно же меня подстегнуло к уходу то, что некоторые топовые спортсмены отправляли ко мне на длительные стажировки своих учеников. И я решил открыть собственную школу, а остальное, как говорится, история. Все, что произошло, нельзя спланировать. Это стечение обстоятельств и вовремя использованных возможностей.

Эрик Херберман: Определенно, управление большой частной школой и сохранение ее в течение многих лет — это сложная задача. Как Вы думаете, что помогло Вам справиться со сложностями на пути?

Эгон фон Найндорф: Я бы сказал, что сохранить школу в течение многих лет мне помогла непоколебимая вера в красоту — в красоту лошадиной природы и гармонии всадника и лошади, к которой мы постоянно стремимся.

Эрик Херберман: Что в вашем понимании является наиболее важным физическим или техническим решением в верховой езде?

Эгон фон Найндорф: Верховая езда требует от нас физической дисциплины, владения телом и правильной посадки.  Но что часто остается недооцененным и не принимается всерьез, так это та большая физическая нагрузка, которую несет лошадь, а это нужно принимать как личную ответственность. Забота о лошади должна быть приоритетом.

Эрик Херберман: А что должно быть самым важным для всадника в философии верховой езды?

Эгон фон Найндорф: Скромность и услужливость, способность оставить свое эго в стороне. Желание слушать лошадь, причем это желание должно идти от сердца и воплощаться на практике посредством чувств. Способность соотносить и соединять воедино ощущения в седле с той философией, в которую мы верим. Нужно понимать, что наша жизнь слишком коротка, чтобы познать все нюансы искусства верховой езды. Следовательно, важно брать на вооружение опыт Мастеров прошлого и в полной мере использовать их знания. Только благодаря прошлому мы можем наслаждаться этой гармонией, — гармонией, понятной лошади, поскольку тренинг отталкивается от ее природы. Только правильная гимнастическая школа делает возможным достижение красоты. Эта Школа находится за гранью субъективного суждения, она коренится в законах природы. Благодаря ней лошади остаются крепкими и здоровыми до преклонного возраста. Сведущий всадник видит ее в лошади, — в ее движениях и в том, как развита ее мускулатура. Именно она отличает истинную Высшую Школу от ее подобия.

Эрик Херберман: Судя по разнообразию лошадей в Вашей конюшне, вы с удовольствием работаете с большинством пород. Тем не менее, у Вас есть какие-то личные предпочтения?

Эгон фон Найндорф: Нет, для меня все лошади равны. Для меня искусство верховой езды заключается в возможности работать с любой лошадью. Мы же понимаем, что лошади рождаются разными, с разным темпераментом и разными анатомическими особенностями. Для хорошего всадника различия лошадей не важны.Те, кто любит лошадей, получает особое удовольствие от работы с этим прекрасным разнообразием; оно добавляет в верховую работу изюминку. Очень важно, чтобы всадник понимал специфику породы, с которой работает, и умел культивировать, направлять и использовать ее конструктивным образом. Именно это приносит истинное удовольствие, а не монотонная работа с определенной породой.

Эрик Херберман: Какие признаки позволяют Вам сделать вывод, что лошадь правильно движется?

Эгон фон Найндорф: Чистота аллюров, выражение морды, спокойный хвост. Лошадь хорошо себя чувствует, если придерживаться четко определенных к настоящему моменту и общепризнанных рамок. Наша работа должна гармонировать с ними. Нельзя отходить от доказанных принципов — Takt [ритм], Losgelassenheit [расслабление], Anlehnung [контакт], Geraderichtung [прямолинейность], Schwung [импульс], Versammlung [сбор]. Все они строятся на работе от зада и позволяют добиться от лошади честного подъема переда, несения себя в равновесии перед всадником и сгибания задних конечностей. Durchlässigkeit [проводимость] означает, что лошадь принимает средства управления и мирится с тем, что на ней ездят. Несмотря на то, что существует ряд устоявшихся технических деталей, которые можно считать основными направляющими в работе, не следует сильно полагаться на мертвые определения. Только истинное понимание того, как применять вышеупомянутые принципы в каждодневной езде, позволяет нам увидеть, что лошади всех типов, пород и темпераментов правильно двигаются.

Эрик Херберман: Как определить, что лошадь плохо двигается?

Эгон фон Найндорф: Когда лошади пусть даже самую малость сопротивляются, они не несут себя от зада, и это видно. Лошадь не несет всадника и себя. Спина тормозит движение, плечи недостаточно свободны, шея укорочена, закрепощена, лошадь не проходит вперед… нет «честных» аллюров. Вместо них есть карикатура, причем вовсе не прекрасная…

Эрик Херберман: Вы, должно быть, рады, что упражнение «вперед и вниз» стало обязательной частью некоторых тестов по выездке, по крайней мере, в США. Есть ли другие упражнения, которые Вы считаете необходимым добавить, чтобы направить конное сообщество к более высоким стандартам и осознанию необходимости поиска гармонии с природой лошади?

Эгон фон Найндорф: Все упражнения, которые помогут в честной работе с лошадью… Например, шаг на брошенном поводу несколько раз в течение теста с последующим возвращение лошади к средствам управления. Четкое расширение и сужение рамки, отжевывание повода из рук с последующим его набором. А также вперед и вниз несколько раз в течение одного теста даже на высших уровнях. Большой приз на трензельном оголовье, равно как и на мундштучном. Менки с поводом в одной руке.

Эрик Херберман: Объясните, пожалуйста, почему так важно, чтобы нос лошади все время был перед линией отвеса, даже в ходе выполнения вперед и вниз?

Эгон фон Найндорф: Лошадь должна находиться под контролем всадника, а это возможно только только тогда, когда энергия идет от зада, проходит по раскрепощенным телам лошади и всаднику и заканчивается весом в руке (в отличии от ситуации, когда ее генерирует отсутствие равновесия или напряжение). Лошадь, которая не идет на отдающую руку вперед и вниз, не находится в руке от зада. Это в первую очередь касается лошадей с закрученными шеями или чрезмерным сгибание в затылке – в обоих случаях лошадь не перед всадником. С другой стороны, лошадь должна сдавать в челюсти и затылке, поскольку любое закрепощение в этих местах препятствует прохождению энергии от копыт задних ног к руке.

Эрик Херберман: Что в жизни с лошадьми радует Вас больше всего?

Эгон фон Найндорф: То, что мне довелось испытать настоящую гармонию с лошадьми при выполнении различных упражнении, сливаться с ними. Это самое прекрасное! Однако даже опытный всадник редко достигает этой абсолютной гармонии. Чтобы ее достичь, необходимо уметь вести лошадь правильной посадкой, мягко помогать ей нести себя. Нужно знать, когда последовать за лошадью, а когда придержать своей посадкой. Скорее всего, те, кто читает эти слова, захотят испытать это ощущений, но помните, что выше головы не прыгнуть… Более того, необходимо поддерживать духовный контакт с лошадью — без него настоящая физическая гармония невозможна. Истинная гармония возможна только тогда, когда лошади дается право определять темп тренинга. Нельзя допускать ни малейшего форсирования, так как, гармония, о которой я писал выше, не может быть достигнута силой.

Эрик Херберман: Что Вы думаете о современном искусстве верховой езды и каковы Ваши пожелания на будущее?

Эгон фон Найндорф: Это сложный вопрос как для тренера и судьи, так и для коневладельца. Прийти к четкому пониманию того, в чем заключается истинная работа, и пропагандировать ее. Честная работа требует от всех участников процесса понимания. Как может тренер работать сознательно и хорошо, если владелец лошади не понимает, что прогресс требует времени и не может быть достигнут силой? Как можно ожидать от спортсмена высокого уровня искусства верховой езды, если судьи отдают предпочтение тому, что то и дело противоречит устоявшейся и признанной литературе по данному вопросу?.. Поэтому необходимо объединяться и вместе прийти к этому пониманию.

Эрик Херберман: Учитывая Ваш богатый опыт, какой совет Вы могли бы дать на прощание молодому многообещающему ученику, которого, возможно, не увидите в течение многих лет?

Эгон фон Найндорф: Я бы сказал: «Позволь любви и чувству ответственности за лошадь управлять всеми твоими решениями и действиями».

Интервью было опубликовано в журнале Dressage Today, выпуск Октябрь 2004

Источник

 

Share

No Comments

Post a Comment

два × 3 =

Share
Share