Как улучшить линию верха лошади – рекомендации Анны Кенан

Американский тренер по дисциплине «хантинг», судья с опытом более 40 лет Анна Кенан предлагает ряд образов и упражнений, которые помогут вам развить мышцы линии верха лошади посредством более мягкого контакта и правильного баланса.

Илл. Один из способов начать ездить на лошади от зада вперед – научиться двигаться тремя скоростями на каждом аллюре. Начните с работы на шагу в легчайшем контакте или вообще без него. Представьте себе, что лошадь – это велосипед. Ваша задача — ехать по намеченной траектории (воображаемой пунктирной линии), сохраняя равновесие. Просите лошадь сохранять импульс движения, как если бы вы крутили педали велосипеда, стараясь держать его вертикально. Руки перед собой, плечи расправлены и опущены. | © FOTOLIO/maglara/ Illustration by Sandy Rabinowitz

Правильно выезженная лошадь в профиль будет выглядеть округлой от затылка до хвоста. Грудь и линия верха будут хорошо обмускулены. Лошадь будет физически и психологически расслабленной. При движении она подводит зад, поднимает основание шеи, спина и плечи работаю свободно, задние ноги глубоко и уверенно ступают под корпус. Поскольку она имеет возможность  пользоваться головой и шеей для сохранения баланса, она будет великолепно нести себя, демонстрируя свои врожденные способности.

К сожалению, на соревнованиях и семинарах мне очень часто приходится видеть лошадей с неправильным развитием мускулатуры. Это связано с работой в неправильном контакте. Два наиболее распространенных примера – лошади, которым задирают головы, укорачивая шею, и лошади, которых слишком сильно сгибают в затылке и ведут за шенкелем. И в том, и в другом случае животные напряжены, они не работают спиной и демонстрируют искусственные аллюры и безжизненные прыжки (если только лошадь не врожденный атлет). Об их счастье говорить не приходится.

Структура мышц лошади напрямую зависит от того, в каком контакте она работается. Очень часто ездят в контакте на лошадях, которые еще недостаточно физически сильны, или когда средства управления всадника не работают независимо друг от друга. Некоторые всадники пытаются наталкивать лошадей на «закрытую дверь» в виде сильных, жестких, сдерживающих рук (фиксированной рамки), или же прибегают к дополнительным средствам, таким как шпрунт. На самом деле, единственный способ по-настоящему расслабить лошадь и включить ее спину – это дать ей достаточно свободы, чтобы вытянуть шею вперед и вниз. Лошади пользуются шеей и головой для сохранения равновесия, они не могут работать через спину с задранной головой.

Чтобы помочь лошади развить эту удлиненную, более округлую форму, необходимо в первую очередь сбалансировать себя, дыба не нарушать ее равновесие и научиться отдавать повод. Позволяя лошади свободно пользоваться всем своим телом, вы разовьете ее длинные мышцы и поможете ей найти стабильное равновесие. Независимо от возраста и опыта лошади (будь то молодая лошадь, возрастная или нуждающаяся в корректирующем тренинге), вы вместе можете научиться сохранять равновесие вне зависимости от повода, а затем развить легкий контакт, не мешающий движению вперед.

Терпение и последовательность помогут вам достичь конечной цели – езды от зада вперед, при которой энергия лошади направляется главным образом ногами и седалищем, и возвращается ко всаднику посредством легкого, эластичного контакта.

Вам помогут следующие три упражнения:

Упражнение 1: Полевая посадка без лошади
Для начала, нужно заняться собственной физической формой и равновесием. Над ними можно работать и без лошади. Следующее упражнение поможет вам улучшить свой баланс, выровнять плечи относительно пяток и создать правильные углы сгибания в голеностопе, колене и бедрах, а следовательно и сидеть в седле независимо от повода. Я считаю это упражнение особенно полезным для тех, кто ездит верхом всего несколько раз в неделю.

Илл. Если ваша лошадь сходит с траектории, показанной на иллюстрации на стр. 41 и движение вперед не позволяет вернуть ее на прежний след в течение нескольких шагов, мягко включите диагональные средства управления, направляя ее. Представьте себя в виде буквы Х: ваш корпус – это точка пересечения прямых, а диагональные пары конечностей – прямые: левый шенкель на правый повод, правый шенкель на левый повод. Если лошадь уходит влево, корректируйте ее левым шенкелем на правый повод. | © Sandy Rabinowitz

  1. Встаньте лицом к ступеньке или монтуару. Поднимитесь на ступеньку (или монтуар) и сдвиньтесь назад, так чтобы пятка оказалась навису, как у прыгунов в воду. Поднимите руки в стороны для сохранения равновесия.
  2. Смотрите прямо перед собой мягкими глазами, дышите глубоко, медленно. Согните ноги в коленях и бедрах, как если бы хотели опуститься на колени для молитвы, и примите то же положение, что на полевой посадке (на двух точках) — углы коленей и бедер закрыты, голеностопы амортизируют, корпус чуть наклонен вперед. Сконцентрируйтесь на сохранении равновесия на мысках. Сохраняйте это положение до тех пор, пока не устанете. В какой-то момент вы почувствуете, что мышцы бедер начинают наливаться. Это хороший знак — мышцы работают. Не переусердствуйте. Повторяйте упражнение несколько раз в неделю, постепенно увеличивая время выполнения по мере того, как мышцы будут укрепляться.
  3. Когда упражнение перестанет представлять для вас сложность, попробуйте сохранять облегченную посадку с вытянутыми вперед руками. Держите их горизонтально, выпрямленными в локтях и сжатыми (закрытыми, но не напряженными) кулаками. Это добавит нагрузки. Сохраняйте положение максимально долго и постепенно удлиняйте репризы.

Упражнение 2: Баланс на двух точках (полевая посадка)
Следующим шагом будет перенести силу и равновесие с земли в седло, чтобы вы не пытались балансировать за счет повода. В то же самое время, можно начать учить лошадь нести себя.

  1. Сидя на стоящей лошади, смягчите руки и позвольте лошади вытянуть шею. Если она пойдет вперед, не сдерживая дыхания, спокойно остановите ее. Смягчая руки, представляйте себе то, чего хотите от лошади – остановка без движения. Если лошадь не стоит на месте и все равно идет вперед, возьмите лакомство и угостите ее, когда она остановится. Я не часто угощаю своих лошадей, но иногда прибегаю к пищевому поощрению в воспитательных целях.
  2. Когда лошадь научится стоять спокойно с легчайшим контактом или без него, встаньте в полевую посадку. Положите руки на середину гривы, но равновесие сохраняйте только за счет ног, как и в упражнении на ступеньке — руки не нагружайте. Глаза мягкие, взгляд направлен вперед — это поможет вам сохранить равновесие. Если физическая форма позволяет, оторвите руки от шеи лошади и вытяните вперед по направлению к трензелю, следуя за положением головы и шеи.
  3. Сохраняйте полевую посадку до тех пор, пока не почувствуете усталость в мышцах. Не дожидайтесь момента, когда схватитесь за повод для сохранения равновесия. Сконцентрируйте внимание на ногах. При правильно отцентрованном седле, путлища должны оставаться перпендикулярными земле. Это упражнение научит вас контролировать положение своих ног без зеркала или подсказок со стороны. Прочувствуйте, как положение ног сказывается на положении корпуса. Если нога сместится вперед, то вы начнете заваливаться назад, если назад, — то вы начнете наваливаться на шею лошади. Когда шенкель стабилизируется, стабилизируется и верхняя часть тела.
  4. Когда будете готовы, попробуйте выполнить это же упражнение на шагу. Сидя в седле, смягчите руки, позволяя лошади вытянуть шею настолько, насколько она хочет. Если она начнет ускоряться, продолжайте глубоко дышать и мягким воздействием повода придержите ее до желаемой скорости. Перед тем, как что-то просить от лошади, всегда представляйте себе то, что желаете от нее получить. Когда добьетесь желаемой скорости, встаньте на полевую посадку и сохраняйте ее до тех пор, пока мышцы не устанут. Сохраняйте контакт максимально легким. Поначалу это будет казаться вам и вашей лошади странным, но вы оба не сможете жить без этого ощущения легкости и свободы, когда научитесь сохранять равновесие независимо друг от друга.
  5. Постепенно учитесь ездить на полевой посадке с легчайшим контактом или без него рысью и галопом.

Этот навык требует времени, особенно, если вы всегда ездили в зависимости от повода. Поначалу, такая езда будет сложной для обоих. Лошадь будет как бы штормить, так как многим лошадям нести себя сложно как физически, так и психологически. Наберитесь терпения, будьте последовательны. Вашей лошади поможет следующее упражнение, но выполнять его нужно, не ограничивая ее новообретенную свободу.

Упражнение 3: Три скорости на каждом аллюре
Это упражнение поможет вам научиться ездить от ноги, корпуса и глаз, а не от рук. Управление скоростью на всех аллюрах улучшит податливость и чувствительность лошади к легчайшим средствам управления.

Илл. Переход на более медленный шаг: визуализируйте переход, вдохните и представьте , что ваш корпус — это парус. Вы дышите, а парус тормозит лошадь. | © Sandy Rabinowitz

1) Двигайтесь шагом в легчайшем контакте или без него. Представьте себе вашу траекторию движения (пунктирную линию). Представьте, что лошадь – это велосипед, который нужно держать вертикально и вести по воображаемой пунктирной линии. Держите руки перед собой, как будто держитесь за руль, плечи ровно, внизу, сзади. Двигайтесь вперед, прося лошадь сохранять импульс, как если бы вы крутили педали на велосипеде и старались держать его вертикально.

Если лошадь смещается с воображаемой линии плечами или крупом, сохраняя взгляд на траектории движения, просите ее двигаться вперед от ноги, не включая повод. Если это не помогает и в течение ближайших нескольких шагов лошадь не возвращается на след, скорректируйте ее диагональными средствами управления. Представьте себя в виде буквы Х: ваш корпус – это точка пересечения прямых, а диагональные пары конечностей – прямые: левый шенкель на правый повод, правый шенкель на левый повод. Таким образом, если лошадь уходит влево, корректируйте ее левым шенкелем на правый повод.

2) Прочувствуйте четыре такта шага, сконцентрируйте внимание на задних ногах. Смягчите руки. Чтобы лошадь вытянула шею вперед и вы почувствовали, как она удлиняется перед вашей ногой. Попросите расширить шаг. Это увеличит амплитуду покачивания седла, продолжайте дышать ровно, расслабьтесь и сопровождайте движения.

Если лошадь поднимется в рысь, не бросайтесь ее останавливать. Выездка лошади – это не слепое следование приказам. Наша цель – добиться качества движений, а не мгновенного подчинения. Поэтому, если лошадь предложила хорошую, сбалансированную рысь, она не ломится вперед и не ложится в повод, то продолжайте дышать ровно, расслабьтесь и позвольте ей несколько секунд порысить. Затем представьте себе переход на шаг, вдохните и переводите. Пользуясь терминологией Чарльза де Кюнффи (книга «Этика и страсти выездки» (The Ethics and Passions of Dressage)), это и есть та самая «оппортунистическая выездка», при которой всадник поощряет качественную работу даже тогда, когда лошадь предлагает ее случайно.

3) Через несколько широких шагов, переведите лошадь на обычный шаг, опять-таки сначала визуализировав это сокращение, вдохнув и представив себя парусом, который контролирует скорость и направление движения. С каждым вдохом парус надувается и тормозит лошадь. Нет необходимости сразу прибегать к помощи повода. Прочувствуйте, как расслабляются голеностопы, колени, бедра и локти. Они амортизируют движения лошади. Если лошадь не тормозится, мягко натяните повод, но помните, что повод – это последнее средство.

4) Через несколько шагов обычного шага попросите лошадь замедлить шаг. Вновь представьте себе желаемый результат перед тем, как прибегать к помощи повода (если в том вообще будет необходимость). Берите исключительно столько повода, сколько нужно, не больше, и сразу смягчайте, чтобы лошадь могла вытянуть и сбалансировать себя на более медленном шагу. Сделайте четыре-пять медленных шагов и вновь увеличьте скорость до обычного шага.

По мере того, как лошадь научится менять скорость движения с минимальным воздействием повода или вообще без него, вы начнете больше ездить от ноги – контролировать скорость движения мягким воздействием шенкеля и смещением веса при сохранении легчайшего контакта.

Поиграйте с тремя скоростями на шагу до тех пор, пока лошадь не научится отвечать на шенкель и корпус. Затем попробуйте сделать то же самое на рыси и в конце концов на галопе. Если лошадь переходит на другой аллюр – на галоп, когда вы просите ее пойти более широкой рысью, или на рысь, когда вы просите более собранный галоп, — проверьте ее баланс. Если она не ложится в повод и не теряет импульс, позвольте ей двигаться тем аллюром, которым она хочет. Позвольте ей передохнуть и расслабиться, а затем попросите то, что изначально хотели.

На всех трех аллюрах нужно сохранять расслабление и равновесие, чувствовать задние ноги лошади под собой и позволять лошади тянуться вперед и вниз. В результате продольного вытягивания лошадь поднимает основание шеи и подводит зад, и в результате округляется и начинает проводить энергию задних ног через спину. Вас приятно удивит то, с какой готовностью лошадь пойдет на повод в поиске легкого, эластичного контакта, когда найдет свой баланс и накачает длинные мышцы. Эта ее готовность — результат корректной работы от зада вперед.

Работайте вместе с лошадью
Прогресс заканчивается в тот момент, когда вы начинаете работать против лошади, а не вместе с ней. Перед каждой тренировкой нужно оценивать настроение и физическое состояние лошади. Если она бодра, то позвольте ей несколько минут пошагать в своем темпе вместо того, чтобы с ходу пытаться ее направлять и контролировать. Затем аккуратно попросите ее об остановке, постойте пару секунд, смягчите руки и выдвиньте шенкелем на шаг. Повторите это два-три раза, пока лошадь не «перезагрузится» – начнет спокойно дышать и расслабится. Сейчас она готова к работе.

Если же лошадь наоборот слишком расслаблена, поработайте над изменением скорости шага. Это разбудит ее и добавит энергии. Прикладывая шенкель, всегда думайте о «мощи» а не о «скорости».

Анна Кенан — американский тренер по дисциплине «хантинг», судья с опытом более 40 лет. www.annekenan.com.

Статья была изначально опубликована в журнале Practical Horseman в номере Август 2015.

Источник

Из семинара Чарльза де Кюнффи «Классическая выездка является таковой не просто так»

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

«В верховой езде всадник должен постоянно задаваться вопросом: «Что сделать в данной ситуации, чтобы добиться желаемого результата?». Всадники должны знать, что лошади не ошибаются. Когда вы на диагонали просите среднюю рысь, а лошадь поднимается в галоп, это не ее ошибка, а ваша. Лошади не ПРОактивны. Они не говорят себе: «Сегодня я буду скакать только галопом». У лошадей нет плана действий, они РЕактивны. Лошадь поднялась в галоп, потому что вы ее подняли. Необходимо тренироваться до тех пор, пока не научитесь делать правильные вещи.

 “Путь к цели и цель – разные вещи.” Это очень важный тезис в преподавании верховой езды. Когда я прошу всадника больше отклониться назад за вертикаль, я преследую цель посадить его вертикально, но к этой цели нужно как-то прийти. Над всадником нужно сначала работать на корде, не позволяя ему контролировать лошадь и держаться за повод. Его нужно научить соединить свой центр тяжести с центром тяжести лошади в движении на КАЖДОМ шагу.

В моей школе верховой езды всадники по полтора года отводят бедра от седла, делают вращения руками и ногами и выполняют около 30 разных упражнений и их комбинаций. Цель этих упражнений – научить всадника сидеть прямо так, чтобы на Большом Призе или Олимпиаде не отклоняться за вертикаль! Но это только после того, как и обычного человека будет «слеплен» всадник, который не напрягается и не хватается за лошадь, теряя равновесие.

Отклонение за вертикаль – способ добиться крепкой, независимой посадки. По аналогии есть подходящие и неподходящие упражнения и для лошади. Галоп назад, например, не поможет вам укрепить лошадь. С другой стороны, рысь назад, каковой по сути своей является осаживание, прекрасно развивает силу и сбор, подготавливая лошадь к таким элементам, как пассаж и пиаффе.

Как тренеры, — а все мы по сути являемся тренерами, когда ездим на лошадях, — мы должны иметь в своем распоряжении большой набор упражнений, часть из которых будет подходить для работы с конкретной лошадью, а часть нет. Определенные упражнения развивают определенные вещи. Движения в два следа, например, улучшают целостность лошади, а плечом внутрь укрепляет зад и скакательные суставы. Под укреплением мы подразумеваем и развитие гибкости, эти два аспекта нераздельно связаны друг с другом. Развивая гибкость скакательных суставов, вы укрепляете их.

Траверс и ранверс укрепляют и развивают гибкость коленных суставов. Принимание – скакательных. Поэтому, в зависимости от того, чего недостает конкретно взятой лошади, необходимо выбирать правильное «лечение». Если скакательные суставы лошади достаточно гибкие, а колени – нет, нужно уделять больше времени приниманиям, а не плечом внутрь.

Боковые движения с внутренним сгибанием – плечом внутрь, траверс – развивают сбор, потому что смещают центр тяжести назад. Эти же упражнения с контр-сгибанием – контр-плечом внутрь, ранверс, — являются активизирующими. Ранверс выпрямляет и растягивает лошадь. Эти две вещи являются составными частями одного целого. Если вы выполняете ранверс, а затем сохраняете собранную рысь, теряется смысл упражнения, который заключается в том, чтобы позволить лошади саккумулировать силу и выстрелить вперед с более энергичной работой суставов и связок.»

Источник

 

Чарльз де Кюнффи объясняет значение понятия «вперед»

Чарльз де Кюнффи объясняет значение понятия «вперед»
________________________________________
Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia
«Выпрямите лошадь и двиньте ее вперед», так в 19м веке наказывал своим ученикам мастер выездки Густав Штейнбрехт. Всадники понимали, что он имел в виду, потому что были частью конной культуры того времени со своим языком, в котором не было неточностей благодаря традиции. Сегодня же, те, кто не знаком с целью команды Штейнбрехта, зачастую неправильно ее трактуют, заставляя лошадь торопиться. В результате им приходится хвататься за ее рот, так как она бежит слишком быстро. Помните, что скорость – враг импульса.

Когда лошадь разгоняют и наталкивают на сдерживающую руку, ей ничего не остается, как поднять круп в попытке спастись. В результате мы получаем лошадь с «подпрыгивающим» задом и прямыми, как ходули, задними ногами (мы говорим в этом случае, что лошадь толкается не под собой, а сзади), чрезмерно загнутой шеей и носом за вертикалью. При том, что шеи этих лошадей зачастую удерживаются в высоком, коротком положении силой, позвольте заверить вас, что эти животные работают на переду.

В то время как второй части команды — “вперед” – был отдан явный приоритет, первая ее часть — “выпрямите лошадь” – постоянно игнорируется. При этом прямолинейность лошади является обязательным условием для правильного выполнения второй части команды, истинное значение которой сводится к правильной работе суставов под воздействием эластичных мышц. Иными словами, “вперед” означает продвижение вперед от окрепшего в результате правильной гимнастической подготовки и, следовательно, подведенного зада.

К сожалению, мы часто видим карикатуру на первоначальную рекомендация мастера тем, кто жил в конной культуре прошлого, когда лошади были важной частью жизни, а конное дело — самостоятельной академической дисциплиной. Слишком часто мы видим зажатых лошадей, убегающих от своих пассажиров-всадников, держащихся всеми силами за их рты. Конечно, у этого заблуждения есть причины и «способы лечения».

Почему лошади бегают

Общеизвестно, что лошадь – жертва. Лошади выжили только благодаря своей способности вовремя замечать хищника и убегать от него. Если хищник нагонял лошадь, та отбивалась. Поэтому, когда лошадь пугается и пытается убежать, всадник не должен стараться ее удержать, как хищник. Скорее, ему следует сопроводить ее в бегстве, продиктованным ее природным инстинктом, как партнер.

Если бы лошади не были сильными и ловкими, нам не на ком бы было сегодня ездить, так как их предков давно съели бы! Современный генофонд, таким образом, сформирован только из тех, кто был достаточно внимателен, чтобы вовремя убежать. Лошадь может сорваться в карьер с места, поэтому остановка тоже является латентой формой движения с потенциалом к бегству.

Именно инстинкт бегства привлек к лошади внимание человека. Исторически сложилось, что успех завоевывали те технологии, которые позволяли увеличить силу или скорость человека. Инстинкт бегства лошади является основой, источником ее полезной энергии, которую всадник обуздал и собрал воедино, чтобы сформировать атлетически усиленную, выхоленную энергию под названием «импульс».

Лошадь успешно справлялась со своей ролью искомой «технологии» в течение тысячелетий. Быстрая лошадь была сокровищем для путешествий и военных действий. Жажда скорости стала одним из ведущих принципов коневодства, и на самом деле, именно скачки сделали существенный вклад в создание современной «супер-лошади». Без инстинкта движения вперед и энергии для бегства нам нечего было бы приручать, формировать и седлать для контролируемого перемещения. Тем не менее, способность лошади к скорости, — это только начало. Это всего лишь запас энергии, сырье, из которого в результате приручения и тренинга рождается все разнообразие движений, которое может предложить всаднику правильно выезженная лошадь.

Как избежать бегства

Начните с плотной, глубокой посадки. Посадка всадника – это инструмент для трансформации энергии задних ног лошади. Помните, что верховая езда – это контролируемое перемещение в пространстве, что подразумевает возможность управлять не только направлением и скоростью, но и эффективностью движения за счет правильного использования лошадью задних конечностей. Чтобы увеличить захват пространства и ступать задними копытами в следы передних иди заступать за них, лошади необходим расслабленный, сбалансированный темп. Такая классическая работа постепенно укрепляет мышцы и суставы, обеспечивая возможность поддерживать центр тяжести лошади и всадника.

Каждый всадник должен сначала научиться стимулировать лошадь к правильной осанке (продольному вытягиванию), а только после пробовать менять степень подведения зада. Лошадь, не умеющую правильно нести себя, нельзя двигать вперед, потому что она не сможет без принуждения подвести зад.

По мере роста сил и приобретения навыков лошадь сокращает расстояние между скакательными суставами и поводом. Это расстояние можно сравнить с тетевой лука, которую всадник может натягивать и отпускать. Являясь отражением подведения зада, «тетева» определяет количество кинетической энергии продольного вытягивания тела лошади. Подобно луку, тело лошади станет гибки, будет гнуться и качаться. Такая лошадь сможет передать своему всаднику кинетическую энергию (латентную в любом луке) и обеспечить плавное перетекание этой энергии от зада на железо. Безусловно, такой контроль доступен только тем, кто обладает плотной, глубокой посадкой умеет трансформировать энергию задних ног таким образом, чтобы лошадь, получая ее в поводу, могла «прочитать» мысли всадника.

Для этого всадник должен замедлить темп движения лошади до такой степени, в которой та сможет равномерно работать задними ногами без ограничения поводом. Замедляйте лошадь до тех пор, пока она не обретет равновесие и не сместит центр тяжести с плеч на зад. Медленная скорость способствует укреплению задних конечностей лошади, повышает эффективность движения и свободу артикуляции суставов. Приступать к расширению и сокращению аллюров, ускорению и замедлению можно только тогда, когда для лошади созданы все условия, чтобы правильно нести всадника.

В верховой езде, как и в жизни, цели расходятся со средствами. Большой импульс рождается в изначальном чрезмерном замедлении и развивается постепенно и систематически. Это обеспечивает лошади опыт и учит увеличивать артикуляцию суставов, сохраняя движение.

Равновесие лошади должно стать основной задачей верховой езды и соответствовать уровню атлетического развития лошади. Всадник должен стимулировать работу задних ног лошади (шенкелем), не позволяя лошади ускоряться (седалищем). Такая работа усиливает артикуляцию скакательных суставов и проводимость. Лошадь должна нести всадника «вперед и вверх», как в танце, а не толкаться и падать вперед в потоке кинетической энергии.

Только при медленном темпе лошадь способна понять, что должна нести всадника с импульсом и научиться контролировать его, чтобы суставы стали гибче и крепче. При том, что конечной целью сбора и подведения зада является способность лошади сохранять ритм и темп на разных аллюрах от максимальной степени сбора до максимального расширения, достижение его начинается с нарочито медленного темпа и постепенного увеличения активности движений. Максимальным замедлением мы показываем лошади необходимость правильной работы суставов. Таким образом, изначальная работа в медленном темпе является необходимым условием для достижения большого импульса в итоге.

Медленный темп позволяет всаднику создавать импульс, лежащий в основе подведения зада. Импульс – это способность лошади равномерно задействовать все суставы задних конечностей и превратить их в эффективный (но не быстрый!) источник энергии. Импульс увеличивается по мере увеличения артикуляции суставов. Импульс, а не бег, укрепляет и гимнастирует суставы. Импульс основывается на приручении инстинкта бегства и трансформации его в легкую, непринужденную эффективность.

Вернемся к изречению Штейнбрехта

Осознание всадником целей тренировочного процесса и знание средств их достижения берет свое начало в идеологии барокко. Это означает, что естественный потенциал лошади может превратиться в шедевр только в результате грамотной работы всадника. Иными словами, правильная работа делает лошадь более красивой, а все начинается с задачи «Выпрямите лошадь и двиньте ее вперед».

Я надеюсь, что эта статья и фотографии помогут вам понять разницу, между зажатой и возбужденной лошадью, бегущей вне равновесия в неподходящем темпе (неровные, заторопленные шаги), и теми лошадьми, что показаны здесь, — которые демонстрируют вершину тренинга, реализовав изречения Штейнбрехта.

Правильно подготовленная лошадь не боится и не стремится убежать. Она расслаблена и уверена, она передает свою энергию всаднику. Это единственная допустимая трактовка продвижения вперед, которая превозносит лошадь за счет искусства всадника.

Чарльз де Кюнффи

Примечание:
Чарльз де Кюнффи, американский судья по выездке категории S (судейство уровня Большого Приза на национальных турнирах), на пенсии. Более 30 лет обучает судей и инструкторов по верховой езде.

Jessica Jo “JJ” Tate – бронзовая, серебряная и золотая медалистка Федерации выездки США.

Фото: Richard Malmgren

Пояснения к фотографиям:
1. Обратите внимание на расслабленную, гибкую, вытянутую шею этой лошади на очевидно легком поводе. Поясница обеспечивает подведение таза. Гибкие суставы лошади обеспечивают «приседание» лошади на правую заднюю ногу. Всадник глубоко сидит в седле. JJ Tate на Donnermuth, 2001.
2. Чарльз де Кюнффи: используйте фотографии из этой статьи для того, чтобы глаза запомнили правильную работу зада при движении вперед в противоположность зажатой, напряженной, убегающей лошади.
3. В момент галопа «в горку», правая задняя нога полностью несет вес, в то время как вся структура удерживается наверху за счет силы поясницы. Левый скакательный сустав выносится дальше правого колена. Tate на Rosall, 2003.
4. На прибавленной рыси лошадь должна сохранить свое единство за счет работы Скоординированной, приподнятой спины. Конечности образуют два четких треугольника. Треугольники должны быть равными, а не маленьким сзади и большим спереди. Tate на Rower BE.
5. Конечности формируют два равных треугольника. Левый скакательный сустав выносится за правое колено. Видна правильно работающая мышца шеи. Затылок является высшей точкой, ноздри лошади находятся перед глазами (т.е. перед вертикалью). Обратите внимание, что в области щиколотки всадника четко видна тень от сокращающейся мышцы, что является подтверждением того, что лошадь несет всадника за счет брюшных мышц и работает поднятой, мягкой спиной.
6. В этом пиаффе хорошо все: шея лошади, затылок и нос. Лошадь присела на скакательных суставах, перед приподнят. Легкий контакт.
7. Обратите внимание, как на галопе правый скакательный сустав подводится так далеко под корпус и выносится значительно дальше внешнего, левого колена. Благодаря подведенному заду, лошадь может выше подняться в холке.

Источник

Чарльз де Кюнффи — Открытый рот и скрежетание зубами

Отрывок из книги Чарльза де Кюнффи «Ответы на вопросы по выездке»

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Открытый рот и скрежетание зубами

Эта молодая лошадь не принимает повод. Это часто случается, но если проблему сразу не решить, она может помешать лошади достичь высоких результатов в будущем. Лошадь не принимает повод под двум причинам. Первая из них — железо подобрано неправильно и причиняет дискомфорт. Нужно использовать наиболее мягкое железо, в идеале – покрытое резиной и максимально толстое.

Другая возможная причина – руки всадника, которые причиняют лошади боль. Чрезмерное натяжение повода зачастую ведет к тому, что лошадь открывает рот, чтобы снизить дискомфорт. В результате желез оказывается на менее чувствительных по сравнению с деснами губах в углах рта. Как правило, открытый рот сопровождается вытянутой шеей и задранной головой. Лошадь также может трясти головой или наклонять ее, так что один угол рта оказывается выше второй. Такое поведение – сигнал всаднику, что действия его рук причиняют лошади боль.
Очевидно, что в этом случае всадник должен отпустить повод и уменьшить давление на рот лошади. Более того, нужно какое-то время поработать на брошенном поводу, чтобы лошадь начала доверять рукам. В этом случае. Единственное, с чем лошади нужно смириться, — это вес самого железа. После того, как лошадь примет вес железа, всадник может периодически пробовать братья мягкий контакт. На этом этапе повод должен быть полностью брошен, а контакт просится короткими интервалами.

Распространенной проблемой лошадей, которые боятся повода, считая его источником боли, является скрежетание зубами при туго затянутом дополнительном ремне («сопле») капсюле. Для решения проблемы ни в коем случае нельзя применять силу, равно как таковым инструментом никогда не должен являться капсюль. Дополнительный ремень («сопля») в этом случае должен быть ослаблен или, что еще лучше, вообще снят, чтобы от капсюля остался только нахрапник (основной ремень).
Поскольку я не вижу происходящего, могу исходить только из того, что рассказывает задающий вопрос человек. Он пишет, что лошадь открывает рот, «когда ее просят пойти на повод и сильнее собраться». Это описание подсказывает мне, что в данном случае от лошади пробуют добиться сбора только за счет воздействия повода. Иными словами, всадник тянул за повод в надежде на то, что лошадь сократит аллюр (больше соберется). Так делать нельзя. Для меня остается вопросом, готова ли эта лошадь вообще к сбору? Если да, то сбора нужно добиваться не рукой, а поясницей и ногой! Я не собираюсь углубляться в то, как достигается сбор лошади. Скажу только, что сбор требует от лошади определенной физической (гимнастической) и психологической подготовки. Эта подготовка включает в себя, в том числе, принятие лошадью повода (как средства коммуникации), а этого в данном случае еще нет. Сбор всегда идет от зада и не может быть осуществлен, если лошадь сопротивляется какой-либо частью своего тела.
Поэтому я рекомендую этому всаднику полностью отдать лошади повод и работать без контакта до тех пор, пока лошадь не забудет, не простит и не расслабится. В данный момент я не советую повторять попытки сбора и уж однозначно не через повод!

Лошадь будет продолжать скрежетать зубами до тех пор, пока не сдаст в ганаше, не соберется (сама!) и не примет повод. Если лошадь принимает повод, она никогда не скрежещет зубами! Таким образом, то, что человек в письме называет «принятым поводом» по сути не является таковым, поскольку лошадь скрежещет зубами! Всадник должен добиться от лошади расслабления и принятия повода. Это подразумевает также, что, когда лошадь расслабится, руки всадника становятся мягкими, способствуя дальнейшему расслаблению лошади.
Возвращаясь к письму, я не хочу обсуждать использование терминологии, но отмечу, что что бы человек не подразумевал под действиями и условиями, во время которых и при которых лошадь НЕ скрежещет зубами, нужно стараться их воссоздавать как можно чаще!

Если всаднику по какой-то причине необходимо именно сейчас требовать от лошади сгибаний в шее, затылке и ганаше, то делать это нужно не так, как раньше, а иначе.
При контакте со ртом лошади необходимо усилить прочие средства управления. Нужно подтолкнуть зад лошади к поводу. Если при этом лошадь начинает спешить, необходимо произвести серию мягких полуодержек. Для этого повод должен быть достаточно коротким, чтобы обеспечить связь корпуса всадника со ртом лошади. В этом случае лошадь будет чувствовать полуодержку как комплексное воздействие корпуса всадника: шенкель стимулирует движение вперед, вертикальное положение корпуса нагружает зад лошади, способствуя контакту с поводом, сокращенные мышцы спины и живота толкают вперед. В этом случае зад лошади стимулируется к продвижению вперед, в то время как перед – к сокращению. Мягкое, скоординированное воздействие поможет лошади сократить нужные группы мышц без дискомфорта и боли.
Применения средств управления должно быть динамичным, то есть чередовать периоды активности и расслабления.

Подводя черту под моей рекомендацией, всадник должен подобрать наиболее комфортное железо. Он временно должен либо отказаться от работы в контакте, либо использовать повод время от времени, отдавая его, как только лошадь проявляет признаки беспокойства/сопротивления. Если всадник желает согнуть или собрать лошадь, делать это нужно крайне осторожно и постепенно, и ПРАВИЛЬНО (что подразумевает под собой отказ от натягивания повода). Вышеописанная проблема может, а точнее ДОЛЖНА, быть исправлена. Я считаю, что для ее устранения необходима помощь опытного тренера.

Афоризмы Чарльза де Кюнффи

Афоризмы Чарльза де Кюнффи
Отрывок из книги «Этика и страсть выездки» Чарльз де Кюнффи
Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

ВСАДНИК:

Подготовка средств управления гораздо сложнее, чем их применение. В этом и заключается искусство.

Всадник, который работает только руками, — в беде.

Работа рук заключается в том, чтобы посредством отдачи повода добиться продольного сгибания (вытягивания вперед).

Без локтей нет верховой езды.

Локти и плечи принадлежат всаднику, запястья и предплечья — лошади.

Держите плечи сзади, чтобы лошадь чувствовала, где вы сидите.

Руки (кисти) ни при каких обстоятельствах не должны мешать свободе движения конечностей.

Контроль – результат глубины посадки.

Чтобы сесть на лошадь, мягко опустите поясницу и позвольте лошади потянуть вас вниз.

Сидите в седле на всех переходах.

Следуйте ритму шагов лошади.

Всадник – блюститель темпа.

Всадник должен быть сильным с собой и мягким с лошадью.

Если вы не способны добиться дисциплины от собственного тела, то не сможете дисциплинировать и лошадь.

Лошадь умеет быть лошадью… научитесь быть всадником.
Всадник – не резинка, которая растягивается, когда лошадь ее тянет.

Хорошая езда отличается от плохой тем, что при хорошей езде со стороны ничего не видно.

Нельзя исправить качество движения в два следа, выполняя движение в два следа.

Меньше – это больше.

Все прорывы – результат продвижения вперед.

Там, где заканчиваются знания, начинается жестокость.

Чувство невесомости – захватывающий результат правильной работы.

Станьте частью движения лошади.

Отсутствие усилий при езде верхом приходит с ритмом и балансом.

Молчание всадника – следствие его спокойствия в отношении движений лошади.

На строевой рыси вставайте не на стременах, а на коленях.

Стремена – это маленькие полочки, на которые вы мягко кладете мыски ног.

На соревнованиях нужно ехать на лошади, а не езду.

Чарльз де Кюнффи «Dressage Principles Illuminated»

Чарльз де Кюнффи «Dressage Principles Illuminated»

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

…Лошадь «живет» скакательными суставами, а не головой…
…Каждый, кто садится на лошадь, должен приложить много усилий к тому, чтобы попросить у нее прощения за то, что это сделал. Добиться прощения позволит сочетание ума, образования и опыта…
…Гениальность правильного классического тренинга строится на принципе использования естественных тенденций (в поведении лошади), даже нежелательных, в своих целях. Мы распознаем механизмы бегства лошади (прогнутая спина, ускорение ритма, отсутствие прямолинейности движения) и «обуздываем» их с целью достижения продольного сгибания (растяжения позвоночника) и контроля над задними конечностями лошади. Это достигается замедлением темпа, а также смещением баланса лошади на зад для движения в сборе. Выпрямляя лошадь и настаивая на том, чтобы она одинаково и в равной мере использовала задние ноги, мы помогаем ей достичь прямолинейности и перенаправить энергию задних конечностей…

Следуя классическим принципам

Чарльз де Кюнффи в интервью Кристоферу Гектору

Перевод: Ксения Давыдова для H-H-T.RU

Австралийский чемпионат по выездке 1986 года дал нам возможность познакомиться с одной из наиболее значимых личностей современной выездки – Чарльзом де Кюнффи. Чарльз родился в Венгрии, успешно выступал в конкуре, троеборье и выездке, был членом олимпийской сборной Венгрии. Сейчас он живет в Калифорнии и пользуется большой популярность как лектор и международный судья по выездке.

Чарльз де Кюнффи написал много книг по теории выездки, включая Dressage Questions Answered (перев. «Ответы на вопросы по выездке»).

Очевидный первый вопрос: на что вы смотрите в выездке как судья?

“Я всегда смотрю на одно и то же: насколько гибки суставы лошади, насколько эластичны ее мышцы, насколько лошадь демонстрирует свои атлетические достижения, двигаясь в легкости, неся вес на заду и оставаясь в поводу. На ритмичную каденцию при отрыве от земли, – когда лошадь не просто движется вперед, а несет себя вперед. Все это является следствием правильного расслабления, необходимого для всего остального.”

“Когда видишь признаки того, что лошадь не расслабляли традиционными методами в ходе тренинга, она не демонстрирует гибкости и эластичности. Движение останавливается в каких-то зонах тела лошади. Движение должно всегда течь через тело лошади, являющееся одним целым. Ужасно, когда оно блокируется в каком-то месте, потому что в этом случае соприкосновение с землей травмирует организм лошади… И вместо атлета мы получаем на выходе калеку!”

“На международном уровне важна не только бОльшая выраженность аллюров по сравнению с более низкими уровнями. Аллюры должны быть более воздушными, в то время как лошадям более низкого уровня подготовки необходимо чаще касаться земли для сохранения равновесия.”

“На международном уровне лошадь должна уметь как бы противостоять гравитации».

Видите ли вы какие-то конкретные проблемы, глядя на наших лошадей?

“Проблемы сейчас есть везде. Я не знаю ни одной страны, где бы все всегда было правильно. В Америке те же проблемы, что у вас в Австралии: грубо говоря, каждый всадник и берейтор занят «подготовкой» лошади к следующим стартам, в то время как больше внимания следует уделять подготовке всадников. Лошадь умеет быть лошадью, нужно всего лишь оставить ее в покое. А всадники не умеют ездить. Необходимо воспитывать всадников, и это сразу же решит проблему работы с лошадьми. Знающий всадник никогда не причинит неудобства или вреда лошади, не говоря уже о том, что не разобьет ее.”

“До тех пор, пока мы будем позволять всадникам с неправильной посадкой и неправильными средствами управления садиться на лошадей, ошибки будут только копиться. Чем больше они ездят на лошади, тем больше они ей вредят, в то время как все должно быть наоборот – чем дольше хороший всадник ездит на лошади, тем прекраснее становится лошадь. Примером тому может быть восемнадцатилетний Amon, который с каждым годом становится все великолепнее. Старше, но прекраснее.”

“В Испанской школе верховой езды есть лошади в возрасте двадцати восьми лет, которые выглядят лучше, чем в свои четыре! Здесь же лошадь достигает своего расцвета в 4 года, а затем с каждым годом становится все более больной и несчастной. А всему виной то, что мы больше не обращаем внимания на всадников. Если так будет продолжаться, то искусство будет утрачено. Искусство несет всадник, а не лошадь.”

“Нельзя ожидать, что лошадь сама выйдет из денника, поседлается и скажет «поехали». Все это идет от всадника, и если всадники не будут правильно предлагать это лошадям, мы утратим Искусство.”

Вы, должно быть, и в США сталкивались с тем, как выездковую традицию создают из ничего?

“Для нас это было большой проблемой, ведь, когда заимствуешь традицию другой страны, необходимо также заимствовать и опыт этой страны. Проблема заключается в том, что опыта остается все меньше, в то время как дисциплина развивается гигантскими темпами. Есть хорошее выражение: «эскимосом много, а тюленей мало». Каждый хочет ездить выездку, но нет специалистов, которые могли бы этому научить, и тогда становится очень выгодным учить, и каждый встречный-поперечный  берется за это, не являясь экспертом в деле.”

“Как следствие – в массе своей мы имеем очень посредственное, если не низкопробное обучение, так как те, кто им занимаются, на самом деле ничего не знают и не умеют. Насколько я знаю, ни в Австралии, ни в Америке те, кто действительно что-то знает и умеет, не делают попыток создать новый пул носителей стандартов. Даже наоборот – все ждут, пока они вымрут… и мы сможем увидеть, как новое поколение будет справляться без знаний. Ситуация крайне грустная!”

“Как и изобразительному искусству, верховой езде нельзя научиться по книгам, так как речь идет о живых существах. Знания передаются от мастера к ученику. Ученика должен кто-то учить, при этом в том, что касается базовых принципов, не нужно изобретать велосипед.”

“Я пришел к тому, что можно составить свою систему взглядов на успехи своей лошади, но заключительного штриха, пика можно достичь только благодаря крепкому фундаменту классической подготовки лошади, сформированному за последние 400 лет. Эти знания прагматичны, правильны, проверены временем и не могут изобретаться каждым всадником заново. Эти знания вбирают в себя опыт сотен тысяч всадников четырех веков. Ваши тридцать лет работы с одной лошадью не могут вместить в себя всего этого опыта.”

Изменились ли эти навыки в 20м веке с развитием спортивной выездки?

“Абсолютно нет. Они не только не изменились, но и не изменятся, и не могут измениться, потому что тело и голова лошади, равно как и тело и голова человека не изменились. Спортивная выездка – это пропагандистский слоган. Наш мир полон слоганов. Мы перестали разговаривать, мы только бросаемся устойчивыми выражениями.”

“Между классической и спортивной выездкой нет противоречия. Спортивная выездка – это классическая выездка, так как не может быть ничем другим. Раньше было так: человек решал посвятить себя тренингу лошадей и раз в четыре-пять лет выезжал на войсковой конкурс, где мог выиграть ленточку или серебряный кубок и честь поцеловать ручку графини, которая их вручала. В этом не было материальной составляющей, никто не соревновался, сейчас же это истерия.”

“Соревнования выпячивают эго и заставляют забывать о лошади. Всадники ломают головы над тем, как скрыть ошибки сырой лошади, которая не была должным образом подготовлена. Сейчас этому нашли название – «спортивная выездка», но это НЕ выездка, это насилие, которое пагубно для здоровья. Это не выездка, а хитрая и умная попытка манипулировать лошадью от буквы к букве таким образом, чтобы обмануть глаз судьи. Это не выездка и не может высоко оцениваться. И это не спортивная выездка, а просто плохая езда.”

“С другой стороны, есть общеукрепляющая, восстанавливающая выездка, которая учит лошадь прямолинейности, не имеющейся у нее от природы. Такая выездка имеет терапевтический эффект, так как учит использовать свое тело без вредя для здоровья, и, НАКОНЕЦ, такая выездка атлетична. Но все начинается с общего укрепления и восстановления, перерастающего в терапию, и лишь потом вы получаете право заниматься гимнастикой. Если после этого вы выедете на боевое поле, то 70% ваши.”

“Нет противостояния спортивной и классической выездки. Есть классическая выездка ради соревнований или тренинга. Те, кто считает спортивную выездку особым видом, всего лишь прикрывают этим отсутствие знаний и желание потешить свое эго выступлением на публику.”

А как вы относитесь к изображениям на полотнах 16го-17го веков?

“Все это было изменено Гериньером в 1732-1738. Кто-то уплыл в Америку и не услышал его, и они до сих пор ездит на скрученных лошадях с длиннющими стременами и шпорами и провисающим поводом… Мы называем этот стиль езды Вестерном. Вестерн – это выездка, которую знали те, кто покинул Европу до того, как Гериньер решил «исправить положение вещей.”

“Marzog и Ahlerich демонстрируют, как в результате вклада Гериньера расширилась рамка движения лошади.”

Marzog и АннГрет Йенсен (Anne-Grethe Jensen)

Вы имели доступ к живой традиции…

“Мы всегда считали, что верховая езда – это дело головы, духа и тела. Сейчас верховая езда стала люксом, и акцент первой фразы сместился на голову и дух, в то время как традиция оказалась под угрозой. Когда лошадь была важным рабочим инструментом, не нужно было заниматься головой всадника, так как он был вынужден с уважением относиться к лошади по финансовым соображениям (см. «История выездки«). Сейчас же, если не заниматься головами и не вкладывать в них науку, мы потеряем искусство.”

“В течение многих веков лошадь и верховая езда были частью образования европейской элиты. Те, кто был наделен правом управления, проходил обучение лошадью. Лошадь обязывала учиться, быть храбрым, сдержанным. Она учила этому всему. Не нужно было говорить о сострадании – его просто чувствовали. Править можно только при наличии определенных черт, и все эти достоинства развивались благодаря общению и работе с лошадью.”

“Следующий важный момент – наука или интеллектуальный аспект. Необходимо досконально знать анатомию и психологию лошади, а также ее физические возможности. Каждый всадник должен сам работать свою лошадь и уметь тренировать ее последовательно, естественно, системно, с сочувствием и любовью.”

“Наука позволяет предвидеть, к чему ведут те или иные средства. Что нужно сделать, если лошадь недостаточно гибкая? Вы должны разбираться в своем деле, как профессор. Вы не сможете тренировать лошадь, находясь в интеллектуальном вакууме.”

Одна из наиболее интересных идей вашей книги – диалектическое решение проблем…

“Да, именно. Нельзя добиться правильной посадки, работая над ней вне лошади. Нужно заниматься на корде, махать ногами и руками, делать наклоны и повороты корпусом и т.д. – то, что вы никогда не смогли бы позволить себе на Олимпиаде. В конце концов, вы добьетесь абсолютной неподвижности на лошади, но к этому нельзя прийти, не пройдя стадию «повышенной мобильности» в седле. Работа с лошадьми и верховая езда – это наука противоречий, но знающее это поколение медленно вымирает.”

“К классической работе с лошадью можно вернуться в любой момент, но мы не выказываем желания к ней возвращаться. Мастера все еще есть, а любое искусство живет до тех пор, пока жив последний его адепт.”

Как определить истинного мастера?

“По результату. Я знаю всадников, которые рассказывают: «Я поехал на мастер-класс, и моя лошадь сначала была просто напряженной, а потом начала истерить — осаживать и носиться. У меня онемели кисти, руки свело судорогой…’ Я на это отвечаю: “Делайте выводы». Другие рассказывают: «Сначала я весь зажался от страха, в под конец лошадь успокоилась и продемонстрировала столь элегантные аллюры, что я просто сел в седло и просто следовал за лошадью. Прекрасный день!». На это я говорю: «Вам определенно повезло попасть к знающему человеку». Все просто: не нужно быть проницательным, чтобы выявить шарлатана – его выявит неудовлетворительный результат.”

“Но каким бы великим ни был учитель, не рассчитывайте на скорый результат. Нельзя стать конником за месяц. Этому учатся всю жизнь. Все мы только учимся и ищем…”

Примечание редактора: Еще 30 лет назад Чарльз де Кюнффи высказывал свои опасения. Если бы я опубликовал это интервью до Чемпионата Европы 2011, на котором команда Хестера и Дюжардэн изменила лицо выездки, эти предостережения были бы еще более актуальными и страшными. Любопытно, что вызов классической выездке бросают не страны Нового Света, а расположенная в самом сердце Европы Голландия, не имеющая, к слову, своей национальной школы верховой езды и довольно поздно появившаяся в мире спортивной выездки. Современная выездка даже на высшем уровне все еще отвратительна, но кажется, что США присоединились к Британии в установке стандарта цивилизованной, элегантной выездки.

– Крис Гектор

Источник

Чарльз де Кюнффи: «Классическая» выездка является таковой не просто так

Не достаточно знать правильные упражнения. Всадник должен также понимать их цель и то, что все они в конце концов ведут к одному – к смещению центра тяжести лошади на задние ноги с целью разгрузки передних конечностей и плеч.

«Элементы», которые вы демонстрируете на соревнованиях, на самом деле являются упражнениями. Когда в схеме фигурирует вольт 10м, судьи и тренеры должны следить за выполнением определенных критериев. Этот вольт был включен в схему езды не просто так. Есть причина, объясняющая, почему среднюю рысь просят выполнять по прямой. Малый приз включал в себя среднюю рысь по вольту, но потом этот элемент отменили, хотя я считаю, что зря.

Всё (перев. Всё вместе) – это больше, чем сумма составных частей (синергия), потому что есть еще конфигурация, порядок соединения этих частей. Если вывалить на землю бревна и черепицу, это будет всего лишь куча стройматериалов. Если же их упорядочить, собрав дом, то в нем можно будет жить. Без порядка, без определенной конфигурации, ничто не имеет смысла. Если вы это понимаете, то сможете посредством правильных упражнений и тренинга выездить свою лошадь.

“Спортивная выездка и классическая – это одно и то же. Спортивная выездка позволяет судьям оценить прогресс классической выездки. Чем точнее всадник будет следовать классической традиции, тем выше будут оценки.”

Современное конезаводство дает нам возможность наслаждаться величайшим богатством конного потенциала. Когда меня учили, нам приходилось изучать классические методы, чтобы превращать деревенских лошадок в большепризных, и это требовало немалой работы! Сейчас можно купить лошадь, которая от природы прекрасно выполняет менки и способна двигаться в сборе уже через четыре часа после своего рождения! Бедняжке фактически не нужен тренинг, однако и ее подготовка должна быть последовательной, потому что она живая и не может пожаловаться вам на боль и страдание. Всадник не должен идти коротким путем, ему следует провести своего воспитанника через последовательный ряд упражнений, направленных на укрепление и развитие гибкости лошади точно так же, как если бы он работал с деревенской кашлаткой без прекрасных естественных аллюров.

Где заканчиваются знания, начинается жестокость. Мы должны понимать, что если работаем с лошадью, не чувствуя ее физических и психологических возможностей, то можем прийти к тому, что называется «приобретенной беспомощностью», когда лошадь научается даже не пробовать учиться.

“Еще в 70е годы 20го века было установлено, что лошади имеют врожденную способность отключаться и не реагировать на внешние воздействия, что происходит в случае жесткой работы. В ходе эволюции лошади научились прятать свои слабые места и показывать стоическую природу.”

Тренеры зачастую неправильно трактуют лошадиный стоицизм, и он влечет за собой еще большую жестокость по отношению к лошади, когда ее силой заставляют что-то делать. Лошадь отказывается учиться из-за поведения всадника, причем вовсе не обязательно физического. Когда всадник использует для коммуникации с лошадью неадекватные, обижающие ее средства, лошадь отключается и говорит «нет». Поэтому, если вы каждый раз пытаетесь выслать лошадь в среднюю рысь, ковыряя ее бок шпорой, она скажет вам: «Нет, я не могу предложить тебе среднюю рысь». Лошадь в этом случае ничему не учится.

Я считаю, что точно так же отключаются и всадники. Как тренер я всегда боюсь, что наше получасовое занятие кого-то «выключит». Отключиться всадник может по-разному: полностью, притворно или в замешательстве. Как во всаднике, так и в лошади это состояние хорошо заметно со стороны. Через мои руки прошло много всадников, чьи лошади были абсолютно глухи к их воздействию.

 “Есть одно модное выражение, которое я ненавижу – то, что лошадь должна быть «перед шенкелем» или находится «за шенкелем». Это чушь! Почему? Да потому, что лошадь не может быть «перед шенкелем». На самом деле лошадь просто убегает от средств управления

“Лошадь не может быть перед или за шенкелем! Лошадь либо отвечает на средства управления, либо нет! Ответ лошади на средства управления подразумевает, что энергия лошади подчинена воле всадника, управляема, а, следовательно, выученные ответы заменяют инстинктивные. Лошадь «слушает» всадника.

Бегство – естественный механизм спасения лошади. Отсутствие прямолинейности и скорость — способы избежать средств управления. Лошадь закрепощается и несется, перебирая ногами, как насекомое, а всадник доволен: «Моя лошадь перед шенкелем!». Нет! Эта лошадь не слушается всадника, она не в поводу, качество ее аллюров оставляет желать лучшего. Она убегает от средств управления, а не принимает их. Очень часто можно видеть, когда на принимании лошадь просто бежит вбок – она чувствует, что внешний шенкель просит ее уступить, но вместо того, чтобы уступать красивыми сбалансированными шагами, она несется, сломя голову, — Гегель бы в этом случае сказал, что всадник добился неверного синтеза!

Выстроенная лошадью стена «приобретенной беспомощности», при которой отсутствуют эмоциональные и интеллектуальные усилия, не может сосуществовать с гимнастированием. Я занимался с тысячами разных людей, но лишь трое из них находились в состоянии глубокой приобретенной беспомощности, и все трое были медиками по образованию.

“Насколько умным должен быть хороший всадник? Я задал этот вопрос в нашей школе и мне ответили: «чем умнее, тем лучше». Не верно. Эти трое в состоянии приобретенной беспомощности были врачами, уровень их интеллекта не вызывает сомнений. Вне рабочей обстановки, за дружеской пиццей они остаются столь же умными! Лошадь тоже может стать такой… как правило, из-за чрезмерного применения средств управления”

Под чрезмерным применением средств управления я понимаю слишком много ноги, седалища, движений в седле. Лошадь «замораживается», потому что чрезмерные средства управления нарушают ее равновесие. Угадайте, что помогает лошади выживать в природе? Равновесие! Если лошадь споткнется и упадет, то станет чьим-то завтраком, поэтому лошади очень дорожат своим балансом.

По линии верха лошадь передает энергию задних конечностей вперед. Ее можно сравнить с луком для стрельбы, тетива которого крепится одним концом к скакательным суставам, а другим – к уздечке. Когда мы просим двинуть лошадь вперед, это вовсе не означает «нестись, сломя голову», то есть избегать работы в поводу.

“Нестись сломя голову для лошади вредно. Это убивает аллюры и способность к подвисанию, а также оказывает разрушительное воздействие на суставы и связки. Те, кто работает своих лошадей таким образом, — монстры. Настоящие конники так не работают.”

Так что же мы подразумеваем под «ездой вперед»? Энергия задних конечностей передается по позвоночнику на железо во рту. В зависимости от степени натяжения тетивы (воздействия средств правления) лук выгибается — спина поднимается и опускается.

Если проанализировать то, как лошадь использует свое тело, то можно выделить три рычага: первый – от уздечки к холке включает в себя шею, наиболее гибкую и управляемую часть позвоночника, второй – от холки до хвоста, и третий – согнутые задние конечности и опущенный круп, когда таз подводится под себя, и лошадь балансирует на заду. Из этих трех рычагов самым простым является первый, второй сложнее, а самый сложный и требующий времени – третий.

Каждый может согнуть шею, причем ее очень легко согнуть слишком сильно, и тогда начнется кошмар. А как быть со вторым рычагом? Мало кто этому учит! Как поднять спину лошади? Ответ: ЗАМЕДЛИТЬ ее. Лошадь не должна быть «перед шенкелем»! Это безграмотность!

“Чтобы лошадь округлила поясницу, она должна замедлиться, не теряя аллюра. В ходе обучения всадника его должны научить чувствовать грань между аллюрами.”

Нужно уметь добиваться от лошади крайне медленной рыси без перехода на шаг. Это должна быть очень медленная рысь. Вы должны контролировать ее, чтобы лошадь не несла вас вперед за счет кинетической энергии. Она не должна убегать от средств управления. Поскольку лошадь не захочет упасть, то обнаружит, что ее суставы гнутся! Ни с того, ни с сего ее спина обретет гибкость и поднимется, и вы почувствуете амплитуду ее движения вверх-вниз.

Как долго следует просить лошадь притормаживать? На этот вопрос вам ответит лошадь, а не я. Я не знаю, как вы ездите. Я не знаю, насколько энергична, здорова и опытна ваша лошадь. Но вы должны научить ее двигаться медленно. Вы должны объяснить ей, что рысь – это не падение с самолета без парашюта. Рысь контролируема, на ней сидят, при ней холка поднимается, а спина — работает вверх-вниз.

Наконец, и это то, с чего нужно начинать, всадник должен быть частью лошади, потому что ее спина не расслабится, пока он по ней бьет на каждый темп. Спина лошади должна быть полностью расслаблена. Она должна работать.

Источник: © Out and About Dressage Ltd, 31 March 2017

Перевод: Strada Saddles Russia

Чарльз де Кюнффи о контакте

Отрывок из книги «Dressage Principles Illuminated»

Автор: Чарльз де Кюнффи

Перевод:  Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

Контакт

Контакт подразумевает под собой много большее, нежели общепринятое понятие, что это всего лишь руки всадника, которые держат повод, присоединенный к удилам. Такая трактовка предполагает контакт всегда и исключительно со ртом лошади.Это ошибка. Контакт – это всеобъемлющее партнерство лошади и всадника. Он включает в себя два аспекта – физический и психологический.

Физический контакт включает в себя все точки соприкосновения всадника и лошади — седалище, ноги и руки, которые посредством повода воздействуют на удила.

Психологический контакт строится на ожидании всадника того, что лошадь сначала обратит на него внимание, затем сконцентрируется на нем и, наконец, полностью доверится его управлению. Очевидно, что всадник должен заслужить доверие лошади через справедливость, любовь и уважение к ней, а также через четкость и постоянство средств управления…

…Когда у всадника есть контакт с лошадью, он начинает с ног, которые стимулируют энергию лошади, переходящую со временем в импульс. Итак, ноги стимулируют энергию, седалище – трансформирует ее, а повод является для лошади подтверждением и оправданием ее реакции. Очень важно помнить эту последовательность действий: ноги стимулируют, седалище трансформирует, повод подтверждает…

…Умелые руки неподвижны, так как не зависят от движений лошади и ее толчков от земли. Иными словами, руки всадника неподвижны относительно движений и работы мышц лошади, а не относительно земли, по которой перемещается лошадь. Умелые руки движутся по желанию всадника для осознанной передачи команд седалища на уздечку. Руки должны оставаться продолжением седалища, посредством которого лошадь может «читать мысли всадника».

Для того, чтобы правильно управлять контактом, всадник должен помнить три принципа.

Во-первых, контакт создается лошадью, а не всадником. Поэтому всадник должен обеспечить неподвижность трензеля. Это достигается за счет ограниченного во времени пассивного сопротивления любым нежелательным движениям, вызванным реакцией лошади, плечами, локтями и кулаками. Почувствовав периметр сгибания, обозначенный пассивным железом в связке с перпендикулярно направленным вниз давлением седалища всадника, лошадь ступает на повод, соединяя его с энергией скакательных суставов. Она вытягивается вперед и поднимает спину, в результате чего ее шея округляется. В этот самый момент всадник должен подтвердить правильность  реакции лошади, подав повод вперед в той степени, в которой того требует работа задействованных групп мышц, в первую очередь, передних ног и шеи.

Во-вторых, лошадь создает контакт с железом. Работа всадника заканчивается на более глубокой посадке и стабильности связанных с удилами рук. После этого всадник должен чувствовать только совокупный вес железа и повода. Если лошадь тянет, всадник должен пассивно воспротивиться этому, а не активно тянуть за повод, пилить или дергать за рот. Это укрепит авторитет седалища всадника по мере увеличения давления на позвоночник лошади. Пассивное сопротивление сообщает лошади, что, когда она тянет, вместо того, чтобы сместить всадника, она лишь увеличивает давление. Это стимулирует ее к тому, чтобы подвести задние конечности под центр тяжести. Приняв больше веса на зад, лошадь автоматически облегчает контакт и начинает отжевывать, расслабляя мышцы в первую очередь, шеи.

В-третьих, всадник должен чувствовать в руках только вес повода и железа. Это означает, что всадник не должен тянуть лошадь за повод. Такое воздействие лишь стимулирует врожденную клаустрофобию лошади, заставляя ее активнее тянуть на себя с целью вырваться из оков. Это также означает, что повод не должен сковывать движения лошади и мешать импульсу. Скорее наоборот, он должен позволять непрерывное, плавное, легкое, свободное движение вперед.

Ни одна лошадь от природы не знакома с контактом. Ее этому нужно учить. То, как ее учат, приводит к тому, чему она в результате учится. Если всадник жалуется, что лошадь лежит у него в руках, значит его лошадь точно так же жалуется, что всадник висит у нее на рте. Тянут всегда оба. Нельзя тянуть за веревку, которая не зафиксирована с другого конца. Натягивая повод, нельзя сбалансировать лошадь, так как тянущий всадник все также сидит на той лошади, которую тянет, а следовательно и едет туда, куда его эта лошадь везет, и с той скоростью, с которой она его везет, пытаясь убежать от страха и физического дискомфорта. Совершенно естественно, что лошадь пытается убежать от боли, так что натянутый повод может привести к тому, что она ускорит темп.

Как уже было сказано ранее, контакт – это нечто большее, чем умение управляться с поводьями. Это взаимосвязь всадника и лошади. Контакт в равной степени создается лошадью и всадником, являясь диалогом, обменом сигналами, двусторонней коммуникацией. Результатом контакта является гармония, построенная на стабильности двух непрерывно общающихся между собой живых существ.

Отрывок из книги Чарльза де Кюнффи «Training Strategies for Dressage Riders»

Перевод: Давыдова Ксения для Strada Saddles Russia

«Руки всадника от плечевого сустава до локтя должны идти вертикально вниз, а не тянуться вперед; локти должны быть как будто тяжелыми. Не отводите локти в стороны от грудной клетки. Для начала выпрямите руки и опустите их вниз. Затем согните их в локтях, сожмите кисти в кулаки и держите их рядом друг с другом на уровне живота. Отрегулируйте длину повода, так чтобы в этом положении держать его, не напрягаясь. При этом локти, а также мышцы рук и плеч должны быт расслаблены — это обязательные условия для независимой посадки.

Серьезной ошибкой является вынос рук вперед, в результате чего плечи всадника подаются вперед, грудь принимает впалую форму, голова наклоняется вперед. Эта ошибка часто является следствием ошибочной установки, что короткий повод обеспечивает лучший контроль над лошадью. На самом деле короткий повод, который нарушает положение рук и корпуса всадника, ослабляет посадку. Когда всадник тянется к поводу и его локти оказываются перед плечами, посадка теряет свою глубину, а средства управления — эффективность. Чем короче повод, тем слабее посадка, тем меньше контроля. Аналогично ошибочным является представление о том, что больший набор повода увеличивает степень сбора. Везде говорится, что сбор заключается не в укорачивании шеи лошади, и что он не может быть достигнут без правильной посадки. Степень сбора и контроля над лошадью увеличивается за счет адекватной длины повода, соответствующей идеальному положению корпуса. И для того, и для другого необходима глубокая/плотная посадка».

charles_de_knuffy