Маноло Мендес о базовой подготовке и прямолинейности — Часть 2

Маноло Мендес был первым шеф-берейтором и одним из шести членов-основателей Королевской андалузской школы верховой езды в Испанском Хересе. Эта школа — одна из четырех классических школ наравне с Кадр Нуар в Сомюре, Испанской школой верховой езды в Вене и Португальской школой верховой езды в Лиссабоне. Имея за плечами более 40 лет опыта классической выездки, Дома Вакера и конкура, Маноло посвятил себя методу мягкой, гуманной и основательной физической и моральной подготовки лошадей до уровня Большого приза и Высшей школы.

Часть 2 (Читать Часть 1)

Как распознать асимметрию

Не вводите упражнения на сгибания до тех пор, пока лошадь не будет в состоянии двигаться по манежу шагом, рысью и галопом в удобном для нее ритме в легком и ровном контакте. Также важно, чтобы всадник умел пользоваться поводом одинаковой длины с обеих сторон, так чтобы контакт сопровождал лошадь и формировал ее осанку, а не мешал равновесию. Лошадь должна нести себя независимо от всадника.

Если лошадь непрямолинейна, всадник должен в первую очередь обратить внимание на себя. Очень часто всадники используют слишком много внутреннего (или внешнего) повода, мешая лошади держать голову и сгибаться. Из-за этого лошади «заваливают» голову и закрепощаются в затылке, что влечет за собой закрепощение челюсти и языка, так что лошади не могут сглатывать. Тело напрягается, и это сказывается на контакте и реакции на средства управления.

Со временем мускулатура лошади формируется неравномерно, и одна сторона становится вогнутой, а другая – выпуклой. Чем дольше всадник не работает над прямолинейностью, тем сложнее будет восстановить симметрию и добиться, чтобы лошадь одинаково работала левой и правой стороной. Реабилитировать тело лошади, чтобы она вновь обрела свободу и прямолинейность, – непростая задача.

Фото: Kathryn Barrett

Асимметрия может быть разной. Речь не только о искривлении вправо и влево или в обе стороны одновременно. Попробуйте поставить лошадь ровно и сравнить ее левую и правую стороны. Если справа и слева вы видите различия в объеме или высоте крупа, бедер, плеч, груди, затылка или шеи, значит, ваша лошадь асимметрична.

Если посмотреть на лошадь сзади, встав на табуретку или монтуар, можно заметить, что грудная клетка с одной стороны выпячивается больше, одно плечо кажется более плоским, другое – более выпуклым, одно выше, другое – ниже, шея с одной стороны кажется менее развитой, чем с другой. Эти различия в мышечной массе и перекошенность скелета свидетельствуют об асимметрии лошади, и еще больше свидетельств, вплоть до формы и высоты копыт, вы найдете, если осмотрите ее на предмет симметрии.

Прямолинейность — это то, над чем всадник работает каждый раз. Заметить асимметрию в развитии мышц и скелета можно посредством внешнего осмотра лошади. Разница в консистенции и форме мышц может многое рассказать о лошади.

Фото: Kathryn Barrett

Устранить асимметрию помогут несколько простых приемов. Например, работая верхом, следите за тем, чтобы нос лошади находился по центру груди и головы (между ушей). Особенно важно понимать, что на боковых элементах нос должен оставаться по центру груди и также между ушей. Другой способ убедиться в прямолинейности лошади, — посмотреть на грудь с земли. Проходит ли линия, разделяющая грудные мышцы, строго по середине? Не кажется ли одна сторона больше, чем другая?

Слева направо Маноло демонстрирует лошадь, искривленную вправо, прямую и искривленную влево. Обратите внимание на нос, затылок, уши, грудную клетку и грудь. Что можете сказать о всаднике?

Фото: Kathryn Barrett

Езда по кривым в два ровных повода

Когда всадник научится ездить в два ровных повода с носом лошади строго по центру, он увидит ось сгибания лошади, которая проходит между ушей по позвоночнику и репице. Боковые движения требуют работы по тому же принципу. Симметрия при сгибании обеспечивает свободу плеч лошади и делает возможным подведение зада.

Начать работу со сгибанием вам поможет простое упражнение:

двигайтесь по стенке манежа и просите небольшое сгибание при прохождении углов. Не заходите слишком глубоко в углы на молодой лошади. Помните, что, правильно проходя угол, вы проходите четверть вольта, давая лошади понять, что такое правильное сгибание на 20 метровом кругу.

Продолжение следует…

Перевод : Давыдова Ксения

Сайт Маноло Мендеса

Источник

Маноло Мендес о базовой подготовке и прямолинейности — Часть 1

Маноло Мендес был первым шеф-берейтором и одним из шести членов-основателей Королевской андалузской школы верховой езды в Испанском Хересе. Эта школа — одна из четырех классических школ наравне с Кадр Нуар в Сомюре, Испанской школой верховой езды в Вене и Португальской школой верховой езды в Лиссабоне. Имея за плечами более 40 лет опыта классической выездки, Дома Вакера и конкура, Маноло посвятил себя методу мягкой, гуманной и основательной физической и моральной подготовки лошадей до уровня Большого приза и Высшей школы.

Чем лучше лошадь понимает свою работу, и чем больше она уверена в своей способности сделать то, что от нее требуется, тем экспрессивнее и элегантнее она становится. Лошадь должна понимать каждую команду, каждое упражнение, которое ее просят выполнить.

Всадник несет ответственность за то, чтобы лошадь была правильно подготовлена к новым требованиям и упражнениям. Это подразумевает не только физическую форму, силу, гибкость и равновесие, которые необходимы для выполнения упражнения, но и психологическое спокойствием, уравновешенность и уверенность в себе. Вместо того, чтобы требовать от лошади в соответствии с ее возрастом, породой, происхождением или целями и амбициями всадника, всадник должен работать лошадь без спешки и усложнений.

Какая каждодневная работа будет наиболее эффективной для вашей лошади? Как выглядят ее мышцы, какие они на ощупь до и после работы? Как ее анатомические особенности влияют на качество работы – упрощают задачу или усложняют? Сколько времени требуется на разминку? Какие у лошади любимые упражнения, а какие она находит сложными? Насколько лошадь уверена в себе? Дерзкая она или застенчивая? Доверяет или насторожена? Что ей дается сложнее для понимания?

Корректировка программы тренинга лошади в зависимости от ее предпочтений может повысить эффективность работы по сравнению работой по одной и той же программе со всеми лошадьми.

Именно всадник обязан подстраиваться под лошадь, а не наоборот. Какой учитель лучше: тот, который меняет программу в зависимости от способностей своих учеников, или тот, который строго придерживается плана и требует от учеников успевать вне зависимости от их индивидуальных особенностей восприятия?

Только зная свою лошадь и подстраивая под нее программу работы, всадник может создать поистине партнерские отношения с ней.

Естественный шаг – залог хорошего качества аллюров

Не жалейте времени на шаг. Он должен быть расслабленным и грациозным. Нельзя слишком много нарабатывать что-то или слишком активно двигать лошадь. У каждой лошади свой ритм. Определите ритм своей лошади и работайте соответственно. Ваш таз должен быть расслаблен, чтобы седалищные кости и бедра двигались независимо друг от друга, сопровождая движения лошади. Плечи, локти и руки должны быть мягкими, чтобы не мешать движениям лошади.

Свободный шаг – основа хороших движений на всех аллюрах. Нужно помнить, что никогда нельзя мешать лошади кивать головой на шагу и галопе (на рыси лошади не кивают). Контакт в поводу должен быть ровным и сопровождать естественные движения головы лошади, ни коим образом их не блокируя. Когда лошади станет удобно, и она расслабится, я начинаю выполнять остановки, оглаживая и продолжая движение.

Хорошие рысь и галоп вырастают из хорошего шага. Можно постепенно обучить лошадь внимательно слушать язык тела всадника и различать свободный, прибавленный, средний и собранный шаг. Лошадь научится замедляться и собираться в ответ на замирание всадника и наоборот. Это позволит перестать тянуть руками.

Учебная рысь заставляет лошадь прогибаться

В возрасте трех или четырех лет, скелет лошади еще не сформирован. Молодая лошадь от природы больше на переду, а ее мышцы недостаточно крепки. Лошадь должна уметь сгибаться. Ее позвоночник должен быть гибким по всей длине. Это же относится ко всем остальным суставам. Многие работают молодых лошадей на учебной рыси, считая, что так они выглядят лучшими всадниками. Но учебная рысь до того, как лошадь правильно сформируется в мышечном плане, зажимает лошади позвонки и закрепощает таз. Со временем от слишком активной «работы конечностей» у лошади начинают болеть коленные и скакательные суставы. Лошадь устает, у нее начинает болеть спина, грудная клетка, холка. Это делает неприятной седловку и подтягивание подпруги. В результате лошадь из «работающей телом» (body mover) быстро превращается в «работающую ногами» (leg mover).

Этой цепной реакцией нельзя пренебрегать. Учебную рысь можно вводить только тогда, когда лошадь обретет свое естественное равновесие, ритм и координацию под всадником.

То же касается и галопа. Лошади любого уровня подготовки будет полезен облегченный галоп или галоп с упором на две точки.

Хороший всадник ориентируется на то, что чувствует под собой и как может снять напряжение лошади и улучшить прямолинейность

Нужно экспериментировать с ощущениями и координацией, анализировать ответы лошади и ориентироваться на них, а не работать по жесткой теоретической программе.

Для работы важно правильное дыхание. Всадники редко обращают внимание на дыхание – свое или лошади.

Всадник должен научиться глубоко дышать и «мягко». Кроме того, нужно прислушиваться к лошади и чувствовать ее дыхание. Молодые лошади зачастую дышат слишком часто, потому что ожидание заставляет их напрягаться, и потому что они еще недостаточно хорошо развиты физически. Молодой лошади очень важно часто давать передохнуть, отдышаться. Правильное дыхание способствует атлетическому развитию и концентрации внимания, потому что помогает доставлять кислород в мышечные ткани и мозг. Все спортсмены работают над дыханием. Ваша лошадь – тоже атлет. Нельзя допускать, чтобы лошадь дышала недостаточно глубоко или задерживала дыхание.

Всадник, обладающий должным уровнем чувствительности, чувствует между своими ногами грудную клетку лошади, которая расширяется и сжимается на каждом вдохе. Из-за этого мы не затягиваем слишком сильно подпругу, подбородный ремень и капсюль. Мы должны делать все, чтобы лошади было комфортно. Тугая амуниция создает напряжение в лошади.

Следя за тем, чтобы молодая лошадь оставалась мягкой, сопровождая ее естественные движения и не навязывая неестественные, не закрепощая и не сдерживая ее движения, мы помогаем лошади научиться правильно дышать.

Раннее обучение мягким переходам

Очень важно уже на начальных этапах работы думать о переходах. На молодой лошади переходы следует выполнять только по прямым, когда лошадь не торопится и не убегает от шенкеля. Не пробуйте делать переходы на вольтах – лошадь не поймет, как выполнить переход с сохранением сгибания, и вы получите в ответ напряжение и сопротивление.

Переходы нужно выполнять мягко, только от ноги или только от повода. Для молодой лошади шенкель обозначает движение вперед, а набор повода – тормоз. Молодую лошадь не следует путать, применяя оба средства управления одновременно. Пример из жизни: вы же ездите на машине, одновременно давя на газ и держа машину на ручнике.

Однако перед тем, как просить переходы, мы рукой просим лошадь чуть опустить голову и шею. Нужно добиться, чтобы на остановке нос был перед линией отвеса, — не на ней, и не за ней. Затем мы чуть отдаем повод и просим лошадь двинуться вперед от шенкеля.

Продолжение следует

Перевод : Давыдова Ксения

Сайт Маноло Мендеса

Источник

В чем разница между классической и спортивной выездкой

Автор: Erica Franz

Изначально классическая и спортивная выездка были одним целым и не разделялись. Однако со временем появились различия, которые все дальше разводят их в разные стороны. Вопрос: останутся ли эти различия навсегда, или все-таки однажды спортивная выездка вернется к своим классическим корням?

Будьте осторожны, когда слышите словосочетание «классическая выездка»

Прежде всего должна вас предупредить, что не все те, кто называет себя «классиками» в реальности занимаются «классической выездкой».

К классикам себя относит два типа всадников:

1) Те, кто изучает, переносит на практику и пытается совершенствоваться на основе работ разных классических Мастеров, таких как Франсуа Боше, графа Дор, Франсуа Робишон де ла Гениньера и относительно недавно покинувшего нас Нуно Оливейры. Многие из этих всадников не участвуют в соревнованиях и в работе строго следуют принципам классической выездки с одной лишь целью – максимально хорошо и корректно обходиться со своими лошадьми.

2) Всадники, которые называют себя «классиками» в коммерческих целях. Сейчас модно заниматься классической выездкой, поэтому они используют это название в своих маркетинговых материалах даже тогда, когда их работа как всадников и тренеров не имеет ничего общего с классическими идеями.
В этой группе можно встретить и спортсменов, которые, понимая, что название «классическая выездка» привлечет к ним больше клиентов, заманивают их этим волшебным словосочетанием.

Чем классическая выездка отличается от спортивной

Классическая выездка

  • Не ставит своей целью получение наград, медалей, розеток и денежных призов.
  • Не ставит временных рамок в работе с лошадью.
  • Основывается на учении одного или многих классических Мастеров, не поддаваясь сиюминутным прихотям.
  • Доказывает, что корректная работа укрепляет здоровье и благополучие лошади.
  • Допускает работу с любой породой и типом лошади.

Спортивная выездка

  • Целью работы всадников является привлечение спонсоров, получение денежных призов, званий и наград.
  • Руководствуется принципом «один год на уровень», поэтому многие форсируют тренинг лошадей. Известной спортивной лошади Blue Hors Matine было всего 9, когда она выступала на уровне Большого приза.
  • Всадники делают все ради победы и на постоянной основе не гнушаются такими методами как роллкюр (он же LDR) и т.д..
  • Чрезмерные нагрузки зачастую приводят к травмам лошадей, особенно к травмам суставов, которые влекут за собой необходимость внутрисуставных инъекций для продолжения работы. Нередко всадники начинают колоть лошадей внутрисуставно с возраста 2х лет, еще до того, как те будут заезжены. Считается, что так они готовят лошадей к соревнованиям.
  • Для участия в международных соревнованиях рекомендуется покупать верховых лошадей лучших линий.

Что случилось со спортивной выездкой?

Как всегда, всему виной деньги. Всадники стремятся победить любой ценой ради финансовой выгоды, которая сопровождает высшие строчки рейтинга.

Правила соревнований по выездке основываются на классических принципах, и в течение длительного времени это позволяло удерживать спорт в русле.

А затем появилась Анки.

Нет, Анки ван Грюнсвен была далеко не первой, и на сегодняшний день она далеко не самая известная сторонница роллкюра и гиперсгибания. Но именно она сделала его скандально популярным, она публично его признала, всячески рекламировала и продавала.

За последние десять лет репутация спорта все больше портится по мере появления новых скандалов. Всадников дисквалифицируют за кровь во рту, дырки в боках от шпор, безудержное использование роллкюра (он же LDR), синие языки

Все это лишь половина картины, ведь судьи продолжают награждать тех, кто очевидно пренебрегает правилами, в частности тем, которое гласит, что лошади должны держать нос на или перед линией отвеса.

Что делать со спортивной выездкой?

Неужели спортивная выездка нуждается в пересмотре своих практик? По мнению Доминик Барбье из From New Zealand Horse & Pony, именно так:

«Для французского мастера классической выездки проблемы современного спорта так глубоки, что требуют радикального пересмотра».

Jean Llewellyn, July 2009 ‘It’s Anti-Dressage’

Необходимо, чтобы те, кто практикует классическую выездку, начали выезжать на соревнования. Очень мало классиков это делает, и как тот, кто раньше выезжал, а потом бросил, я очень хорошо их понимаю.

Мастер классической выездки Нуно Оливейра на пиаффе.

Чтобы больше людей заметило классическую выездку, вовсе не обязательно участвовать в соревнованиях. Более того, выезды на старты могут оказаться не так эффективны, как некоторые думают. Большинство спортсменов рьяно отстаивают свои методы работы и не хотят видеть и пробовать что-то другое, особенно, если это требует больше времени.

Для многих спортсменов отказ от силовых методов воздействия в работе ассоциируется с риском провала на стартах. По факту выходит, что судьи больше не награждают наиболее правильную езду (согласно правилам FEI).

В прошлом Мастера привлекали к себе внимание, выступая в цирке, и возможно классической выездке стоит задуматься об альтернативных путях привлечения внимания масс.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Целительная сила выездки

Выездка исправляет недостатки аллюров и укрепляет здоровье лошадей.

Авторы: Тина Стюарт и Рейна Абельшозер

Выездка должна иметь восстанавливающий и терапевтический эффект. Когда аллюры станут качественными, и лошадь научится держать темп, выездка может увеличить их выразительность. Практически все лошади демонстрируют ту или иную степень асимметрии аллюров и темпа из-за полученных ранее травм или прежней работы. Одна сторона, как правило, слабее и менее гибкая. Лошади может быть сложно сохранять прямолинейность на шагу, а галоп может быть практически четырехтактным, вместо правильного трехтактного. Одни лошади двигаются слишком медленно с чрезмерным подвисанием, другие торопятся и напряжены.

Говоря о чистоте аллюров, я имею в виду ритм и темп. Шаг должен быть четырехтактным, рысь – двухтактной, галоп – трехтактным. В отношении темпа я все время пользуюсь наставлениями покойного шведского олимпийца Майора Андерса Линдгрена: в идеале шаг, галоп и пассаж должны иметь 90 ударов в минуту, рысь и пиаффе – 140.

Сейчас выездковые лошади от рождения двигаются с большим подвисанием и больше приспособлены к нагрузкам высокого уровня. Результатом является классическая рысь на месте – пиаффе, — которая значительно ближе к пассажу на месте с темпом 100-120 ударов в минуту. Эти лошади генетически предрасположены к движениям с большей амплитудой и большим подвисанием, и иногда активное движение для них представляет сложность. В этом случае нужно работать над подведением зада и активностью (не только задних ног; перед и зад могут работать разобщенно, потому что не хватает активности в целом), и при этом не забывать о ритме.

Выездка позволяет развить физическую форму лошади и сделать ее более приятной в езде. На самом высоком уровне выездка должна выглядеть красиво и вдохновлять. Но когда мы становимся чересчур амбициозными и пытаемся силой засунуть лошадь в рамку или научить ее элементу, к которому она пока еще не готова ни физически, ни психологически, — все разваливается.

У лошадей низкого уровня зачастую травмированы передние ноги – растяжения связок, сухожилий глубоких и поверхностных сгибателей, травмы пяток в результате засекания, и т.д. Причиной всех этих травм является то, что лошадь двигается на переду и либо работается в слишком медленном темпе, либо заторапливается. Голову очень часто удерживают в слишком высоком положении, в результате чего выйная связка шеи и связки позвоночника спины ослабляются и не могут в должной степени поддерживать скелет. В этом случае функцию связок по поддержке скелета берут на себя мышцы, которые больше не выполняют локомоторную функцию, обеспечивать амплитуду и подведение зада. Шея и голова лошади должны располагаться на той высоте, которая позволяет выйной связке и связкам позвоночника правильно функционировать. В этом случае они будут поддерживать скелет, а большие группы мышц шеи (лестничная, шейная часть зубчатой вентральной, трапециевидная, ромбовидная), спины и туловища (длиннейшая мышца спины, косые мышцы живота, дельтовидные мышцы) и задних конечностей (ягодичные, двуглавые мышцы бедер, квадрицепсы, мышца, напрягатель широкой фасции бедра) свободны для выполнения локомоторной функции. Это становится очевидным, когда мышцы шеи от затылка до плеча наливаются, спина начинает раскачиваться, а шаги удлиняются. Без этого можно добиться от лошади работы через спину, что необходимо для того, чтобы аллюры стали симметричными, чистыми и сбалансированными.

Для того, чтобы здоровье лошади позволило ей сделать успешную карьеру в выездке, необходимо правильно развивать эти группы мышц. Правильный подъем затылка и переда является результатом переходов и более ярко выраженного подведения задних конечностей. Работа с лошадьми низкого уровня подготовки должна иметь своей целью достижение проводимости, раскрепощения и подчинения (изначально внутреннему поводу), а затем на это все накладывается воздействие внешнего повода.

У лошадей высшего уровня подготовки больше проблем с задними ногами, поясницей и областью подвздошно-крестцового сочленения и шеи. Этих лошадей зачастую слишком рано начинают работать в сборе, — еще до того, как они обретут необходимую для этого физическую силу, — или слишком долго просят работать в собранной рамке. Когда мышцы устают, лошадь начинает двигаться за счет связок. Это зачастую путают с расслаблением, так как лошадь действительно кажется более раскрепощенной, так как всадник теряет поддержку мышц. Так травмируются связки и сухожилия.

Допустимая степень сбора зависит от физической формы лошади, уровня ее подготовки и таких факторов, как грунт, погода и т.д. Интервальные тренировки прекрасно помогают развить силу и улучшить физическую форму, минимизируя риск травм в результате перенапряжения и мышечной усталости. Частые репризы шага позволяют мышцам восстанавливаться перед каждой следующей репризой нагрузки, поэтому они не перенапрягаются. Из-за того, что связки и мышцы спины и таза не обеспечивают должной поддержки позвоночнику, и мышцы, которые призваны поддерживать колени не функционируют должным образом.

Аномалии аллюров могут быть вызваны роллкюром, усталостью, недостаточной физической формой, старыми травмами или проблемами опорно-двигательного аппарата и позвоночника. Какой бы ни была причина, правильная выездка решает проблему качества аллюров за счет систематической работы над их чистотой и балансом. Это зачастую означает, что всадник снижает свои требования к экспрессии аллюра до той степени, пока слабое звено не станет гармоничной частью цепи, и будет постепенно увеличивать ее, так чтобы слабое звено развивалось и в конце концов не влияло на чистоту аллюра и процесс тренинга лошади.

Примером может быть ситуация, когда одна задняя нога явно не доступает по сравнению со второй и имеет меньший диапазон движения. В этом случае необходимо сократить аллюр настолько, чтобы задние ноги работали симметрично, а затем постепенно расширять, чередуя работу с переходами «короче-шире» и боковыми движениями, чтобы укрепить слабую конечность и увеличить ее возможности. Когда аллюры обретут чистоту, можно переходить к другим задачам согласно шкале тренинга.

Я уже больше 30 лет использую выездку как лошадиную физиотерапию (перев. физическую реабилитацию). Я знаю сотни лошадей, которые попали в аварии, получили случайные травмы или требовали реабилитации после предыдущего тренинга. Если лошадь хромает по ветеринарным причинам, то, безусловно, сначала нужно ее вылечить.

Когда же она будет здорова, можно начинать физическую реабилитацию. Программа тренинга должна помочь лошади набрать силу и улучшить физическую форму, а также сохранить чистоту аллюров и раскрепощение. Я рекомендую длительную разминку (начиная с  минимум 15-20 минут шага) и интервальную тренировку с большим количеством перерывов, во время которых лошадь шагает на длинном поводе.

По мере возможности, добавляются боковые движения, которые помогают развивать те или иные «слабые стороны». В частности, плечом внутрь или траверс может помочь увеличить амплитуду подведения и отведения конечностей или способность лошади ступать под корпус или в сторону.

Выездка должна улучшать качество жизни и увеличивать срок службы лошади. Это бесценный инструмент для сохранения здоровья лошади до преклонного возраста.

Тина Стюарт, доктор ветеринарной медицины, хирург, бакалавр зоологии и магистр по кормлению. Защитила диссертацию в Калифорнийском университете в Дэвисе. Подготовила несколько лошадей к большому призу. В 2012 ее ученики успешно выступили на соревнованиях национального уровня, заняв первые и вторые места. Тина Стюарт проживает и работает в г. Юджин, шт. Орегон, США, работает как тренер по выездке, а как ветеринар специализируется на хиропрактике и хромоте. (TinaStewarddvm.com). 

Эта статья была впервые опубликована в июньском номере Dressage Today, 2017.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

Следуя классическим принципам

Чарльз де Кюнффи в интервью Кристоферу Гектору

Перевод: Ксения Давыдова для H-H-T.RU

Австралийский чемпионат по выездке 1986 года дал нам возможность познакомиться с одной из наиболее значимых личностей современной выездки – Чарльзом де Кюнффи. Чарльз родился в Венгрии, успешно выступал в конкуре, троеборье и выездке, был членом олимпийской сборной Венгрии. Сейчас он живет в Калифорнии и пользуется большой популярность как лектор и международный судья по выездке.

Чарльз де Кюнффи написал много книг по теории выездки, включая Dressage Questions Answered (перев. «Ответы на вопросы по выездке»).

Очевидный первый вопрос: на что вы смотрите в выездке как судья?

“Я всегда смотрю на одно и то же: насколько гибки суставы лошади, насколько эластичны ее мышцы, насколько лошадь демонстрирует свои атлетические достижения, двигаясь в легкости, неся вес на заду и оставаясь в поводу. На ритмичную каденцию при отрыве от земли, – когда лошадь не просто движется вперед, а несет себя вперед. Все это является следствием правильного расслабления, необходимого для всего остального.”

“Когда видишь признаки того, что лошадь не расслабляли традиционными методами в ходе тренинга, она не демонстрирует гибкости и эластичности. Движение останавливается в каких-то зонах тела лошади. Движение должно всегда течь через тело лошади, являющееся одним целым. Ужасно, когда оно блокируется в каком-то месте, потому что в этом случае соприкосновение с землей травмирует организм лошади… И вместо атлета мы получаем на выходе калеку!”

“На международном уровне важна не только бОльшая выраженность аллюров по сравнению с более низкими уровнями. Аллюры должны быть более воздушными, в то время как лошадям более низкого уровня подготовки необходимо чаще касаться земли для сохранения равновесия.”

“На международном уровне лошадь должна уметь как бы противостоять гравитации».

Видите ли вы какие-то конкретные проблемы, глядя на наших лошадей?

“Проблемы сейчас есть везде. Я не знаю ни одной страны, где бы все всегда было правильно. В Америке те же проблемы, что у вас в Австралии: грубо говоря, каждый всадник и берейтор занят «подготовкой» лошади к следующим стартам, в то время как больше внимания следует уделять подготовке всадников. Лошадь умеет быть лошадью, нужно всего лишь оставить ее в покое. А всадники не умеют ездить. Необходимо воспитывать всадников, и это сразу же решит проблему работы с лошадьми. Знающий всадник никогда не причинит неудобства или вреда лошади, не говоря уже о том, что не разобьет ее.”

“До тех пор, пока мы будем позволять всадникам с неправильной посадкой и неправильными средствами управления садиться на лошадей, ошибки будут только копиться. Чем больше они ездят на лошади, тем больше они ей вредят, в то время как все должно быть наоборот – чем дольше хороший всадник ездит на лошади, тем прекраснее становится лошадь. Примером тому может быть восемнадцатилетний Amon, который с каждым годом становится все великолепнее. Старше, но прекраснее.”

“В Испанской школе верховой езды есть лошади в возрасте двадцати восьми лет, которые выглядят лучше, чем в свои четыре! Здесь же лошадь достигает своего расцвета в 4 года, а затем с каждым годом становится все более больной и несчастной. А всему виной то, что мы больше не обращаем внимания на всадников. Если так будет продолжаться, то искусство будет утрачено. Искусство несет всадник, а не лошадь.”

“Нельзя ожидать, что лошадь сама выйдет из денника, поседлается и скажет «поехали». Все это идет от всадника, и если всадники не будут правильно предлагать это лошадям, мы утратим Искусство.”

Вы, должно быть, и в США сталкивались с тем, как выездковую традицию создают из ничего?

“Для нас это было большой проблемой, ведь, когда заимствуешь традицию другой страны, необходимо также заимствовать и опыт этой страны. Проблема заключается в том, что опыта остается все меньше, в то время как дисциплина развивается гигантскими темпами. Есть хорошее выражение: «эскимосом много, а тюленей мало». Каждый хочет ездить выездку, но нет специалистов, которые могли бы этому научить, и тогда становится очень выгодным учить, и каждый встречный-поперечный  берется за это, не являясь экспертом в деле.”

“Как следствие – в массе своей мы имеем очень посредственное, если не низкопробное обучение, так как те, кто им занимаются, на самом деле ничего не знают и не умеют. Насколько я знаю, ни в Австралии, ни в Америке те, кто действительно что-то знает и умеет, не делают попыток создать новый пул носителей стандартов. Даже наоборот – все ждут, пока они вымрут… и мы сможем увидеть, как новое поколение будет справляться без знаний. Ситуация крайне грустная!”

“Как и изобразительному искусству, верховой езде нельзя научиться по книгам, так как речь идет о живых существах. Знания передаются от мастера к ученику. Ученика должен кто-то учить, при этом в том, что касается базовых принципов, не нужно изобретать велосипед.”

“Я пришел к тому, что можно составить свою систему взглядов на успехи своей лошади, но заключительного штриха, пика можно достичь только благодаря крепкому фундаменту классической подготовки лошади, сформированному за последние 400 лет. Эти знания прагматичны, правильны, проверены временем и не могут изобретаться каждым всадником заново. Эти знания вбирают в себя опыт сотен тысяч всадников четырех веков. Ваши тридцать лет работы с одной лошадью не могут вместить в себя всего этого опыта.”

Изменились ли эти навыки в 20м веке с развитием спортивной выездки?

“Абсолютно нет. Они не только не изменились, но и не изменятся, и не могут измениться, потому что тело и голова лошади, равно как и тело и голова человека не изменились. Спортивная выездка – это пропагандистский слоган. Наш мир полон слоганов. Мы перестали разговаривать, мы только бросаемся устойчивыми выражениями.”

“Между классической и спортивной выездкой нет противоречия. Спортивная выездка – это классическая выездка, так как не может быть ничем другим. Раньше было так: человек решал посвятить себя тренингу лошадей и раз в четыре-пять лет выезжал на войсковой конкурс, где мог выиграть ленточку или серебряный кубок и честь поцеловать ручку графини, которая их вручала. В этом не было материальной составляющей, никто не соревновался, сейчас же это истерия.”

“Соревнования выпячивают эго и заставляют забывать о лошади. Всадники ломают головы над тем, как скрыть ошибки сырой лошади, которая не была должным образом подготовлена. Сейчас этому нашли название – «спортивная выездка», но это НЕ выездка, это насилие, которое пагубно для здоровья. Это не выездка, а хитрая и умная попытка манипулировать лошадью от буквы к букве таким образом, чтобы обмануть глаз судьи. Это не выездка и не может высоко оцениваться. И это не спортивная выездка, а просто плохая езда.”

“С другой стороны, есть общеукрепляющая, восстанавливающая выездка, которая учит лошадь прямолинейности, не имеющейся у нее от природы. Такая выездка имеет терапевтический эффект, так как учит использовать свое тело без вредя для здоровья, и, НАКОНЕЦ, такая выездка атлетична. Но все начинается с общего укрепления и восстановления, перерастающего в терапию, и лишь потом вы получаете право заниматься гимнастикой. Если после этого вы выедете на боевое поле, то 70% ваши.”

“Нет противостояния спортивной и классической выездки. Есть классическая выездка ради соревнований или тренинга. Те, кто считает спортивную выездку особым видом, всего лишь прикрывают этим отсутствие знаний и желание потешить свое эго выступлением на публику.”

А как вы относитесь к изображениям на полотнах 16го-17го веков?

“Все это было изменено Гериньером в 1732-1738. Кто-то уплыл в Америку и не услышал его, и они до сих пор ездит на скрученных лошадях с длиннющими стременами и шпорами и провисающим поводом… Мы называем этот стиль езды Вестерном. Вестерн – это выездка, которую знали те, кто покинул Европу до того, как Гериньер решил «исправить положение вещей.”

“Marzog и Ahlerich демонстрируют, как в результате вклада Гериньера расширилась рамка движения лошади.”

Marzog и АннГрет Йенсен (Anne-Grethe Jensen)

Вы имели доступ к живой традиции…

“Мы всегда считали, что верховая езда – это дело головы, духа и тела. Сейчас верховая езда стала люксом, и акцент первой фразы сместился на голову и дух, в то время как традиция оказалась под угрозой. Когда лошадь была важным рабочим инструментом, не нужно было заниматься головой всадника, так как он был вынужден с уважением относиться к лошади по финансовым соображениям (см. «История выездки«). Сейчас же, если не заниматься головами и не вкладывать в них науку, мы потеряем искусство.”

“В течение многих веков лошадь и верховая езда были частью образования европейской элиты. Те, кто был наделен правом управления, проходил обучение лошадью. Лошадь обязывала учиться, быть храбрым, сдержанным. Она учила этому всему. Не нужно было говорить о сострадании – его просто чувствовали. Править можно только при наличии определенных черт, и все эти достоинства развивались благодаря общению и работе с лошадью.”

“Следующий важный момент – наука или интеллектуальный аспект. Необходимо досконально знать анатомию и психологию лошади, а также ее физические возможности. Каждый всадник должен сам работать свою лошадь и уметь тренировать ее последовательно, естественно, системно, с сочувствием и любовью.”

“Наука позволяет предвидеть, к чему ведут те или иные средства. Что нужно сделать, если лошадь недостаточно гибкая? Вы должны разбираться в своем деле, как профессор. Вы не сможете тренировать лошадь, находясь в интеллектуальном вакууме.”

Одна из наиболее интересных идей вашей книги – диалектическое решение проблем…

“Да, именно. Нельзя добиться правильной посадки, работая над ней вне лошади. Нужно заниматься на корде, махать ногами и руками, делать наклоны и повороты корпусом и т.д. – то, что вы никогда не смогли бы позволить себе на Олимпиаде. В конце концов, вы добьетесь абсолютной неподвижности на лошади, но к этому нельзя прийти, не пройдя стадию «повышенной мобильности» в седле. Работа с лошадьми и верховая езда – это наука противоречий, но знающее это поколение медленно вымирает.”

“К классической работе с лошадью можно вернуться в любой момент, но мы не выказываем желания к ней возвращаться. Мастера все еще есть, а любое искусство живет до тех пор, пока жив последний его адепт.”

Как определить истинного мастера?

“По результату. Я знаю всадников, которые рассказывают: «Я поехал на мастер-класс, и моя лошадь сначала была просто напряженной, а потом начала истерить — осаживать и носиться. У меня онемели кисти, руки свело судорогой…’ Я на это отвечаю: “Делайте выводы». Другие рассказывают: «Сначала я весь зажался от страха, в под конец лошадь успокоилась и продемонстрировала столь элегантные аллюры, что я просто сел в седло и просто следовал за лошадью. Прекрасный день!». На это я говорю: «Вам определенно повезло попасть к знающему человеку». Все просто: не нужно быть проницательным, чтобы выявить шарлатана – его выявит неудовлетворительный результат.”

“Но каким бы великим ни был учитель, не рассчитывайте на скорый результат. Нельзя стать конником за месяц. Этому учатся всю жизнь. Все мы только учимся и ищем…”

Примечание редактора: Еще 30 лет назад Чарльз де Кюнффи высказывал свои опасения. Если бы я опубликовал это интервью до Чемпионата Европы 2011, на котором команда Хестера и Дюжардэн изменила лицо выездки, эти предостережения были бы еще более актуальными и страшными. Любопытно, что вызов классической выездке бросают не страны Нового Света, а расположенная в самом сердце Европы Голландия, не имеющая, к слову, своей национальной школы верховой езды и довольно поздно появившаяся в мире спортивной выездки. Современная выездка даже на высшем уровне все еще отвратительна, но кажется, что США присоединились к Британии в установке стандарта цивилизованной, элегантной выездки.

– Крис Гектор

Источник

Определение понятия «в поводу»

Опубликовано 21.07.2002 в Universal Concepts

Авторы: Dr. Max Gahwyler и Bettina Drummond

Перевод: Давыдова Ксения для HHT.RU

Первоначально статья вышла в выпуске №6 Eclectic Horseman

«Лошадь должна принимать повод», «лошадь должна быть в поводу» и т.д. – эти рекомендации слышишь в выездке чаще других. На мастер-классах и шоу это является основной целью всадников, тренеров и, к сожалению, судей. Это основа выездки в нашей стране, и именно поэтому стоит сделать шаг назад и объективно взглянуть на то, как оно влияет на Выездку и почему так много всадников и лошадей зависает на начальных уровнях подготовки.

eh06otb1

Фото: Беттина на Boccanegra выполняет пиаффе.

Давайте вернемся в прошлое и отправимся в те страны, где 500 лет назад зародилась современная Выездка – Португалия, Италия, Франция, Германия, Австрия и Швеция, — и изучим соответствующую литературу в оригинале, а не в переводе, который был очень недавно сделан. Правила FEI и AHSA (Американской Ассоциации Конных Шоу), например, были изданы на английском только в 20х годах 20го века, и, как бы тщательно вы ни искали, в источниках 15-16 веков вы не найдете эквивалента термину «в поводу».

Нравится вам это или нет, но этот термин концентрирует внимание всадников, тренеров и судей на положении шеи и головы лошади, т.е. на передней ее части, как символе, признаке и основной цели Выездки и тренинга. Это при том, что рамка переда должна отображать работу зада, проводимость и гармонию лошади и всадника в результате принятия лошадью средств управления. Рамка переда ни в коем случае не должна быть результатом натяжения повода. Это хорошо видно в правилах немецкой федерации, которые гласят, что лошадь должна искать контакта с рукой всадника, а всадник – предоставлять его, а не наоборот, так как притянутый и удерживаемый на вертикали силой нос лошади не имеет ничего общего со сбором. Наоборот, такие действия мешают правильной работе лошади от зада, притупляют чувствительность, способствуют смещению равновесия на перед и препятствуют экспрессии, сопутствующей движениям лошади, когда та находится в равновесии и сама себя несет.

eh06otbdiagram

Концепция сбора и подъема переда. Схематические изображения задних конечностей лошади показывают прогрессивное сгибание и подведение задних ног. В. Мюзелер, 1928.

Это приводит к вопросу сохранения мягкости рта, о чем говорили еще в Неаполитанской школе. Уже тогда стало очевидно, что резкое, жесткое воздействие на молодую лошадь посредством повода, независимо от того, является ли оно делом рук всадника, или получается в результате самозащиты лошади, приводит к прогрессивной потере чувствительности десен. Давайте уже признаем, что, когда всадник дергает за кусок металла во рту лошади одной или обеими руками одновременно, и перемычка трензеля давит на небо, лошади это, мягко говоря, неприятно. Помимо того, около 6000 лет все трензели оснащались усиками для усиления воздействия и предотвращения перетягивания железа рот при одностороннем воздействии. Относительно недавнее изобретение – трензель с простыми кольцами – нельзя назвать шагом в нужном направлении.

В своей книге, написанной в 1610 году и переведенной на немецкий в 1660, Джона Батиста Галиберти, ученик Гризоне и Пиньятелли, рекомендует до освоения базовых навыков работать с лошадью на капцунге или хакаморе, а лишь после постепенно приучать ее к железу. К тому же, повод держится в левой руке, которая сама по себе мягче правой, и никогда не используется. Тренинг продолжается на капцунге, повод от которого держат в правой руке, до тех пор, пока лошадь не обретет легкость и равновесие. Начиная с этого момента от капцунга постепенно избавляются, и выстраивают связь с железом через повод. Но поскольку железо не использовалась в процессе выездки, рот лошади оставался чувствительным  и легким, а позже в Версальской Школе появился принцип «Descente de Main» (Опускание руки), прекрасно описанный впоследствии Робишоном де ля Гериньером и Дюпати де Клам.

Примечательно, что несколько лет назад в Вене были найдены ранее считавшиеся утерянными учебники по верховой езде Испанской Королевской Школы Верховой Езды, относящиеся к 1720 году. Здесь также молодые липицианы обучались на капцунге без железа, к которому приучались только после того, как достигали определенного уровня подготовки.

Остатки этой концепции можно видеть в некоторых европейских капцунгах для работы на корде, которые предполагают возможность пристегивания трензеля. Такие капцунги были популярны в Европе лет 50 назад, но не продавались в США, где идея сохранения чувствительности рта никогда не стояла во главе угла тренинга в Выездке. Однако при такой работе к трензелю никогда не пристегивалась ни корда, ни развязки, поэтому приучение лошади к железу сводилось к постепенному его принятию без какого-либо давления. Позже к трензелю цепляли длинные развязки, но ни в коем случае ни корду, которая лишь выдергивает его изо рта. Это является жестоким обращением с лошадью и практикуется лишь необразованными и бесчувственными конниками.

Мало кому довелось поездить на лошади с поистине чувствительным ртом, поскольку ни тренеры, ни всадники об этом не думают – это не является частью современной американской культуры верховой езды “в поводу». К тому же, раннее внедрение мундштука, не говоря уже о шпрунтах и прочих популярных дополнительных средствах управления, является показателем некомпетентности, так хорошо описанной Удо Бургером.
Так откуда же в английской терминологии взялся термин «в поводу»? Насколько мне известно, он появился с основанием FEI в 1921 году генералом Де Капенти с помощью Доктора Рау и немецкого генерала Хальсинга Берсетта.

Генерал ДеКапенти написал правила и определения FEI, которые мы используем и по сей день, используя изысканную французскую выздковую терминологию со всеми ее нюансами и значениями. Однако нигде в них не встречается выражения хот отдаленно напоминающее термин «в поводу», что в прямом перевод на французский звучало бы “Sur le Mors” – такого выражения просто-напросто не существует.

eh06otb2

Беттина Embajador XI выполняет леваду.

Немцы никогда не переводили французские правила FEI, потому что понимаю французскую терминологию и имеют свой конный вокабуляр, что отражено в правилах немецкой Федерации – Базовые принципы верховой езды и продвинутые техники верховой езды. В исходной немецкой версии Правил также нет термина близкого по значению к термину «в поводу», который лишь изредка встречается в переводах Правил на английский язык, видимо, из-за отсутствия иного выражения. Так откуда же термин «В поводу» появился в английском варианте Правил FEI, которые сегодня стали также официальными правилами AHSA?

Поскольку в начале 20го века ни в Англии, ни в США еще не было никакой выездки, равно как и книг и журналов по этой теме, то не было и эквивалентов французским терминам в документах руки ДеКапенти, не говоря уже о том, чтобы они отражали нюансы значений французских понятий. Понятия не имею, кто переводил на английский французские Правила FEI в 20-30е годы, но этот человек абсолютно точно прилично владел французским языком, но слабо знал французскую конную терминологию или мог предположить, как изобретенные им определения повлияют на выездку в англо-говорящих странах.

В отсутствие иной информации, текст Правил FEI был принят ассоциацией AHSA, и до сих пор является официальной версией Правил с термином «в поводу» без детального его разъяснения. Кроме того, правила AHSA включают в себя требования, элементы и аллюры из Правил FEI без четких их распределений по уровням (1-4* перев. Американская система). Даже такие нововведения как «отжевывание повода из рук всадника», введенные в тесты всего лишь 6 лет назад, не сопровождаются детальными разъяснениями.

Для подтверждения своих слов приведу маленький пример с первых страниц свода правил AHSA и продемонстрирую, какие недопонимания могут возникнуть ввиду неправильной интерпретации французских терминов из Правил ДеКапенти: статья 401-3 гласит: “Лошадь производит впечатление того, что сама по собственной воле выполняет элементы, и т.д.», однако уже в статье 401-6 написано: “В ходе всей езда, даже на остановке, лошадь должна оставаться в поводу», что, очевидно, включает в себя все уровни подготовки, так как иного не указано. Это коренным образом противоречит тонкости французского термина «Dans la Main» (дословно “в руке” в значении «в подчинении средствам управления»). Но в статье 403-3 мы видим, что на шагу лошадь не должна быть в поводу, а в статье 403-4.2, — что на среднем шагу она должна быть в поводу. Это какая-то бессмыслица, и, если есть желание, можете пересмотреть все правила от начала до конца и обнаружите еще кучу других противоречий.

Если бы в статье 401-6 мы написали, что в течение всей езды, включая остановку, лошадь должна подчиняться средствам управления всадника, это было бы значительно ближе к французскому оригиналу и не акцентировало бы внимание на руках, поводе и передней части лошади, а также привело бы к более комплексному подходу к применению средств управления при выполнении конкретно взятого элемента.

Использование термина «В подчинении средствам управления» или «в средствах управления» вместо «в поводу», мы бы приблизились к многогранности исходного французского термина в таких частях Правил, как “обучение молодой лошади прогрессивному принятию средств управления» вплоть до тех уровней подготовки, когда лошадь должна полностью их принимать. Сюда относится также легкость и баланс: это не удерживание искусственной рамки переда поводом, а акцент на посадке, весе, гармонии между всадником и лошадью, своевременное и скоординированное применение средств управления. Искусственно созданная рамка переда препятствует экспрессии движений, характерной для лошади, находящейся в равновесии.

Нет ничего сложного в том, чтобы заменить термин «в поводу» и навсегда стереть его из вокабуляра конников, поскольку за последние 50 лет мы в Америке создали свой словарь конных терминов. Такие термины, как «принятие средств управление», «подчинение средствам управления», «проводимость», «связь», «легкость», «равновесие», «баланс», «качающаяся спина», «расслабление», «работа от зада» и т.д. значительно точнее передают то, что мы на самом деле имеем в виду, и то, что является истинными целями выездки.

eh06otb3

Беттина на Embajador XI выполняет леваду.

Тогда мы получим то, что говорил в Правилах FEI Декапенти, а именно, что лошадь должна производить впечатление того, что сама, по собственной воле выполняет требуемые  элементы, а не притягивается за вертикаль, не сваливается на перед и не проводит энергию задних ног через спину. К сожалению, это то, что мы видим, начиная с самого первого уровня подготовки и до многочисленных ужасных пиаффе, пассажей, пируэтов и переходов.

Гораздо лучше характеризует истинные цели выездки подход, когда, как раньше говорили немцы, «лошади дозволяется искать средства управления», что можно также выразить словами «скоординированные средства управления», «средства управления, не мешающие лошади», «вес всадника как средство управления», «ноги как средства управления» и т.д.

В подтверждение правильности принципов работы современной выездки в европейских и американских журналах мы видим фотографии победителей с неправильными, затянутыми силой, укороченными рамками переда. При том, что сейчас многие говорят о классической выездке, никто особо не стремится пересмотреть картинки и фотографии прошлых лет. Примечательно, что изначальные иллюстрации в учебнике Мюзелера изображают степени сбора с подъемом носа относительно вертикали по мере увеличения сбора, что считалось правильным, пока во главе FEI стоял Ниггли, но оказалось неправильным или старомодным сейчас.

eh06otb4

Беттина на Embajador XI выполняет пассаж.

С одной стороны, журналы печатают высказывания Харри Больда, Клауса Балькенхоля, Кристины Штукельбергер, Синди Садор и т.д., осуждающие удерживание рамки переда силой, с другой, — публикуют десятки фотографий, демонстрирующих противоположное: закрученных силой лошадей, который становятся победителями соревнований. Возьмите любой американский конный журнал и убедитесь в этом сами.

Относительно недавний пример: В одной из статей Кристин Штукельбергер говорит: «Сегодня лошадей скручивают силой. Это неправильно. Судья должен штрафовать всадника, когда лошадь напряжена и все время находится за вертикалью».

Харри Больд говорит: «Что касается шей лошадей, то, мне кажется, судьи должны обращать больше внимания на то, чтобы носы лошадей находились перед линией отвеса».

Снайдор повторяет комментарии своих коллег и дополняет, что чрезмерное внимание к переду лошади угрожает плохими результатами на соревнованиях: «Плохо, когда слишком много внимания уделяется голове, шее, передним ногам. Непрофессионалу это может показаться более зрелищным, но в мы не должны это пропагандировать».

eh06otb6

Беттина на Embajador XI. Рабочая рысь.

Другой источник сегодняшний высоких баллов – это аллюры, а не качество выполнения сложных элементов. Только взгляните на лошадей: пиаффе, пассажи, менки, переходы и т.д. — все средней паршивости. Но немецкие верховые лошади будут двигаться вперед независимо от того, какое положение головы диктует всадник, даже если оно не вписывается в рамки правильного тренинга и сваливает их на перед.

В заключение могу сказать, что, поскольку на сегодняшний день в американском конном вокабуляре есть термины, описывающие истинные цели выездки, возможно, пришло время пересмотреть наши правила и избавиться от бессмысленных и, более того, разрушительных для будущего нашего спорта терминов.

Это было бы хорошим началом нового века.

Оригинал

Герд Хойшман – война в выездке

Специальное интервью Криса Гектора

Перевод: Давыдова Ксения для H-H-T.RU

1Герд Хойшман – очень противоречивый персонаж в мире выездки… С одной стороны, комиссия FEI по выездке собиралась подавать на него в суд за съемку и последующее использование видео с разминок и соревнований по выездке в обличающем фильме «Если бы лошади могли говорить» (If Horses Could Speak), но в то же время все больше всадников прислушивается к Герду в том, что касается более мягкой работы с лошадью, и значительное количество спортсменов и тренеров вступили в ассоциацию «Ксенофонт» (Xenophon). Мой первый вопрос:

Кто побеждает – злодеи или хорошие?

“Со слов Клауса Балькенхола, который еженедельно посещает соревнования, в тренинге лошадей наблюдаются значительные изменения. Мы везде проводим дискуссии, поэтому люди начинают задумываться. Реагирует даже Федерация конного спорта Германии – например, меня пригласил на встречу генеральный секретарь, который хочет со мной побеседовать. Я понимаю, что им совсем не нравится мой фильм и особенно комментарии в конце. Им кажется, что я вообще не люблю соревнования, хотя это не так, ведь хорошие примеры я тоже брал с соревнований!  Но они открыты к дискуссии и даже попросили меня провести цикл семинаров, так что на следующей неделе я провожу семинар с Кристофом Хессом. Поэтому мне кажется, что дело сдвинулось с мертвой точки.”

2Принимая во внимание изменения в комиссии FEI по выездке, мне кажется, судейство на соревнованиях общеевропейского уровня в этом году стало лучше: приятно вновь видеть Эрика Летте… мне кажется, он опытный конник…

“Да, но я считаю, что необходимо изменить систему приглашений судей. Нужна другая система, которая позволит получать очень сильных судей, о которых ни организатор соревнований, ни участник не сможет сказать «этот плохой, а этот хороший». На каждом уровне должен быть пул судий. На нижнем уровне местные организаторы приглашают 3 судей, причем у них применяется система жеребьевки: ты идешь туда, ты – сюда. Никто не знает, кто будет судить. Мое мнение, нужен пул профессионалов, мнению которых моно доверять. Судья, как и ветврач может быть хорошим и не очень, но нужна глобально другая система. Проблема будет оставаться до тех пор, пока люди могут выбирать, к каким судьям приезжать, а к каким нет. Я не знаю ни оного другого вида спорта, где существовала бы подобная практика.”

Мне казалось, что судейство на чемпионате Германии в прошлом году было лучше, чем раньше …

“Да, они стали больше думать. Они понимают, что публика начала разбираться… И мы сделаем ее еще более чувствительной с помощью наших футболок …”

Футболок!?

“Меня часто спрашивают: “Что мы можем сделать?», на что я отвечаю: “Открыть рот!». Критика хороша, но поговорить с соседом не достаточно. ОТКРОЙТЕ РОТ! Как это сделать?

Мы заказали эти футболки, в которых можно стоять около манежа или плаца, и, если вам не нравится, что вы видите, достаточно просто повернуться спиной. Я с нетерпением жду Аахена, потому что несколько сотен человек будут в этих футболках.”

3Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию?

“Я считаю, что, во-первых, нужно вернуть кумиров… Джордж Моррис, люди с принципами и идеями, в центре внимания которых не деньги и слава, а лошадь. Параллельно необходимо правильное образование новичков, нормальных всадников.”

Интересно, что такой элитарный всадник, как Изабель Верт, хочет обсудить с вами эти вопросы…

“Невероятно. Ей нет нужды разговаривать с сумасшедшим ветеринаром. Зачем ей это? Она олимпийский чемпион, ее конюшня полна лошадей… Зачем ей терять полдня своего драгоценного времени на приезд сюда на беседу за чашкой чая? Конечно, это свидетельствует об ее открытости и готовности к диалогу. С другой стороны, в последнее время в часто бываю в США, и, к сожалению, там очень много немецких тренеров, которые учат плохому. На одном из семинаров, которые я посещал, я встретил женщину, которая рассказал: «Я тренируюсь у немецкого тренера из Варендорфа, вы должны его знать, и он попросил меня встать на вольт, повернуть голову лошади, фактически притянув ее к моей ноге, и ездить вокруг него галопом 40 минут… Прекрасный тренер по выездке, известный в Америке.”

“Вы и ваши коллеги журналисты становятся критичнее. Мис Похаммер из Св.Георга… У нее есть свое мнение. Она была одной из первых, но сейчас появилось много других, которые думают о том как правильно тренировать лошадей.”

Мне не очень нравится, что «защитники животных» впадают в крайность из серии «о, мы так прекрасны, мы так разумны, и никогда не станем участвовать в соревнованиях», а когда начинаешь за ними наблюдать, то видишь, что их методы тренировки не менее ужасны …

“Я всегда говорю: «Не будьте догматичны!». Должен сказать это и вам. Есть особые люди типа Филиппа Карла. Я не был столь уверен относительно него до тех пор, пока Мис Зонтаг, издатель журнала «Пиаф», не организовала знакомство с ним. Мне повезло, и там было 4 или 5 лучших тренеров, работающих по его системе. И я не поверил своим глазам: это была выездка! Невероятно! Целый день выездки! Они не смогли бы целый день водить меня за нос. Они демонстрировали работу на вожжах, пиаф, — настоящий пиаф от зада, — это была великолепная выездка. К сожалению, правда, сама мис Зонтаг поехала в другое место с другими всадниками, жаль…”

4Почему эти лошади не могут участвовать в соревнованиях?

“Это следующая проблема. Мистер Карл все время повторяет: “Я не хочу иметь ничего общего с Федерацией, так что, если вы участвуете в соревнованиях, то не можете ездить со мной. Я ему на это ответил: «Если вам нечего скрывать, если вы честны перед собой и хотите помочь лошадям, вы обязаны раскрыть свою мысль и дать людям возможность взять что-то и ваших идей. Он очень специфичен. Это тот всадник с высоко поднятыми руками… Но я два дня наблюдал за ним, у него есть очень интересные мысли. Если бы можно было использовать хоть часть его идей, люди бы перестали тянуть. Это просто не нужно. У него лошадь начинает отжевывать, расслабляется, поднимает спину. Я ненавижу этот догматичный мир выездки: если вы имеете отношение к Федерации, то никогда не поговорите с мистером Карлом или с португальским всадником, работающим с иберийскими лошадьми. Есть несколько человек, которые правильно работают. Аня Беран, которая написала книгу «Classical Schooling with the Horse in Mind», например. Если бы я был лошадью и имел право выбора, то без размышлений пошел бы к ней. Она не может участвовать в соревнованиях, потому что ее лошади не обладают каденцией, у них нет средней рыси… того, что ценится в спорте, но эти лошади выполняют прекрасный пиаффе, они легкие и гибкие.”

Вы думаете, все дело в технике? Хэйли Бересфорд на лузитано получил 74% на Кубке мира в Ноймюнстере…

“Это другая философия. Я считаю, что исторически у выездки два корня. Первый идет из военной традиции. Грубо говоря, солдату нужно быстро добраться из Берлина до Ст.-Петербурга, поэтому ему нужна здоровая лошадь и здоровая спина, для чего ему нужна каденция – лошадь, которая на рыси работает спиной. Другой корень берет начало в иберийкой традиции. Здесь в течении недели лошади используются для работы со скотом, а на выходных – на корриде. Что нужно на арене с быком? Нужна быстрая, гибкая лошадь, а каденция не нужна. Представьте себе Вельтмейера с его размашистой рысью перед быком. У него не было бы шанса. Эти лошади не могут позволить себе подвисания, это совершенно другая концепция. Для работы со скотом нужен галоп, остановка, шаг на брошенном поводу. Каденция на рыси не нужна.”

5“Обе философии в конце концов сходятся с том, что лошадь должна быть здорова, но это разные лошади: а одном случае повод брошен, спина на рыси прогнута, каденция отсутствует… Это другая философия. Тем не менее мистер фон Ниндорф доказал, что и эти лошади способны на движение с подвисанием, — нужно всего лишь попросить их округлить спину. Но мне не нравится, когда спортсмены, как вы, радикально отрицают все, что делают другие. Нужно попробовать понять, что они делают, и начать диалог, потому что друг у друга можно многому научиться. Я уверен, что идеал где-то посередине. Можно получить прекрасную гибкую лошадь с каденцией без того, чтобы висеть на поводу…”

6“Дело в том, что спортивная выездка могла бы стать значительно лучше, если бы мы избавились от напряжения. У нас сложилась неправильная идея контакта, который неверно трактуется на разных уровнях. В английском языке нет полноценного синонима немецкому «stellen» – боковое сгибание в затылке, обязательное для лошади, работающей спиной. Посмотрите крупные соревнования. Лошади деревянные. Они не сгибаются. После того, как я посетил мистера Карла и понял его философию в том, что касается затылка и отжевывания – биомеханику, — все встало на свои места. Мы добивается сдачи в затылке и в тот момент, когда спина идет вниз, толкаем, чтобы получить каденцию на зажатой спине. «Легкость» – этого слова в выездке больше нет. Если вы почитаете HD12, законодателя Немецких Принципов, то увидите и сгибание в затылке, и работу Боше со ртом. Боше требует отдельного внимания. Мы его не любим, хотя у него очень интересный взгляд на контакт. Было бы неправильно сказать, что Боше – это 100% чушь, потому что и у него есть мысли, достойные внимания. Наконец, нужно говорить друг с другом, а вы, журналисты, создаете мнения, вы открываете или закрываете глаза публики. Я считаю, что вам нужно больше работать над коммуникацией между разными дисциплинами.”7

“В ноябре предстоит важная встреча – мы встречаемся с Филиппом Карлом на аукционе в Вердене. Вы не представляете, сколько людей хочет это увидеть. Возможно, им кажется, что мы будем спорить. Но что я попробую донести, это то, что нужно быть внимательнее. Он привезет своих лошадей, а также поработает с теми животными, верховыми лошадьми, которых увидит впервые. Он вообще ничего не боится, интересный человек. Не могу сказать, насколько хороша его система работы и стоит ли каждому работать по ней, потому что, если ваша посадка не идеальна, а вы начнете высоко поднимать руки, возникнет проблема.”

Нечто подобное уже было в Австралии. Несколько раз к нам приезжал великий мастер Нуно Оливейра. Некоторые решили, что ездят так же, как и он, и просто надели острые шпоры, на лошадей — мундштучное оголовье, и, сидя по центру спины с высоко поднятыми руками, изображали жалкое подобие пассажа, на котором удобно сидеть прямо и представлять себя великим мастером школы барокко. Но это было плохо для лошади, растянутой сзади и явно недостаточно натренированной… Это можно сравнить с тем, как на соревнованиях для молодых лошадей от животных требуют рыси национального уровня!

“Нельзя сравнивать плохую немецкую выездку с плохой иберийской. Из каждой философии нужно брать положительные аспекты. Для начала нужно вообще принять тот факт, что существует две философии. Проблема в том, что мы считаем, что неправы они, а они – что неправы мы. Все говорят о «выездке», но выездка бывает разной в зависимости от того, откуда она родом, какова ее изначальная идея. Многие пытаются смешивать эти два подхода, но у них ничего не получается. Неправильная смесь может быть опасной…”

Но ведь однозначно есть биомеханика, о которой вы знаете лучше, чем кто-либо. Есть скелет лошади, и вариантов, как добиться от нее перемещения из точки А в точку Б без вреда для здоровья, не так-то и много. Мне кажется, что в этом и заключается проблема: люди полагают, что способов выездки много, в то время как механика лошади допускает только определенные варианты. По сути строение лошади определяет принципы работы…

“Да, вы правы, но биомеханика так или иначе всегда сводится к спине. Проще говоря, вот краткое содержание моей новой презентации, которая рассчитана на три-три с половиной часа и все время удлиняется… Она о спине. Вы же помните длинные мышцы спины, две сильные мышцы? Итак, во-первых, правильная верховая езда не может быть на зажатых мышцах. Зажатая спина – это то, что нам не нравится.”

8“С другой стороны, у вас много вариантов: есть португальская/французская школа – этих лошадей тренируют на расслабленной спине. Спина не напряжена, пусть и провисает. Она не зажата. Рысь без каденции, которую старые мастера называли «школьной рысью», когда обе диагонали никогда не оказываются в воздухе одновременно. Нет каденции — нет напряжения. Это допустимо, потому что лошадь расслаблена, отжевывает, всадник может ездить на брошенном поводу. Затем идет низший уровень выездки, где появляется положительное напряжение в спине, потому что требуется средняя рысь. И чем выше вы поднимаетесь, тем больше это положительное напряжение, как у танцора, но не зажатость.”

“Поэтому нужно отталкиваться от философии. В иберийской/французской философии положительное напряжение не нужно, хотя есть несколько базовых сходств: расслабить спину и укрепить задние ноги, смягчить затылок, заставить лошадь отжевывать… Отжевывание – первый признак расслабления мышц шеи и головы лошади. Если закрыть лошади рот, она не сможет жевать и не расслабится в затылке, как бы вы ее не гнули. Она не «сдаст». Лошадь должна «сдать» сама, а не всадник – взять. И у нас так много того, что можно было бы улучшить, взяв какие-то моменты из французской/иберийской системы. Вовсе не обязательно принимать их философию целиком. Можно взять только хорошее, например, боковые движения на шагу. В старой версии HD12 (основополагающий документ современных Немецких Принципов) они были – боковые движения на шагу, — но мы от них отказались, потому что сочли бесполезными, и это так показательно.”

9“Одна из проблем Германии заключается в том, что у нас есть хорошие всадники, но они получаются высокие баллы благодаря тактикам, обеспечивающим шоу, и именно поэтому они так и работают. Если бы наши судьи сказали: «НЕТ, лошадь не проходит через спину, нет легкости», то, как мне кажется, самые худшие всадники начали бы меняться первыми.”

“Ко мне не так давно приезжал ковбой из Монтаны. В свои 62 Роланд впервые выехал за границу. Всю жизнь он проработал со скотом и лошадьми. Я взял его на соревнования. Он был в большой шляпе, что привлекало внимание окружающих. После двух с половиной часов просмотра того, что происходило на боевом и разминочном полях он подошел ко мне и сказал: «Эти люди не любят своих лошадей», что заставило меня о многом задуматься. Я говорю о биомеханике, но это всего лишь один элемент паззла. Эти ковбои ни черта не смыслят в биомеханике, и работают «по чуйке». Он поработал с моей лошадью в руках и, могу сказать, что он делает то же, что и я, исходя из принципов биомеханики. Что происходит в лошади, когда она движется в сторону на шагу? Как работает плечо? Как работает спина? Как работает затылок? Он делает то же самое, работая с веревкой. Он говорит: «Сейчас мы раскроем затылок, и это спустит лошадь на землю». Я говорю: “Он растягивает линию верха и шею»… и в конце концов мы оба правы. Когда лошадь расслабляется и начинает отжевывать, она «спускается на землю». Поэтому нужно больше общаться друг с другом.”

0“Когда я задумываюсь над тем, ЧТО есть «классическая выездка», а правильнее сказать «классическая верховая езда», — поскольку для меня слово «классическая» не подразумевает подразделения по дисциплинам, — я считаю, что всадник-классик может подготовить лошадь ко всему без вреда для ее физического или эмоционального здоровья. Даже хороший ковбой может быть классиком, если он хороший ковбой …”

Это интервью было впервые опубликовано в журнале «The Horse Magazine» в августе 2009

Оригинал

Ошибка наказания

Немного философии

Вновь хотелось бы поговорить о наказании и его уместности в работе с лошадьми. Сама концепция наказания имеет человеческую природу, не имея места быть в отношениях между другими животными. Взаимоотношения между животными формируются под воздействием настоящего момента; ответные реакции естественны и спонтанны, и не являются следствием мыслительного процесса. Если одна лошадь наскакивает на другую, возникнет проблема нарушения личного пространства, и та либо уступит, либо проявит агрессию. Лошадь раздражает нарушение ее личного пространства ударит. Жеребенок больно прикусывает вымя матери, и та кусает его в ответ. Ни один из приведенных примеров не является наказанием или местью, поскольку наказание и месть подразумевают суждение — кто-то берет на себя право посчитать какое-то действие неверным.

В результате эволюции мы оказались под воздействием иллюзий своего эго. Его голос кажется нам логичным, правильным, но оно существует вне настоящего момента. Оно существует в нашей голове, — в той истории, которую «пишет» наш мозг, — и не связано с нашими ощущениями в настоящий момент времени. Истина находится в наших чувствах, а не в выдуманных историях. Ощущения должны подсказать нам, как себя повести, что сказать, а что нет. Нужно отказаться от правил.

Перекладывая это на работу с лошадьми, представьте себе, что однажды лошадь вас укусила. Это шок. Это так неожиданно, что вы останавливаетесь и смотрите на лошадь. Вы замечаете, что что-то не так, что ее взгляд пуст, что она вспотела… Очевидно, что ей нехорошо, и вы забываете об укусе… Точнее, вы даже рады тому, то она вас укусила, потому что иначе вы не заметили бы, что с лошадью что-то не так. Ее укус — это призыв о помощи.

Теперь представим себе то же самое, но когда вы верите в наказание. В аналогичной ситуации вы не остановитесь и не задумаетесь, почему она вас укусила. Вы не будете с ней В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ. Ваша голова будет занята мыслью, что кусаться нельзя: если лошадь кусается, значит, она опасна, и ее нужно научить уважать человека соответствующим по силе наказанием… И скорее всего вы ударите ее в ответ, или прикрикните, или дерните за чомбур. В результате, лошади плохо не только физически, но и эмоционально, потому что ее не услышали. Это подорвет ее доверие к вам.

Представьте другую ситуацию: вы кормите двух лошадей. Одна из них доминирует. Она быстрее справляется со своей порцией и хочет отогнать вторую от кормушки. Вы оказываетесь у нее на пути, и она пытается отодвинуть вас в сторону. Действуя в настоящий момент, вы не уступаете, поднимаете вверх руки, чтобы отпугнуть лошадь, а если она слишком настырна, толкаете ее в плечо или в ребра. Лошадь это не расстроит, она просто поймет, что еда не ее, и нужно уважать ваше личное пространство.

Следуя концепции наказания, логичным было бы отогнать ее в сторону, чтобы «научить уважать человека» и не допустить повторения ситуации в будущем. Можно также затаить на нее обиду и стать жестче.

Дело в том, что вы не можете изменить прошлое или будущее, вы не можете предотвратить или гарантировать что-либо. Вы можете только ответить в настоящий момент тем, что вам покажется правильным. Нельзя следовать советам из книги или берейтора. Нужно всего лишь думать головой в каждый момент времени, и интуиция подскажет вам правильный, конструктивный ответ.

Камий Даро

12573808_10207188834713621_9131406226008538661_n

Ожидание или вера?

Ожидание или вера?
В чем разница между ожиданием и верой в работе с лошадьми?
Недавно я задумалась над этим вопросом, когда Quaramba в очередной раз понеслась сломя голову во время тренировки на корде. нужно отметить, что она вообще перешла на другой уровень развития, стала более дальновидной. В первую очередь, потому что мы дали ей время принять то, что мы делаем. Мы дали ей столько времени на ответ, сколько нужно, принимали тот ответ, который она нам могла дать, и в течение того времени, которое она была готова его давать. Со временем она захотела идти вперед. Это здорово, с одним лишь НО: у нас не всегда есть в запасе столько места, сколько ей требуется, и не всегда есть возможность сохранить физический контакт. Она в столь хорошей физической форме, что не видит для себя никаких препятствий, а когда речь идет о работе С кем-то (ее больной вопрос), она ищет способ изменить динамику!

Беспокойство о том, насколько она владеет своим телом, — это ожидание, и, конечно, я бы чувствовала себя значительно спокойнее, если бы она вела себя иначе. Раньше я думала, что только вера позволяет нам двигаться вперед. Я поняла, что, когда во что-то веришь, ты открываешь двери и позволяешь этому «что-то» занять то место, которое ему необходимо, и принять ту форму, которую оно хочет. В результате образуется всеобъемлющая энергия.

В случае ожидания, вы как бы пытаетесь задать этой энергии ту форму и размер, которые считаете правильными, и в этом случае энергии некуда больше расти.

Чтобы ВЕРИТЬ в лошадь, а не ограничивать ее ожиданиями, нужно в каждый момент времени принимать ее такой, какая она есть. Нужно проживать с лошадью настоящее, принять ее поведение и ответы как должное. Только так можно «поймать ее волну» и почувствовать ритм момента. Это позволит лучше почувствовать лошадь и обеспечит гибкость, необходимую, чтобы адаптироваться к ее росту.

Камий Даро

expectations or belief

Холистический подход — вопрос отношения

Несколько лет назад к нам приехала группа студентов с конного отделения местного сельскохозяйственного колледжа. Мы показывали им, как содержим лошадей в табуне на открытом воздухе с доступом к навесам 24 часа в сутки, лошади не кованы, и т.д. Затем мы продемонстрировали, как можно добиться от лошади подведения зада и работы спиной без помощи повода и шпор.

Преподаватели колледжа очень заинтересовались увиденным. Сначала они думали, что такое содержание обходится дороже, несмотря на то, что они сами теряют как минимум 2х лошадей ежегодно из-за колик. Мы убедили их в том, что, наоборот, такое содержание значительно экономнее, и что мы вдвоем без особого труда умудряемся обеспечить уход за поголовьем из более 20 голов.

Мы поговорили о верховой езде, причем их искренне удивил тот факт, что лошадь можно контролировать только корпусом. Основное, что их удивило, — это спокойствие наших лошадей, — то, как они с любопытством без страха подходили к детям, и то, как спокойна была кобыла, на которой проходили занятия.

У них было несколько аргументов:
— Что они не могут работать так же, потому что имеют график и определенные ограничения.
— Что родители хотят, чтобы дети сразу же начинали прыгать, и что невозможно в одночасье изменить систему.

Мы не можем согласиться ни с тем, ни с другим. Если бы детей с самого начала учили ПРАВИЛЬНО ездить верхом, они по-другому смотрели бы на вещи и больше бы ценили то, что имеют. Причем здесь родители? Разве не инструктор решает, чему и когда учить? Основная проблема – это цель. Именно из-за ЦЕЛИ люди не стремятся работать с лошадьми без применения силы и не думают об их счастье.

Преподаватели объяснили нам, что большинство людей ХОЧЕТ, чтобы лошадь была напряжена, потому что для них напряжение – синоним работы. Они НЕ хотят, чтобы лошадь проявляла себя как личность. Они НЕ хотят научиться получать энергию их равновесия и прямолинейности, ведь значительно проще стимулировать инстинкт бегства и просто сдерживать полученную таким образом энергию. Как это ни странно, большинство людей полагает что именно в этом заключается «характер» лошади, и что подобное напряжение является признаком поистине перспективной спортивной лошади. Посмотрите на лошадей на любых соревнованиях в любой стране мира, и вы увидите, что мы правы. Сколько из этих лошадей будет выполнять те же элементы на свободе? Сколько из них спокойны и «не отключаются» от реальности в процессе работы?

Правда заключается в том, что, если «выключить» свои амбиции, лошадь начнет вести себя по-другому. Наши лошади энергичны, но используют энергию тогда, когда посчитают нужным, или когда мы попросим их использовать ее в тех рамках, в которых эта энергия остается подконтрольной. Именно поэтому они так спокойны (если только на плац не залетает воздушный шарик или иной предмет, вызывающих у них эмоции). Мы не считаем, что для достижения результатов следует страхом вызывать в животных «харизму». Мы считаем это неправильным. Вся наша работа с лошадьми сводится к партнерству, в котором мы принимаем их такими, какие они есть, а они принимают нас.

Камий Даро

12687769_10207280493165025_5893404900123296822_n