Мне больше не нужны послушные лошади

 

Добрые, душевные… Таковы лошади. Им необходима гармония и баланс во всех сферах жизни, покой и мир с собой, сокойствие в табуне и в окружении. При этом я то и дело слышу о проблемах и сложностях, которые большинство людей испытывает со своими четвероногими партнерами. Неуправляемые, дурные лошади… по крайней мере, так о них отзываются. Так насколько естественно такое поведение для лошадей?

Все знают о необходимости регулярного тренинга лошадей, и все следуют этому правилу. Нам всем хочется иметь послушную и беспроблемную в содержании лошадь, что идеально как с позиции человека, так и с позиции лошади. Однако на мой взгляд, мы во многом слишком далеко заходим в воплощении этой идеи. Мы то и дело пресекаем естественное поведение и реакции лошади ради личного удобства. Мы очень часто просим лошадь перестать вести себя как лошадь, потому что нас это напрягает. Ох, если бы лошади спокойно стояли, когда нам это нужно, или шли вперед без лишних вопросов, когда мы их об этом просим… Но это ли нам надо? Это ли то, что вы хотите?

На протяжении многих лет меня впечатляли послушные лошади, потому что мне нравилось их видимое добронравие. Лошадь, которая не пробует то и дело щипнуть травы в процессе работы и не задает вопросов, когда всадник на хочет сесть в седло. Как это, должно быть, просто, думала я. Но однажды мое мнение изменилось, и все, что меня раньше впечатляло, стало вызывать сомнения и вопросы. При ближайшем рассмотрении, я не видела в этих послушных лошадях счастливых, довольных, уравновешенных животных. Безусловно, есть исключения, но большинство этих лошадей не были послушными. Они были замкнутыми, испуганными… отчужденными… Я четко осознавала, что это не то, к чему я стремлюсь. Заглядывая в глаза этим лошадям, я явно видела, что все это было красочной оберткой, под которой пряталась тоска и печаль.

Примерно в то же время я выпустила своих лошадей на пастбище площадью 40 га и убедилась в своем предположении. После переезда объем работы (тренинга) свелся к минимуму. Несмотря на это и на возможность беспрепятственно проявлять свою природу, лошади начали с большим удовольствием сотрудничать со мной. Как бы это ни противоречило тому, что мне говорили, чем больше я оставляла лошадей в покое, тем «лучше» по человеческим меркам они становились. Поначалу мне в это не верилось, но вдруг все встало на свои места: более естественные условия содержания, удовлетворяющие большую часть их естественных потребностей, мои лошади все больше синхронизировались с состоянием гармонии и баланса. Это давало им психологическую силу справляться с моими требованиями, в то время как внутренне они также чувствовали себя лучше. Все эти факторы делали их более послушными, терпеливыми и добронравными.

Я искренне верю, что, если лошади дать выбор, она будет с удовольствием сотрудничать с человеком ради сохранения равновесия, гармонии и мира. Но наши иногда завышенные требования не дают им такого шанса. Мы просим их отказаться от инстинктов, потому что нам они неудобны. При этом мы не видим, что, удовлетворяя их потребности, мы можем без труда избежать большинства «проблем». Лошадь, которая достаточно гуляет, лучше стоит на расчистке. Она будет делать это совершенно естественно, так как ей комфортно и хорошо. Стоя, она может расслабиться, ибо ее потребности в движении удовлетворяются. Лошадь, которая достаточно ест, не будет отвлекаться на пучок травы на прогулке в лесу просто потому, что ее потребности в пище удовлетворены, т.е. она не голодна.

Наша обязанность — помочь лошадям понять и вписаться в наш человеческий мир, но это не должно быть связано с лишением их их лошадиной природы. Лошади должны оставаться лошадьми, даже живя с человеком, и по моему опыту, они с удовольствием сотрудничают с нами, если им по-доброму дать такую возможность. Они знают, как вести себя с более слабыми существами, коими являются люди, но им должно быть психологически комфортно. Чем больше мы лишаем их естественных условий жизни, тем больше «проблем с поведением» мы получаем, и в результате лошади становятся опасными. Когда лошади хорошо, а ее базовые потребности удовлетворены, у нее нет смысла плохо себя вести. Но мы почему-то хотим получить все и сразу. Мы хотим, чтобы они смирились с тем, что мы ограничиваем их свободу движения и пастьбы, естественные пищевые привычки и контакт с собратьями, и в то же время требуем быть «хорошей лошадью», которая выполняет все, что от нее просят. Я не могу понять, с чего это люди решили, что такая стратегия игры будет успешной…

Потому сейчас я заявляю, что мне больше не нужны послушные лошади. Меня больше не впечатляют лошади, которые делают только то, что от них просят. Я больше не требую от своих лошадей слепо следовать моим командам. Я хочу видеть лошадей, находящихся в контакте с самим собой, лошадей, которые знают, что для них хорошо, а что плохо. Вы можете подумать, что им не составляет труда чувствовать, что для них хорошо, что им нужно и как себя вести. Я тоже так думала до тех пор, пока не осознала, что это не так. По крайней мере,в нашем человеческом мире, в котором от них требуют отказаться от естественных поведенческих проявлений. В какой-то момент напряжение и стресс приводят к тому, что они взрываются, кусаются, убегают и т.д.

Многие лошади теряют контакт с внутренним компасом и становятся беспомощными, зависимыми существами, которые нуждаются в нашей заботе. Они забывают, какого это — быть лошадью, — и превращаются в слуг человеческой креативности и амбиций. Раньше это меня впечатляло, потому что мне было комфортно, но я не понимала, что, чем послушнее лошадь, тем больше она рискует потерять себя, уходя от своей независимости. Нельзя сейчас лишать лошадей их естественного поведения, а затем ожидать, что они смогут жить самостоятельно. Потом, лошади начинают шарахаться собственной тени, ветра и прочих «страшных вещей»… и это противоестественно. Лошади могут быть послушными и оставаться собой, но это встречается сейчас крайне редко. Чтобы осознать это, нужно пройти через ряд дурных лошадей, которые забыли, как быть лошадьми. Честно говоря, это вовсе не то, к чему я когда-либо хотела прийти. Я же влюбилась в дикую, неприрученную сущность лошади.

Перевод: Давыдова Ксения

Источник

No Comments

Post a Comment

один + 15 =