Почему высокая задняя лука и коленные упоры мешают лошади

Автор: Жан-Люк Корний

Пассивная агрессия

Эти два слова прекрасно характеризуют современную выездку, в которой посадка всадника обеспечивается высокой задней лукой и фиксирующими бедра высокими упорами. Таким образом, всадника сажают «правильно», не зависимо от того, в каком состоянии находятся его мышцы.

Результатом пассивной посадки являются агрессивные действия ног и рук, а также выраженное смещение веса, которые с позиции лошади являются проявлениями агрессии.

“И, в частности, нужно следить за тем, чтобы тончайшая тактильная чувствительность сочеталась с мышечной силой, которая нивелирует любую из наших команд, если та бессмысленна, нелогична или недостаточно деликатна». (Understanding the Perceptual World of Horses; C. A. Saslow/ Applied Animal Behaviour Science, 2002)

Согласно устаревшим представлениям, большая амплитуда аллюров является результатом работы мышц, которые активнее сгибают суставы. Однако современные исследования движений лошади свидетельствуют об ином: “Основные изменения длины, необходимые для движения, происходят не в мышечных тканях, а в эластичных связках и апоневрозе» (The role of the extrinsic thoracic limb muscles in equine locomotion. R. C. Payne, P. Veenman and A. M. Wilson. Journal of Anatomy. (2005) 206, pp 193-404)

A: Внешние торакальные мышцы, вид сбоку. B: Внешние торакальные мышцы, вид снизу. C: Внешние торакальные мышцы, более глубоко. Адаптировано из König & Liebich, 2004.

Истинным диалогом с лошадью является гармоничная тенсегрити — принцип построения конструкций, основанный на использовании элементов, работающих одновременно на сжатие и на растяжение. Видимые действия средств управления представляют собой крайние формы проявления тончайших нюансов мышечного тонуса, управляемого нашим мозгом. Лошадь чувствует все нюансы мышечного тонуса еще до того, как жест будет закончен, и сам «жест» зачастую ей мешает. Вместо того, чтобы воспринимать подчинение средствам управления как конечную цель искусства выездки, «средства управления» следует воспринимать как инструменты обучения, объясняющие лошади тончайшие нюансы мышечного тонуса всадника, которые та чувствует и интерпретирует. Наши предки пропагандировали легкость средств управления, а современная наука говорит, что диалог должен происходить на более тонком уровне.

“Кажущаяся способность хорошо выезженной лошади к экстрасенсорному восприятию намерений всадника может являться ответом на неосознанные легчайшие движения и напряжение его мышц.” (C. A. Saslow. Applied Animal Behaviour Science 78 (2002) 209-234)

Лошади комфортны легкие ощущения. Слишком явные движения и смещение веса раздражает лошадей и зачастую вызывает сопротивление.

“Возможно, что у лошади, которая считается тупой на шенкель, просто не было возможности ответить на последовательные, легкие, содержательные сигналы».” (C. A. Saslow)

Глубокие седла с высокой задней лукой сажают всадника в стимулирующую посадку которая мешает лошади легко управлять мышцами спины.

Понятие ответа на стимул серьезно устарело. Мышцы никогда не работают изолированно. Каждое движение – это сложный комплекс, включающий накопление и повторное использование эластичной энергии. На таких колебательных движениях, как шаг, рысь и галоп, ткани фасции обычно накапливают энергию, а затем отдают ее.

“При выполнении эти движений мышцы сокращаются главным образом изометрически, в то время как нагруженная фасция удлиняется и сокращается подобно пружине.” (Muscle and Tendon Interaction during Human Movements; Fukunaga et al, 2002)

Упрощенное понимание, при котором лошадь затарапливают, не позволяет ей работать эффективно и безопасно для здоровья. Перефразируя Маргарет Мид, мозг лошади нужно учить не КАК думать (подчинение), а ЧТО думать (образование). Управляемая легким языком жестов, нюансами мышечного тонуса и энергии, мозг лошади должен управлять замкнутыми кинематическими цепями.

“Механическая система интегрирует каждую часть тела, начиная с молекулы и заканчивая макроскопической анатомией, в единый функциональный организм.” (Dr Stephen Levin, Orthopedic Surgeon.)

Замкнутые кинематические цепи соединяют многочисленные части в непрерывные механические цепи, которые обеспечивают управление сложными движениями.

“Замкнутые кинематические цепи очень энергоэффективны. В контексте организма, замкнутые кинематические цепи являются гнездовыми модульными элементами разных размеров, которые создают двигательную систему, проходящую по всему организму и работающую в синергии с нервной системой.” (Dr Betsy Uhl, DVM, PhD, Dip, AVCP)

Натянутая фасция достаточно крепка, чтобы удерживать суставы. Растянутая фасция защищает суставы от деформации. При выполнении движений, мышцы противодействуют фасции, оптимизируя натяжение и предотвращая перегрузку суставов. Линии силы в фасции меняются под воздействием движения мышц и костей. Система функционирует за счет натяжения и нюансов энергии мышечного тонуса.

Гармоничная тенсегрити, нюансы мышечного тонуса, являются фундаментальными для диалога лошади и всадника. Отсутствие мышечного тонуса недопустимо. Всадник, который допускает расслабление мышц спины, при котором позвоночник сохраняет свое положение исключительно благодаря межпозвоночным дискам, подвергает свой позвоночник серьезной опасности. Натянутая фасция сохраняет целостность структуры позвоночника, снижая давление на диски. Ягодицы, поясница, мышцы верхней части бедер и все, что идет вдоль позвоночника до трапеции, выйная связка, вертикальное положение головы – все тело всадника должно находиться в гармоничном напряжении. Диалог с лошадью строится посредством тончайших нюансов мышечного тонуса и вытекающим из него воздействием на все системы, которые обеспечивают эластичность и в то же самое время сохраняют стабильность и целостность структур.

Начиная с седалища и заканчивая мозгом, тело всадника коммуницирует с лошадью посредством гармоничной тенсегрити. Грубо говоря, это диалог на уровне нюансов мышечного тонуса и энергии.

Седло должно поддерживать тенсегрити всадника, а не предлагать ей альтернативу. Глубокие седла с высокой задней лукой фиксируют ягодицы и способствуют мышечной вялости. Когда коленные упоры и фиксаторы бедер сажают всадника должным образом, не требуя от него мышечного тонуса, пассивность распространяется на позвоночник, и диалог с лошадью скатывается до агрессивного уровня жестов.

P.S. Если вы находитесь в Москве и, независимо от вашего прошлого опыта и возраста, мечтаете научиться классической легкости и тонкому, невидимому стороннему глазу управлению, то вам сюда.

Источник

Перевод: Давыдова Ксения

 

Джинни знакомится с седлом

Наконец-то наступил тот момент, когда Джинни готова к следующему шагу к верховой работе — знакомству с седлом!

В этом году ей исполняется 7 лет. В этом возрасте большинство верховых лошадей уже давно работает под седлом. Но, наблюдая за ее развитием, я ни чуточку не сожалею о своем решении не спешить, пусть, говоря откровенно, это частично и связано с моей беременностью и рождением дочери…

Джинни — кобыла с характером. Я не знала наверняка, как она отреагирует на седло, но вплоть до настоящего момента она абсолютно спокойно принимает все, что я делаю. Ей повезло оказаться среди тех счастливых лошадей, которым суждено работать под седлом Strada. Другие марки ей знать не придется. 😊

Те, кто с нами, и так это понимают, но на всякий случай повторю то, что говорю всегда: когда знакомишь лошадь с чем-то новым, очень важно просить от лошади намного меньше, чем она может дать, не выходя из зоны комфорта.

Новый опыт не должен быть для лошади стрессом, что зачастую становится очевидным только тогда, когда мы заходим слишком далеко.

Крайне важно прислушиваться к интуиции, хорошо знать лошадь и ее границу стресса, и не руководствоваться совершенно естественным для нас энтузиазмом шагнуть чуть дальше!

На Джинни, например, впервые я поседлала ее во дворе, когда она ела люцерну, и, убедившись, что оно не вызывает у нее беспокойства, я отвела ее с ним на спине на поле, давая ей возможность почувствовать его на спине в движении. Она оставалась совершенно спокойной, но я не пошла дальше.

В следующий раз, парой дней позже, я поседлала ее и пошагала по плацу в руках. Она не выражала явного беспокойства, но двигалась вперед не так охотно, как раньше. Ей нужно было время, чтобы свыкнуться с новыми ощущениями. Я с уважением отношусь к потребностям лошадей в целом и к этой ее потребности в частности. Я не гнала ее вперед и терпеливо ждала, когда она будет готова двинуться дальше.

В следующий раз я пошагала ее с седлом на спине на корде, что также не вызывало у нее никакого негатива. Такими маленькими шажками мы будем двигаться дальше. Именно так, без спешки и временных рамок, следует работать с лошадьми, чтобы любой опыт был для них комфортным. Только такой подход наращивает взаимное доверие.

Такой подход является радикальной противоположностью приему «десентизации» (перев. тренинг релаксации и составление иерархии фобий с целью научения пациентов спокойно реагировать на пугающие их объекты и ситуации), когда лошадь нагружают по максимуму с целью «приучить их этому», а в результате лошадь просто отключается и носит в себе напряжение, что не дает выстроить доверительные отношения, необходимые для последующего гимнастирования.

Безусловно, приведенный пример — крайность, но соблазнов «поспешить» очень много, поэтому необходимо постоянно держать себя в руках и действовать по принципу «тише едешь — дальше будешь»!

Габриэль Даро

 

 

Как измерить длину опорной зоны седла

Автор: Кэрол Курц Дарлингтон

Независимо от типа седла – будь то выездковое, конкурное, универсальное или вестерн, — длину ленчика невозможно изменить, поэтому крайне важно изначально понимать, какой длины должно быть седло и почему. Измерить длину опорной зоны очень просто:

  1. Отметьте мелом лопатку. Ее видно со стороны или можно нащупать. Если вы сомневаетесь, попросите помощника поднять переднюю ногу лошади и вытянуть ее вперед — это поможет вам ее локализовать. Теперь отпустите ногу, так чтобы лошадь встала ровно, и отметьте линию лопатки мелом. Это передняя граница опорной зоны.
  2. Отметьте последний грудной позвонок. Посмотрите на лошадь в профиль. Вы без проблем определите, где заканчивается грудная клетка. Последнее (18е) ребро можно нащупать рукой. Поднимитесь по нему к позвоночнику. Ближе к позвоночнику ребро уйдет под длиннейшую мышцу и перестанет прощупываться. Просто продлите линию, которой следовала ваша рука до этого. В этом месте ребро соединяется с позвоночником (18й позвонок). Отметьте это место мелом.

Зеленая стрелка – это длина опорной зоны седла.

Еще один способ определить, где находится 18й позвонок, – найти то место, в районе маклока где «встречается» шерсть, растущая в разном направлении. Если провести от этого места вертикальную линию вверх (между галочками на фотографии), вы тоже попадете на 18й позвонок.

За 18м позвонком позвонки меняют форму. Остистые отростки в поясничной зоне более хрупкие и не могут нести вес. Если седло заходит за эту линию, лошадь будет стремиться от него избавиться. Возможны проблемы с галопом (в частности, из-за этого галоп может стать четырехтактным), так как лошадь не может полноценно поднять спину. Это зона расположения почек, а также наиболее чувствительная зона для кобыл в период охоты. Внимание: вальтрап может выходить за границы опорной зоны, но давления там быть не должно.

  1. Измерьте расстояние между лопаткой и 18м позвонком в нескольких сантиметрах ниже позвоночника. Это длина опорной зоны седла или «рабочей зоны» спины лошади. Примечательно, что иногда она оказывается значительно меньше или, наоборот, больше, чем казалось.

Как видите, правильную длину седла определить очень просто. Теперь вы вооружены и не допустите, чтобы полки седла выходили за границы допустимого!

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Поговорим о выездке с Карлом Хестером

Когда мы впервые увидели Валегро в Хересе, он делал галоп по песчаному грунту с Аланом Дэвисом

Интервью Кристофера Гектора

Фотографии Рослин Нив (Roslyn Neave)

Общаться с Карлом Хестером всегда приятно. Это обаятельный, думающий человек, который не боится высказывать свое мнение. Я записал это интервью в Хересе, где Карл выиграл свой первый фристайл на Ванаду (Wannado) и второй Большой Приз на Нип Таке (Nip Tuck). Команда Хестера в Хересе включала в себя и Валегро (Valegro), который выступает впервые с прошлогоднего чемпионата Европы в Аахене …

Принимая во внимание тот факт, что организатор соревнований по выездке во Флориде г-н Белиссимо заплатил бы полмиллиона чистыми за то, чтобы Валегро вновь появился в Веллингтоне, почему вы в Хересе?

Карл и Шарлотта на ее новой звезде Большого Приза Бароло

“В точку, хотя предложения не было. Не думал об этом. Как вы знаете, я не афишировал нашу поездку сюда, поскольку мне кажется, что Шарлотта заслужила возможность проехать там, где от нее не ждут чудес, просто в свое удовольствие. Удовольствие пропадает, когда получаешь золотую медаль, и когда на каждый стартах от тебя чего-то ждут, поэтому мы решили просто получить удовольствие. Лошадь с прошлогодних стартов не выступала. До рождества она просто моционилась Аланом. Конь восстановил физическую форму и мне кажется, что сейчас лучше, чем никогда. Вот я и предложил Шарлотте вывезти его в Испанию и посмотреть, как он себя покажет. Может, выставим его на Большой Приз на второй неделе соревнований.”

Мне казалось, что в прошлом году на чемпионате Европы Валегро явно лидировал, но возможно вы видели больше, чем кто-либо, потому что лучше других знаете эту пару. Возможно, вы заметили,ч что Валегро и Шарлотта не в лучшей форме… Вы уехали из Аахена, чтобы исправить положение?

“Да. Мы не можем с уверенностью сказать, что конь устал от всех этих лет работы… Он всегда вел себя, как профессор, и не веселился, как другие лошади. На улице он ведет себя так же, как и в помещении. Я подумал, что после шести лет в топе ему можно дать отдохнуть и для разнообразия сменить работу. Именно поэтому мы решили устроить ему каникулы. Лошадь никогда не стремится сделать хуже, чем может. В последний день я смотрел на него и понял, что он больше не на том уровне, на котором был раньше, что ему нужен перерыв, возможность набраться сил. Интересно, был ли я прав. Наскучило ли ему боевое поле или он просто устал после насыщенного стартами летнего сезона?”

А что касается всадницы, вам пришлось проводить ей лоботомию?

“Нет. Я давно от этого отказался. Давно. Раньше все наши совместные интервью проходили одинаково: я говорю ей одно, другое, а она только кричит. Сейчас все иначе. Ей тридцать. Она больше не двадцатилетний подросток, с которым я начинал работать. Все это осталось в прошлом, и сейчас у нас все хорошо. Мы прекрасно работаем вместе, уважаем друг друга. Мне ее было реально жаль в тот вечер на Европе. Немцы ужасно себя вели. Я думаю, это повергло ее в шок. (Немецкие зрители начали шикать, когда объявили оценки Шарлотты.) Тогда я впервые увидел, насколько она уязвима. Мне нужно было в шесть сесть на самолет, а ее после церемонии награждения пригласили в центр города и попросили выйти на сцену, а ей это было очень неприятно. Ее слова: «Кристина (Kristina Sprehe) выйдет и получит серебро, и все они будут сходить с ума, а потом выйду я…». Тогда я реально за нее переживал — я сижу в самолете, а она рыдает мне в трубку. Я тогда подумал, что даже после всех этих лет она живая, у нее есть сердце и чувства.”

“В тебе как бы два «Я» — одному на боевом поле все равно, что происходит, а другое напоминает тебе, что ты живой человек, и ты переживать о том, что думают другие, как и большинство простых людей. Для меня этот случай был поворотной точкой. Я осознал, что в такие моменты ей нужна моя поддержка. Только подумайте, сколько она сделала для меня, для Великобритании, для лошадей…”

Для выездки!

“И для выездки. Она со своей историей стала глотком свежего воздуха, потому что она не просто всадница, а Конник, причем тот, которого будут еще долго помнить. Она будет выступать на разных лошадях. Что мне в ней очень нравится, так это то, что ей пришлось научиться ездить на лошадях, которые не являются чемпионами. Мы к этому пришли. «Он не достаточно хорош, не достаточно хорош» – говорил я, — «но он достаточно хорошо делает то, что делает, поэтому давай не будем думать, что можем тренировать только чемпионов. Давай готовить к Большому Призу и других лошадей. Это сделает из тебя настоящего конника». И она работает.”

Можем поговорить о положительном напряжении? Когда я смотрел на работу Шалотты и Валегро на этой неделе, я обратил внимание на невероятное качество положительного напряжения. Конь был наэлектризован, жив, местами даже возможно чересчур, но, будучи наэлектризованным, однозначно не испытывает стресса. Удивительно

Концепция положительного напряжения разрушается, когда лошадь ложится в повод. Как только ты позволяешь лошади лечь в руку, напряжение теряет свою положительность, потому что в этот момент ее блокируют. Если вы можете создать то, что мы пытаемся создать, без тяжелой руки, без того, чтобы висеть на поводе, если при этом лошадь несет себя, это красиво. Опасность представляет слово «экспрессия», потому что, если всадник не обладает независимой посадкой, то для получения экспрессии и ярко выраженного подвисания, он использует руки, и в этот момент появляется ужасная, дерганная выездка. Мы много работаем над тем, чтобы достичь экспрессии, не перегибая палку.”

С Валегро вы тоже ее создавали?

“Конечно. Вспомните его рысь, когда ему было четыре, пять, шесть. В ней не было той мощи и экспрессии, которая есть сейчас. Сейчас у него есть подвисание, он великолепно двигается, а тогда была механика, но не было легкости. Он был просто чертовски сильной лошадью. При этом он всегда хорошо сгибал задние ноги в скакательных суставах – то, что, я считаю, нельзя изменить.”

“Взгляните, например, на Нип Така. Это лошадь без задних ног. Мне предстоит их сделать, но я никогда не смогу сделать ему ноги Валегро. Мы можем активизировать его зад, но его движения никогда не будут такими же, как могли бы быть от природы.”

“Меня всегда смешит, когда я слышу критику из серии: «он должен быть больше подсажен на зад, он должен это, должен то»… Когда я взял его в работу, у него не было ни шага, ни рыси, ни галопа, в то время как у Валегро были все три аллюра.”

“Это тренинг. Безусловно, из каждой лошади, которой нравится работа, можно что-то слепить, но качество результата будет разным.”

Давайте поговорим о понятии баланса…

“Если лошадь сама себя несет, это легко заметить. Показательно напряжение в руке, о котором мы говорили чуть раньше в контексте Валегро. Его видно во всей линии верха. Лучшее, что можно сделать, чтобы лошадь сама себя несла, — это отдавать и вновь брать повод. Удивительно, что многие забывают об этом, работая самостоятельно. Чтобы быть уверенным в стабильности рамки и мягкости рта, нужно постоянно отдавать, брать, отдавать, брать. Достаточно взглянуть на рот лошади, на то, как лошадь несет голову и шею. Когда люди ездят сами по себе, они зачастую вкладывают в руку слишком много силы, и из-за этого лошади не несут себя сами.”

“Нам всегда говорили (особенно в немецкой школе): «Зад, зад, зад, больше двигай его вперед, больше двигай вперед», но когда смотришь, что происходит вокруг, то видишь очень мало всадников с независимой посадкой. Если у тебя нет независимой посадки, то добиться от лошади, чтобы она несла себя сама, крайне сложно. Об этом нельзя забывать. Но баланс – это основа всего.”

Не уверен, что из этого курица, а что яйцо, но мне кажется, что в равновесии находятся те всадники, которые сопровождают лошадь, сидя по центру…

“Именно! Они сами себя несут.”

…А те, кто отстает от движений лошади, отклоняясь назад, никогда не научатся себя нести….

“Верно, потому что они вынуждают лошадь падать на перед. Если они слишком тяжело сидят, отклоняясь от вертикали, то толкают лошадь вниз через и в руку. В свое время Рокки* сказал мне: «Когда едешь вперед, наклоняйся вперед, а когда хочешь двинуться назад, отклоняйся назад». Удивительно, что большинство делает все наоборот. Он всегда говорил мне: «На пиаффе нужно сидеть с упором в колени, а не на ягодицах». Шарлотта делает так от природы, а мне приходится то и дело напоминать себе об этом, потому что все время хочется сесть в седло, а на самом деле лошади нужно дать возможность пользоваться спиной – отсюда упор в колени.”

Карл и его новая звезда Большого Приза Ванаду (Wanadoo — Hann, Wolkenstein/Cavalier)

*Франц Рочавански (Franz Rochowansky) (1911 – 2001), известный под прозвищем Рокки, был главным всадником Испанской школы верховой езды в Вене, а затем переехал в Великобританию и стал известным тренером по выездке. Был тренером Олимпийской сборной Голландии, США и Великобритании.

Считаете ли вы, что заводчики идут неверным путем, выводя супер-лошадей?…

“Нет. Я не согласен с этим мнением.”

Но новый конь Шарлотты, Бароло, от Брейтлинга (Breitling) – не очень видной лошади, которая передает силу…

“… А также хорошие движение и три аллюра.”

Бароло, Новый большепризный конь Шарлотты

А Валегро – от Negro, опять-таки коня не современного типа, но он дает силу, а заводчики ушли от концепции силы в поисках чистокровной красоты…

“Я не думаю, что это проблема выведения. Я считаю, что это проблема тренинга. Я считаю, что качество лошадей, их движения и типы, стали значительно лучше. Они более естественны, а та гипертрофированная экспрессия, которую мы с вами видим, — это результат неправильной работы, неправильных действий. Многие считают, что проблема в заводчиках, а я убежден, что проблема все-таки в неправильном тренинге или же в системе, которая не берет во внимание здоровье лошадей. Лошади не должны двигаться в максимальном режиме из недели в неделю.”

“Лошади, которых мы купили здесь, в Хересе, имеют сильные задние и передние ноги, сильное тело, но мы не отрабатываем элементы выездки все время. Шаг, рысь и галоп на длинном поводе (перев. long reins  — Возможно имеются в виду вожжи) учит их естественным образом беречь себя. Они не находятся под постоянным давлением, которое ожидается от них на боевом поле.”

Говоря о Рио, был намек, что вы возможно метите на другую роль в будущем…

“Я говорил это в Лондоне… И мне кажется, что я соврал. В Лондоне я сказал: «Ну вот и все, парни, пожалуй я ухожу», но естественно никуда не ушел…”

Вы как Роберт Довер

“Именно поэтому я не хочу делать никаких публичных заявлений. Это реально смешно. Мне кажется, Роберт четыре раза публично уходил на пенсию. Я не собираюсь делать публичных заявлений, но мне очень сложно сохранять энтузиазм для соревнований. Я обожаю работать верхом, тренировать, готовить лошадей… Но я не хочу всю жизнь участвовать в соревнованиях. Если в это серьезно ввязываться, то придется ездить в составе команд, а для этого нужен особый драйв, которого мне сейчас определенно не хватает. Последние десять лет его вернула Шарлотта.”

Вы готовы к Рио?

“Да, вполне готов! Еще на несколько месяцев меня хватит! Но после этого… интересно…, потому что Нип Так является одним из моих любимчиков, и я хочу ездить на нем все время. Мне очень импонирует его щедрость… Каждый раз, когда я готовлюсь сесть на очередную молодую лошадь, я говорю «Этот хорош», а Шарлотта отвечает: «Тогда тебе придется следить за его ростом от начала и до конца» , а я отвечаю: «Ну, я не то имел в виду!»…

Сколько у вас молодых лошадей?

“Двадцать.”

Ох, а сколько всадников?

“Трое – Шалотта, я и новая всадница Эми Вудхед (Amy Woodhead) – ей всего 23, и ее сестра Холли 22 лет в прошлом году была в составе британской сборной по троеборью на чемпионате Европы. Они обе – очень хорошие всадницы. Эми в прошлом году впервые проехала Большой Приз, точнее, она трижды его проехала, каждый раз на 70% и это без опыта, так что я возлагаю на нее большие надежды. Ну, и у нас есть берейторы, которые просто моционят лошадей.”

Есть ли у вас какое-то любимое место, где вы покупаете молодняк?

“Где бы то ни было. Честно говоря, в Англии все еще есть хорошие лошади. И они дешево стоят. Не могу заставить себя поехать к заводчикам, которые разводят этих супер-муверов. Мне нравится находить сырых лошадей по закоулкам. Сейчас у меня в работе очень интересная кобыла, которую я купил по соседству за 4 тысячи фунтов. У меня есть соседка, которая позвонила мне однажды и сказала, что на соседнем с ней скаковом поле бегает какая-то лошадь, не похожая на скаковую …”

Вы купили чистокровную лошадь?

“Это Димаджио (Dimaggio), и она просто мечта. Она лучших выездковых линий. Я спросил подругу, что она здесь делает, и она сказала, что понятия не имеет, но эта лошадь продается. «Сколько?» — «4,000 фунтов«. — «О боже, и я могу ее купить?» — «Да, покупай«. И мы ее купили. Я попросил не говорить, что покупатель именно я, потому что не хотел, чтобы они задрали цену. Когда нужно было забирать лошадь, моя машина (без опознавательных знаков, надписей и логотипов) не завелась, и мне пришлось брать коневоз Шарлотты с ее фотографиями и именем. Но к тому времени было уже поздно. Лошадь была куплена. Я был доволен, так как думал, что купил лошадь по хорошей цене… Пока не встретил ее прежнего владельца, который сказал мне: «Ты считаешь, что купил ее по хорошей цене? Мне она досталась бесплатно, потому что была сучкой в заездке!». Забавная история. Мне нравятся такие истории и такие лошади, а эта лошадь чертовски хороша.”

Перевод: Давыдова Ксения

Talking Dressage with Carl Hester

Облегчаться можно по-разному

Автор: Кэрол Курц Дарлингтон, лицензированный тренер Art2Ride

В чем заключается смысл облегченной рыси? Некоторые тесно ассоциируют выездку с работой на учебной рыси и полагают, что выездка начинается только с того момента, как они садятся в седло. Это заблуждение. Выездка – это гимнастика для лошади. Если ввести учебную рысь до того, как лошадь наберется сил и сможет нести всадника без ущерба для качества движения, то лошадь прогнется и будет испытывать дискомфорт. Такую работу выездкой не назовешь, поэтому важно работать на строевой рыси, не навязывая лошади учебную, до тех пор, пока лошадь не сможет сохранять ритм независимо то того, облегчаетесь вы или сидите. Следует помнить, что если вы облегчаетесь правильно, то на строевой рыси лошади значительно проще выполнять ваши требования.

В самом начале обучения всадников (и меня в том числе) учат облегчаться под правильную ногу. Зачем? Мы определяли, под ту ли ногу облегчаемся, опуская взгляд на внешнее плечо лошади. Нужно было вставать, когда внешняя передняя нога в воздухе. Если мы ошибались, инструктор на нас ругался. Действительно ли так важно облегчаться под правильную диагональ или это просто показатель опытности?

Облегчаться под правильную ногу действительно важно, но это имеет мало отношения к внешней передней ноге. Давайте подумаем о том, как лошадь двигается на рыси. На правильной собранной рыси лошадь поднимает диагональные пары конечностей с идеальной каденцией. То есть, если вы видите, что поднимается передняя нога, то можете с уверенностью сказать, что точно также поднимается и диагональная задняя. Именно в этом и кроется секрет. Цель облегченной рыси – облегчить спину лошади в тот момент, когда ВНУТРЕННЯЯ ЗАДНЯЯ нога будет в воздухе. Именно внутренняя задняя нога отвечает за подъем спины и, как следствии, за естественное телескопическое вытягивание шеи. Нам нужно, чтобы лошадь могла легко и непринужденно пользоваться внутренней задней ногой, поэтому встаем на стременах под внешнюю переднюю и внутреннюю заднюю. Именно поэтому так важно облегчаться под нужную диагональ.

Строевая рысь – это не просто «сели-встали на стременах». Облегчаться нужно легко и грациозно, ноги при этом должны оставаться расслабленными. Взгляните, как облегчается Уилл. Нижняя часть его ног практически не двигается.

Еще один момент: строевая рысь неспроста называется облегченной. Ваша задача – облегчить спину лошади, чтобы та могла ее поднять. Это крайне важно в первые два года базового тренинга, независимо от возраста лошади. Лошадь может быть недостаточно физически развитой, чтобы работать под всадником, не прогибаясь, и даже если с физическим развитием у нее все в порядке, строевая рысь всегда поможет добиться подъема спины и вытягивания вперед и вниз между более сложными упражнениями.

Вот упражнение, которое поможет вам прочувствовать, как правильно облегчаться:

Лягте на спину, положите голени на скамейку, колени согнуты. Ноги на ширине… лошади, ягодицы на полу. Поднимите таз, чтобы корпус от плеч до колен распрямился, а затем аккуратно опустите его на пол, возвращаясь в исходное положение. Двигайтесь ритмично. Думайте только о подъеме и аккуратно возвращайтесь в исходное положение. Не падайте. Постарайтесь максимально раскрывать бедра. Тот факт, что вы устранили из упражнение стопы и голени, даст вам возможность почувствовать, как облегчаться от колена. На строевой рыси вы как бы встаете из положения «на коленях», строго вверх, грудь вперед и вверх. Работают мышцы бедер. Именно сейчас становится очевидным значение физической подготовки всадника.

Нога от колена вниз практически неподвижна. Представьте себе, как встаете из положения «стоя на коленях». Обратите внимание на то, как Элисон Эмили Брунелли сгибает ноги в коленях, чтобы помочь Контиго сохранять равновесие. Она облегчается от бедра, но плечи при этом не особо участвуют в процессе.

На мой взгляд, цель облегченной рыси заключается в том, чтобы максимально облегчить задачу лошади и позволить ей нести вас без особых усилий. Да, лошади большие животные. У них большие спины, но без корректной подготовки они слабые, и вес человека для них существенен. Старайтесь опускаться в седло как можно мягче. Если у вас не получается не напрягать ноги, попробуйте поднять мыски. Это должно помочь успокоить ноги. Строевая рысь также помогает сохранять ритм.

На переходах на шаг не садитесь в седло, а продолжайте облегчаться, пока лошадь не перейдет на четкий четырехтактный шаг. Если вы сядете слишком рано, она прогнется в спине и привыкнет прогибаться на переходах. Продолжайте облегчаться, пока лошадь не перейдет на шаг окончательно, а затем аккуратно опуститесь в седло.

Учебная рысь вводится постепенно. Сначала вы садитесь на один темп, потом на три, потом на пять… и вновь строевая рысь, чтобы лошадь не теряла ритма движения и не прогибалась. Однажды, вы обнаружите, что лошадь готова работать на учебной рыси дольше, но я считаю, что большинство всадников слишком долго работает на учебной рыси.

Я регулярно возвращаюсь к упражнению на полу, чтобы напоминать себе, как вставать от бедра и не валиться вперед плечами.

Помните, вставать на рыси можно по-разному, и от того, как вы это сделаете, будет зависеть, будет ли лошадь поднимать спину или прогибаться.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

 

В чем разница между классической и спортивной выездкой

Автор: Erica Franz

Изначально классическая и спортивная выездка были одним целым и не разделялись. Однако со временем появились различия, которые все дальше разводят их в разные стороны. Вопрос: останутся ли эти различия навсегда, или все-таки однажды спортивная выездка вернется к своим классическим корням?

Будьте осторожны, когда слышите словосочетание «классическая выездка»

Прежде всего должна вас предупредить, что не все те, кто называет себя «классиками» в реальности занимаются «классической выездкой».

К классикам себя относит два типа всадников:

1) Те, кто изучает, переносит на практику и пытается совершенствоваться на основе работ разных классических Мастеров, таких как Франсуа Боше, графа Дор, Франсуа Робишон де ла Гениньера и относительно недавно покинувшего нас Нуно Оливейры. Многие из этих всадников не участвуют в соревнованиях и в работе строго следуют принципам классической выездки с одной лишь целью – максимально хорошо и корректно обходиться со своими лошадьми.

2) Всадники, которые называют себя «классиками» в коммерческих целях. Сейчас модно заниматься классической выездкой, поэтому они используют это название в своих маркетинговых материалах даже тогда, когда их работа как всадников и тренеров не имеет ничего общего с классическими идеями.
В этой группе можно встретить и спортсменов, которые, понимая, что название «классическая выездка» привлечет к ним больше клиентов, заманивают их этим волшебным словосочетанием.

Чем классическая выездка отличается от спортивной

Классическая выездка

  • Не ставит своей целью получение наград, медалей, розеток и денежных призов.
  • Не ставит временных рамок в работе с лошадью.
  • Основывается на учении одного или многих классических Мастеров, не поддаваясь сиюминутным прихотям.
  • Доказывает, что корректная работа укрепляет здоровье и благополучие лошади.
  • Допускает работу с любой породой и типом лошади.

Спортивная выездка

  • Целью работы всадников является привлечение спонсоров, получение денежных призов, званий и наград.
  • Руководствуется принципом «один год на уровень», поэтому многие форсируют тренинг лошадей. Известной спортивной лошади Blue Hors Matine было всего 9, когда она выступала на уровне Большого приза.
  • Всадники делают все ради победы и на постоянной основе не гнушаются такими методами как роллкюр (он же LDR) и т.д..
  • Чрезмерные нагрузки зачастую приводят к травмам лошадей, особенно к травмам суставов, которые влекут за собой необходимость внутрисуставных инъекций для продолжения работы. Нередко всадники начинают колоть лошадей внутрисуставно с возраста 2х лет, еще до того, как те будут заезжены. Считается, что так они готовят лошадей к соревнованиям.
  • Для участия в международных соревнованиях рекомендуется покупать верховых лошадей лучших линий.

Что случилось со спортивной выездкой?

Как всегда, всему виной деньги. Всадники стремятся победить любой ценой ради финансовой выгоды, которая сопровождает высшие строчки рейтинга.

Правила соревнований по выездке основываются на классических принципах, и в течение длительного времени это позволяло удерживать спорт в русле.

А затем появилась Анки.

Нет, Анки ван Грюнсвен была далеко не первой, и на сегодняшний день она далеко не самая известная сторонница роллкюра и гиперсгибания. Но именно она сделала его скандально популярным, она публично его признала, всячески рекламировала и продавала.

За последние десять лет репутация спорта все больше портится по мере появления новых скандалов. Всадников дисквалифицируют за кровь во рту, дырки в боках от шпор, безудержное использование роллкюра (он же LDR), синие языки

Все это лишь половина картины, ведь судьи продолжают награждать тех, кто очевидно пренебрегает правилами, в частности тем, которое гласит, что лошади должны держать нос на или перед линией отвеса.

Что делать со спортивной выездкой?

Неужели спортивная выездка нуждается в пересмотре своих практик? По мнению Доминик Барбье из From New Zealand Horse & Pony, именно так:

«Для французского мастера классической выездки проблемы современного спорта так глубоки, что требуют радикального пересмотра».

Jean Llewellyn, July 2009 ‘It’s Anti-Dressage’

Необходимо, чтобы те, кто практикует классическую выездку, начали выезжать на соревнования. Очень мало классиков это делает, и как тот, кто раньше выезжал, а потом бросил, я очень хорошо их понимаю.

Мастер классической выездки Нуно Оливейра на пиаффе.

Чтобы больше людей заметило классическую выездку, вовсе не обязательно участвовать в соревнованиях. Более того, выезды на старты могут оказаться не так эффективны, как некоторые думают. Большинство спортсменов рьяно отстаивают свои методы работы и не хотят видеть и пробовать что-то другое, особенно, если это требует больше времени.

Для многих спортсменов отказ от силовых методов воздействия в работе ассоциируется с риском провала на стартах. По факту выходит, что судьи больше не награждают наиболее правильную езду (согласно правилам FEI).

В прошлом Мастера привлекали к себе внимание, выступая в цирке, и возможно классической выездке стоит задуматься об альтернативных путях привлечения внимания масс.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Уильям Миклем о Карле Хестере как одном из ведущих британских тренеров — 2

Карл Хестер на Nip Tuck, 2016. Фото: FEI/Kit Houghton.

Карла спросили о роллкюре (LDR — Low, Deep & Round) и текущих спорах относительно формы шеи и положения головы. Всем известно, что Карл не прибегает к роллкюру и глубоким сгибаниям, но в последнее время даже его критикуют за то, что он просит лошадей тянуться вниз. Он сказал, что ему не нравится термин LDR, и что самое важное – сохранять естественность и гибкость шеи, а также открытый угол между ганашом и шеей. При этом рот лошади должен демонстрировать ее комфорт.

«Каждодневную работу следует делить на три части. Интенсивное обучение должно располагаться между периодами расслабления и растяжки на разминке и заминке. На разминке и заминке лошадь нужно научить тянуться вперед и вниз без потери баланса. По мере того, как лошадь обретает навыки и крепнет физически, рамка может меняться. На тренировках следует регулярно предлагать лошади тянуться, чтобы она расслаблялась и не закрепощалась».

«Если лошадь не тянется в начале тренировки, начинайте работать над контактом и предлагайте ей потянуться, как только она будет к этому готова. В работе на брошенном поводу вне равновесия нет смысла. Валегро научился тянуться лишь в возрасте 7 лет. Когда лошадь устает, она просит потянуться. Дайте ей такую возможность. Это то, что нужно поощрять».

Все обратили внимание на то, что чаще всего Карл просил Шарлотту «отдать повод» (перев. «ослабить повод»). Он повторял это после каждого более или менее сложного упражнения. Это не только награда для лошади. Это важный показатель того, что лошадь не удерживают в рамке силой, что она не напряжена и естественно держит шею и голову. Затем это комбинируется с продвижением вперед: «Если твоя рука не перед седлом, кажется, что ты едешь назад. Когда твоя рука перед седлом, ты едешь вперед, и лошадь двигается вперед. Очень много народу ездит на слишком длинном поводе. Рука впереди позволяет двигаться вперед к железу, а не назад».

Роллкюр и гиперсгибание

Методология любого спорта эволюционирует. Поиск путей совершенствования требует перемен и открытости для всего нового, но в выездке многим это претит, особенно потому что этот вид спорта полон обязательных «классических» принципов, непререкаемых истин и крайне субъективного судейства. Но Карл говорит: “В конном деле всегда найдется тот, кто научит вас чему-то новому, поэтому избавляйтесь от предубеждений.”

Думая о благополучии и эксплуатационных качествах лошади, вашей основной целью должно стать развитие естественных аллюров и осанки лошади. Но зачастую это требует усилий и времени, поэтому не удивительно, что для достижения более скорых результатов многие прибегают к разным приспособлениям. Эти результаты, как правило, недолговечны. Они не реализуют потенциал лошади и не способствуют ее благополучию.

В 2015 на 11й Международной конференции International Society of Equitation Science (ISES) в Ванкувере был продемонстрирован обзор 55 научных публикаций о влиянии положения головы и шеи на благополучие и рабочие характеристики разных типов лошадей. Обзор был подготовлен профессором кафедры разведения и генетики университета Готтингена (Германия) Утой Кениг фон Борстел (PhD, BSc) и профессором Сиднейского университета, специалистом по поведению и благополучию животных Полом Макгриви, (BVSc, PhD, MRCVS, MACVS, Cert CABC). Авторы обзора пришли к заключению, что, несмотря на то, что гиперсгибание позволяет добиться большей экспрессии движений, «его предполагаемую гимнастическую ценность перевешивают ущерб благополучию и нежелательные гимнастические последствия». 88% исследований показывают, что гиперсгибание отрицательно сказывается на благополучии лошади, вызывая обструкцию дыхательных путей, патологические изменения в строении шеи, ограничение поля зрения, а также стресс и боль в результате протиречивых сигналов и невозможности избавиться от давления».

В ходе последующих обсуждений проблемы Британское конное общество решило вести более активную публичную работу, направленную на поддержку гуманных методов работы с лошадьми, которые практикуют, в частности, Карл Хестер и Шарлотта Дюжардин, а также прекратить использование гиперсгибания и роллкюра.

Строевая рысь бесценна

Карл так же, как и Уильям Фокс Питт и Майкл Юнг, которые занимаются выездкой в рамках троеборья, использует строевую рысь в нескольких случаях: «Строевая рысь помогает лошади найти и сохранять правильный ритм. Хорошим тестом для молодой лошади будет, если вы встанете на строевую рысь и бросите повод. При этом лошадь должна потянуться вперед и вниз. Если же она задерет голову, то тренинг необходимо скорректировать».

Строевая рысь освобождает спину лошади, поэтому я считаю ее предпочтительной для работы с молодыми лошадьми, а также на средней и прибавленной рыси с лошадьми любого возраста. Карл также рекомендует всадникам экспериментировать со строевой рысью на боковых движениях опять-таки из-за того, что она облегчает спину и позволяет лошади двигаться свободнее. «Выполнение боковых движений на строевой рыси не является грехом. Посмотрите на конкуристов – они принимают упор в колени и их лошади работают спинами. Теперь посмотрите на всадников в выездке – они сидят прямо и глубоко, и лошади под ними прогнуты». (Из конкуристов рекомендуем обратить внимание на работу Маркуса Энинга (Marcus Ehning), Педера Фредриксона (Peder Fredricson) и Бена Мехера (Ben Maher).

До этого я видел, как Карл просил всадников на шагу вставать на стременах на несколько шагов, а затем садиться обратно в седло. Цель этого упражнения – расслабиться и почувствовать, как это сказывается на спине лошади. То же самое упражнение затем выполняется на рыси и галопе. «Чередование работы сидя в седле и стоя на стременах хорошо показывает, насколько всадник мешает или не мешает лошади». Некоторых всадников Карл просит облегчаться и на пассаже. «В этом случае вы получите более высокую рысь, потому что будете подтягивать лошадь вверх корпусом. Это помогает лошади двигаться вместе с вами вверх и вперед», — объясняет Карл.

Психологическая подготовка и работа на трензеле

За время нашего визита Карлу задали два необычных вопроса: 1) о его психологической подготовке к соревнованиям и 2) о его мнении относительно разрешения выступать на международных соревнованиях на трензеле.

Карл сказал, что не нуждается в особой психологической подготовке. залогом своего спокойствия он считает детальную проработку всех моментов, поддержку команды и отношение к соревнованиям как к рутине. Однако он отметил, что Шарлотте очень помогает спортивный психолог, посещение которого заметно сказывается на ее езде. На соревнованиях Шарлотте требуется личное пространство: «В отличие от других моих учеников, которым требуется поддержка, она предпочитает забиться в полутемный прицеп. Чаще всего психологические проблемы связаны с неуверенностью. Мы стараемся обеспечить индивидуальный подход к каждому, чтобы спортсмен оставался уверенным в себе».

На второй вопрос Карл без толики сомнения ответил, что, на его взгляд, всадники должны иметь возможность выступать на трензеле на международных соревнованиях. «Я думаю, что большинство всадников разделяет эту позицию, но глубоко уважаемая мной Кира Кирклунд считает, выездка высшего уровня должна исполняться на мундштучном оголовье». К сожалению, Карл сказал, что пока выступает сам, не будет настаивать на изменении правил в этом вопросе, однако не видит причин, по которым другие тренеры высшего звена и всадники не должны пытаться повлиять на Федерацию, если так этого хотят.

Качественная работа на фоне сбалансированной жизни

Все лошади, которых мы видели в тот день, показали себя очень хорошо. Не удивительно, ведь им позволяли качественно работать, предлагая относительно легкие упражнения в порядке усложнения: например, молодой лошади позволяется сделать несколько шагов вперед перед остановкой, никто не отрабатывает среднюю рысь до того, как лошадь сможет двигаться собранной, в начале позволяется небольшое продвижение вперед на пиаффе, и каждое более или менее сложное упражнение заканчивается командой «ослабь повод» и выполнением чего-то более простого. «Ключ к эффективным тренировкам лежит в незначительном прогрессе. Такой подход обеспечивает качественную подготовку лошади в перспективе», — объясняет Карл.

К тому же, он отправляет лошадей на старты более низкого уровня, нежели их фактическая подготовка, поэтому соревнования не представляют для них сложности. Он не видит проблемы в том, что лошадь будет ожидать конкретной команды, поэтому за две недели до стартов, всадники начинают накатывать езды: «Я не хочу, чтобы требования всадника на стартах были неожиданностью для лошадей».

Вся работа, которую мы видели, соответствовала ожиданиям: естественные аллюры, естественные прибавки от зада и пиаффе, на которых лошади действительно подсаживались на зад. Работая таким образом, Карл надеется к 10 годам подготовить каждую из них к Большому призу. Он четко дал понять, что не видит смысла в плохом выполнении упражнений, но не будет наказывать лошадь за ошибку на менке: «Наказание влечет за собой напряжение и проблемы в перспективе. Правильно подвели лошадь к упражнению и выполни его снова. Мы слишком нервничаем из-за менок. Лошади поймут, что вы от них хотите». Чаще всего менки выполнялись вдоль бортика, чтобы было проще сохранять прямолинейность.

Хозяйственная сторона вопроса тоже оказалась на высоте. Карл не экономит на персонале: «У меня 5 человек на 18 голов, поэтому они могут обеспечить лошадям качественный уход. Благодаря этому, мы с Шарлоттой можем позволить себе садиться на лошадей только по 4 раза в неделю. У нас нет зарплат, поэтому приходится зарабатывать уроками. Но я считаю, что важно относиться к лошадям как к личностям и обеспечивать им индивидуальный подход, так что мы уделяем внимание каждой мелочи».

Пока Карл показывал нам своих лошадей, в манеж то и дело забегали собаки. Некоторые из них ложились у стенки, а вокруг уличного плаца разгуливала стая цесарок. Все это создает расслабленную атмосферу, в которой работа и образ жизни тесно переплетаются между собой. Все это также является частью успеха Карла: он обожает выездку, но понимает, что в работе с животными и людьми нельзя передавливать. Для него цесарки и спортивные победы – две стороны одной медали: «Помните, что помимо работы у меня есть своя жизнь. Не жертвуйте жизнью ради денег. Мне очень нравится высказывание: мы работаем, чтобы жить, а не живем, чтобы работать».

Безопасность и живите настоящим

В течение многих лет я считал, что причиной многих смертей в троеборье по крайней мере косвенно являются определенные методы работы с лошадьми. Те методы, которые некоторые считают приемлемыми, но которые подразумевают применения механических средств и силы в поиске подчинения, а не сотрудничества, «выключают» естественные реакции лошади и их природную сноровку. Наряду с прочими об этом говорил Крис Бартл (Chris Bartle). Забавно, что философия работы и тренинга Карла идеально подходит для выездки в рамках в троеборья и конкура.

К сожалению, за последнее время я несколько раз слышал совершенно другое мнение из уст двух элитарных тренеров по выездке. Их мнение разводит выездку и троеборье/конкур в разные стороны. Эту разницу во взглядах необходимо освещать, ибо безопасность полевых испытаний во многом зависит от корректности выездки. Необходимо пользоваться моментом, потому что сейчас мы можем опереться о плечо такой крупной фигуры, как Карл Хестер.

Нужно сказать, что я воспользовался моментом и напомнил Карлу о недопустимости тугого затягивания капсюлей и использования самозатягивающихся капсюлей. Я показал Карлу череп лошади и напомнил о строении нижней челюсти и расположении нервных окончаний, а затем предложил попробовать свою уздечку на лошади, у которой была серьезная проблема с приемом железа. Через две недели Карл прислал мне СМС: «Сработало». Это сообщение стало для меня лучшим подарком на Рождество!

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Уильям Миклем о Карле Хестере как одном из ведущих британских тренеров

Карл Хестер на Nip Tuck. Фото: FEI/Jon Stroud.

Вдохновение не чуждо даже старшему поколению тренеров!

Недавно группа элитарных тренеров получила возможность посетить тренировочную базу Карла Хестера под Бристолем, посмотреть на тренировку 9 его голов и поучиться у человека, который изменил мир выездки не только в Британии, но и в мире в лучшую сторону. Следствием его успеха стало то, что все больше ведущих тренеров и всадников задумались о счастье своих лошадей, стараются применять меньше силы и проще смотреть на вещи. Сейчас мало просто стремиться к гармонии, легкости и простоте. Эти характеристики стали обязательным требованием для достижения высоких оценок.

Как говорит Карл: «Люди хотят делать то, что делают победители… Некоторые никогда не изменятся, но большинство все-таки заинтересуется тем, как ты работаешь и почему, и попробует применить это… И речь в данном случае не только о выгуле лошадей!»

“Интересно, что после Олимпиады мне часто задают один и тот же вопрос (особенно датские и немецкие журналисты): списываю ли я свой успех на то, что наши лошади гуляют. Я всегда отвечаю: «Нет! Я списываю наш успех на грамотный тренинг. Вы же не спросите троеборца, победившего в турнире в Бадминтоне, списывает ли он свою победу на тот факт, что его лошади гуляют в полях? Он просто рассмеется вам в лицо. Но мы действительно работаем на плацу меньше, чем другие – всего четыре раза в неделю».

Преимущества

Таким образом, выездка повернулась лицом к лошади и стала более привлекательной. Применение силы ушло в прошлое, и в результате все больше людей — как всадников, так и зрителей — интересуются выездкой. Безусловно, важным фактором в этом процессе является партнерство Карла и Шарлотты Дюжардин с Валегро. Шалотта работает с Карлом уже 10 лет (с 20 лет) и признает, что именно он сделал из нее того всадника, коим она является сегодня.

Жизнь тренеров тоже стала проще, так как они вновь могут быть уверены в том, что есть логичный и гуманный путь достижения высших оценок. Я в данном случае пишу от лица человека, который всегда любил выездку, но разочаровался в ней в молодости, когда столкнулся с насилием и издевательствами над животными со стороны многих тренеров и берейторов взамен легкости и партнерства. Один тренер однажды дошел до того, что привязал мне руки к седлу, чтобы я удерживал голову лошади внизу!

Эхо прошлого

Наши собственные лошади всегда были легкими и простыми в езде. Вне дома я очень редко встречал такую работу и тех, кто не затягивал капсюль максимально туго. Исключением оказались Герберт Ребейн (Herbert Rehbein) и Роберт Хол (Robert Hall), чьи лошади были реально легкими и простыми, и в то же время обладали высоким качеством движений.

Поэтому когда я заговорил с Карлом об облегчении посадки на пиаффе и пируэтах на галопе, мне сразу вспомнился Шерберт Ребейн, который не уставал повторять одно и то же. А когда Карл сказал: «Хорошие пиаффе и пассаж берут начало в хорошей рыси, а хорошая менка – в хорошем галопе», то мне сразу вспомнился Роберт Холл, который в дополнение всегда говорил, что хороший переход берет свое начало в хороших аллюрах до и после него. Однако Карл также отмечает, что переходы сами по себе, и особенно внутри одного аллюра (расширение и сокращение), являются хорошим гимнастическим упражнением, которое улучшает равновесие лошади: «Делайте много переходов на галопе. Это позволит добиться более эффектного движения задних ног».

“Я съездил в Голландию к Берту Руттену – очень классическому и прямолинейному тренеру. Меня спрашивают, чему я у него научился. «Вперед и назад» (перев. Шире и уже). Я спросил: «Зачем?», и он ответил: «Потому что ты должен научить лошадь равновесию на четырех ногах». Тогда я узнал, что такое баланс и способность лошади нести себя.

Командная игра

После золотой медали на Олимпиаде Карл и Шарлотта дали друг другу время на пересмотр своих партнерских отношений, но после периода неопределенности снова нашли возможность уживаться, извлекая максимум пользы из сильных сторон каждого. У них команда. Они работаю вместе и меняются лошадьми. «Шарлотта любит работать на рыси», — говорит Карл, — «а я на галопе. Поэтому нам комфортно вместе. Мне нравится наблюдать, как работают моих лошадей, и я считаю, что моим лошадям очень полезно, что на них ездят другие всадники. Я также знаю, что лучше всего учиться посредством ощущений».

Нет сомнений, что их обоих ждет блестящее будущее, ведь сейчас у них в работе лучшие лошади из тех, что  когда-либо у них были. У обоих в работе по две большепризных лошади, которых они готовят к Олимпиаде в Токио в 2020, и безусловные победы Шарлотты на британских чемпионатах подсказывают, что их система работы эффективна на всех уровнях, и что мы еще увидим прекрасно подготовленных ими лошадей.

У Шарлотты сейчас пятилетний мерин из США по кличке Gjio. Он, без сомнения, талантлив и по темпераменту и манере двигаться во многом напоминает Валегро. Что меня интригует, так это его рост – всего 160 см в холке. Шарлотта говорит, что 162, но в любом случае он не отличается высоким ростом! Я считаю, что сейчас заводчики разводят слишком крупных лошадей для долгой и здоровой жизни, а, следовательно, деньги тех, кто инвестирует в спорт, выбрасываются на ветер, ведь универсальных лошадей так и не получается. Это особенно актуально для выездки, так что я надеюсь, что Шарлотта и Gjio выиграют Олимпиаду и изменят стереотипы относительно получения высоких баллов (Валегро, к слову, тоже не высокий по выездковым стандартам).

В элитарных скачках, троеборье и конкуре гораздо больше успешных лошадей ниже 165 см. Лошадей выше 167 см значительно меньше, в то время как в элитарной выездке пошла мода на крупных лошадей несмотря на то, что их размеры неблагоприятно сказываются на продолжительности жизни. Так же глупо оценивать длину шага в ущерб его качеству и заведомо ставить в неблагоприятные условия невысоких всадников, которые вынуждены ездить на слишком крупных для себя лошадях.

Что Карл ищет в лошади для выездки

Малыш Gjio определенно любит работать. Он принимает вызов и радуется жизни. Для Карла крайне важно, чтобы и всадник, и лошадь были счастливы. Мы обратили внимание на то, что все его лошади с готовностью двигаются вперед, с удовольствием работают и в своем роде обладают рабочей этикой.

“Лошадь должна быть смелой, она должна хотеть выступать. Если лошадь от природы ленива, она нам не подойдет. Если лошадь ленится по причине своей слабости или незрелости, это не страшно. Мы подождем, пока она повзрослеет. Но если она ленива от природы, я не буду с ней возиться. Я не хочу оказаться в ситуации, когда мне приходится применять хлыст, чтобы лошадь двигалась вперед. Для меня конечный результат выездки – это легкость, элегантность и гармония. Выездку должно быть приятно смотреть. Мне претит применение силы. Насилие нарушает гармонию». (Карл также отметил, что многие тренеры неверно поднимают прямолинейность, ассоциируя ее с тяжестью в руке).

“Покупая лошадь, я не смотрю на ее родословную и экспрессию движений, особенно на рыси. Рысь исправить проще всего. Купить же нужно хороший шаг и галоп. Мне не нужна лошадь, которая победила на соревнованиях молодых лошадей, так как это не те характеристики, которые нужны в Большом Призе. Мне нужна быстрота, чистота, аккуратность, а не массивность движений. Я ищу лошадей с хорошим задом и приятным телосложением. Все остальное -–тренировка и темперамент.”

Шарлотта отметила, что важное значение имеет положение и способность всадника двигаться вместе с лошадью, потому что «очень часто проблема кроется именно в положении всадника». Она следит за своей физической формой и гибкостью и ходит в спортзал четыре раза в неделю. При этом она не работает с весом, так как, с ее слов, не нуждается в дополнительной силе. Бывает, что ей приходится работать до 11 лошадей в день – каждую по 20-30 минут, — однако их разминают и заминают за нее другие.

Продолжение следует…

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Überstreichen

Überstreichen — это прием/упражнение, подразумевающий ослабление натяжения повода посредством подачи обеих рук вперед вдоль шеи лошади в течение нескольких темпов для проверки или демонстрации ее равновесия. При этом ритм, темп, баланс и рамка должны остаться неизменными. Этот прием может также служить проверкой «диагональной связи» и сгибания, если при движении по кривой всадник на несколько темпов отпустит только внутренний повод с целью сохранения лошадью сгибания и баланса. В обоих случаях после выполнения упражнения поводья мягко набираются до исходного положения.

Источник фото

Überstreichen отличается от отжевывания повода из рук всадника вперед и вниз тем, что последнее подразумевает раскрытие пальцев, чтобы лошадь опустила ниже голову и потянулась к контакту.

Оба упражнения играют важную роль в выездке, и лично я прошу всадников делать их на каждой тренировке. В то время как первое помогает улучшить равновесие, уверенность и сбор, второе способствует психологическому и физическому расслаблению лошади.

Überstreichen применяется не только для проверки продольного баланса лошади, ее прямолинейности и уверенности в себе, но так же и для оценки баланса, симметричности и независимости от средств управления всадника.

Например, если во время выполнения Überstreichen лошадь падает на перед и/или меняет ритм и темп, это подсказывает всаднику, что перед отдачей повода лошадь не была правильно сбалансирована. Это значит, что, возможно, она не достаточно активно работает задом или движется вперед, что возможно ее задние ноги работают на отхлест, или всадник слишком много работает поводом. Все перечисленное может привести к потере баланса и свидетельствует о необходимости корректировки базовой работы.

Если лошадь валится в одну сторону или искривляется, значит нужно больше работать над прямолинейностью, выравнивая плечи и круп, что само по себе улучшит ее баланс и проводимость.

Если лошадь напрягается или прогибается в спине, значит, она не двигалась корректно от зада под воздействием корпуса и ноги всадника на мягкую, принимающую руку. Это также может свидетельствовать о том, что перед отдачей повода всаднику следует поработать над качеством полуодержек.

Полуодержки улучшают баланс лошади, направляют внимание лошади на всадника, подготавливая ее к поворотам, элементам, переходам и т.д. Для выполнения полуодержки всадник вытягивается в седле, напрягая мышцы корпуса, слегка прижимает ноги или, в случае необходимости, высылает ими лошадь вперед, закрывая пальцы на поводе. Это действие длится всего несколько секунд, после чего воздействие средств управления прекращается, завершая полуодержку. Если всадник использует средства управления в корректной пропорции и своевременно «выключает» их, баланс лошади моментально смещается на зад. Если же полуодержке не хватает движения вперед, если всадник применяет слишком много руки или выполняет полуодержку слишком долго, она имеет противоположный результат – лошадь прогибается в спине и «выключает» зад. (Правильное выполнение полуодержки требует времени и практики).

Следует отметить, что вовсе не обязательно делать полуодержку перед каждым Überstreichen, особенно, если всадник чувствует, что лошадь и так сама себя несет. В этом случае самого Überstreichen будет достаточно для того, чтобы проверить баланс лошади и/или поощрить ее.

Как было сказано ранее, Überstreichen позволяет всаднику проверить собственное равновесие и симметричность посадки. Оно требует независимости посадки и эффективно для «лечения» зависимости от повода. Может ли всадник, ослабляя повод, оставаться сидеть в том же месте с расслабленными ногами, мягкой поясницей и бедрами и стабильным корпусом? Отдача повода дает больше уверенности в себе, так как улучшает баланс и смещает внимание всадника со рта лошади на ощущение лошади под собой. В некоторых случаях этот опыт радикально меняет всадников.

Помимо прочего Überstreichen улучшает психологическое состояние лошади. Его можно использовать даже с молодыми лошадьми, хотя чаще всего к этому приему прибегают на лошадях, уже умеющих нести себя. Как правило, лошадям не нравится отсутствие равновесия; оно ведет к стрессу и напряжению.. На свободе лошади двигаются в равновесии, но дополнительный вес всадника на спине нарушает естественный баланс и создает сложности. Задача всадника – посредством правильного и систематического тренинга (физического и психологического), воссоздать и улучшить равновесие лошади, облегчив со временем ее перед. В рамках тренинга Überstreichen является наградой лошади, которая на какое-то мгновение получается возможность насладиться сбалансированностью своих движений, и это, безусловно, благоприятно сказывается на ее психологическом состоянии. Лошадь в равновесии – счастливая лошадь, находящаяся в гармонии со всадником.

Когда же стоит прибегать к Überstreichen? – Часто. Сознательная верховая работа подразумевает большое количество переходов, к которым можно добавить Überstreichen. Например:

— после полуодержек как проверку из эффективности;

— после понижающих переходов, в частности, со средней рыси или галопа к собранному аллюру;

— после переходов внутри аллюра, например, с собранного галопа на очень собранный или с собранной рыси на полушаг;

— во время выполнения упражнений в высшей степени сбора – пиаффе или пируэты на галопе;

— в любой момент, когда всадник захочет проверить равновесие лошади или наградить ее за то, что она сама себя несет.

Überstreichen — прекрасный инструмент, который позволяет получить обратную связь от лошади и улучшить коммуникацию. Прибегайте к нему почаще и наслаждайтесь результатами!

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Роль внешнего повода

Автор: Кэрол Курц Дарлингтон, аккредитованный тренер Art2Ride

Недавно я посетила семинар Карен Лашба из Art2Ride. Раз за разом я наблюдала, как она просит всадников полностью бросить внутренний повод и пристегивает корду к внутреннему кольцу трензеля. Многие всадники возражали: «Нет, я не вишу на внутреннем поводе!», а когда их его лишали, не могли ехать, используя только внешний повод и внутреннюю ногу. При этом, все лошади в этом случае поднимали спину и начинали активнее работать задом. Я с любопытством наблюдала за происходящим. Этот семинар заставил меня полностью пересмотреть  свою работу как с земли (в руках и на корде), так и верхом.

“Злоупотребление внутренним поводом мешает проводимости», говорит Карен.

При езде по прямой мы держим оба повода ровно, поддерживая легчайший, но стабильный контакт со ртом лошади. В каждой руке мы несем вес повода, не позволяя ему провисать. На боковых движениях у многих возникает соблазн воспользоваться внутренним поводом, потому что он позволяет смягчить челюсть. Но очень часто всадник вовремя не отпускает и продолжает его держать.

При работе в руках многие также перетягивают внутренний повод, в то время как внешний пробалтывается. Это выводит лошадь из равновесия. Хотите доказательств? Попросите друга поводить вас по кругу, держа за внутреннюю руку (внутренний повод в случае лошади). Вы почувствуете, как теряете равновесие. Чтобы не заваливаться внутрь, вы будете балансировать головой, шеей и плечами. Теперь попросить друга обнять вас одной рукой за плечи (так чтобы одной рукой он придерживал вас за внешнее плечо – внешний повод в случае лошади) и провести по тому же кругу. Вы мгновенно почувствуете разницу. Этому способу демонстрировать значение внешнего повода для лошади я тоже научилась у Карен. Правда, не поленитесь, попробуйте провести этот маленький эксперимент!

Внешний повод – удобный для лошади способ управления. Мягкий, стабильный контакт должен позволять поводу удлиняться по мере того, как лошадь вытягивает шею, но не давать ему провисать. Точно также нужно научиться набирать повод короче, сопровождая движения лошади, когда она поднимает голову. Контакт с внешним поводом должен оставаться стабильным, в то время как внутренний повод можно по необходимости использовать для смягчения челюсти, но исключительно в режиме «взял-отдал». При обучении лошади вам придется очень активно работать руками, сопровождая все ее движения, чтобы сохранять контакт. На корде можно продеть корду через внутреннее кольцо трензеля, протянуть через затылок и пристегнуть к внешнему кольцу. Это позволит лошади чувствовать внешний повод. Это не нужно, если вы работаете на развязках или шамбоне.

Внутренний повод необходим при работе с зажатыми в шее и челюсти лошадьми, но его нужно не забывать отпускать. Все время натянутый внутренний повод закрепощает внутреннюю заднюю ногу лошади. Если вы не будете отдавать внутренний повод, лошадь с удовольствием в него «ляжет» и никогда не обретет гибкость и равновесие. Смягчайте и отдавайте внутренний повод, сохраняя стабильный контакт с внешним.

Мы говорим о поводе, но нельзя забывать, что даже стабильный контакт с внешним поводом не поможет без внутренней ноги. На корде роль внутренней ноги выполняет бич. Без импульса от зада нет смысла в мастерском обращении с поводом. Лошадь идет на внешний повод, уступая внутреннему шенкелю. Внешний повод можно сравнить с парусом корабля. Парус нужно надуть, «заполнив» его энергией внутренней ноги (и не перегибая шею). По мере того, как лошадь научится слушать средства управления и «надувать парус» под воздействием вашего внутреннего шенкеля, внутренний повод будет требоваться вам все меньше и меньше.

Попробуйте немного отдать внутренний повод и вести лошадь от зада на легкий, но стабильный контакт с внешним поводом. Вы поймете, что не зависите от внутреннего повода, когда сможете выполнять классический «uberstreichen» – тест на сохранение равновесия лошадью при полной отдаче внутреннего повода. Если лошадь останется на внешнем поводе, когда вы отпустите внутренний, то можете быть уверены, она работает через спину!

Мне очень нравятся слова Карен: “Движения и развитие лошади проявляются наиболее ярко, когда ни лошадь, ни всадник не зависят от внутреннего повода».

Перевод: Ксения Давыдова

Источник