Контакт: дело не только в поводе

Автор: Уэнди Мердок

Перевод: Давыдова Ксения

Качество контакта

Мы часто жмем на прощание руки, обнимаемся или говорим «остаемся на связи!» Не удивительно ли, что мы заканчиваем вербальный диалог физическим жестом? Для меня это означает, что мы подсознательно считаем физический контакт средством коммуникации.

Спросите любого конника, что такое контакт, и он ответит вам, что это связь рук всадника со ртом лошади посредством повода. Далее, как правило, следует конкретизация — длина повода, его натяжение, тип железа во рту лошади, необходимость его наличия или отсутствия в принципе.

Как правило, руки всадников считаются «плохими» или «хорошими» в зависимости от качества и количества контакта со ртом через повод. На конных мероприятиях обычно попадаются разные всадники: у кого-то повод натянут сильнее, у кого-то слабее. Очень часто можно услышать комментарии из серии: «… Тот-то и тот-то наказал лошадь поводом…», «…Этой всаднице вообще нельзя давать повод в руки!..», «…Я езду без железа и вообще не трогаю рот лошади…», «Этому всаднику нельзя ездить на лошади до тех пор, пока он не перестанет висеть на поводе…».

Подобные оценки зачастую дают те, кто переживает за благополучие лошадей. Яркая эмоциональная окраска показывает степень неравнодушия. Людей возмущает, что лошадь тянут за рот, слишком туга затягивают капсюль, силой тянут голову вниз или применяют рычаги.

Рот стал основным критерием оценки насилия. У хорошего всадника «хорошие руки», у плохого – «плохие». Хорошему всаднику не нужно железо, а плохой используем много амуниции для контроля лошадью через рот. Если у лошади хороший (мягкий, легкий) рот, она хорошо выезжена, а если плохой (тугой, жесткий), — то плохо.

Возможно, рот стал определяющим критерием потому, что мы понимаем, насколько он чувствителен. Достаточно сходить к стоматологу чтобы понять, что такое – инородное тело во рту. Во рту сосредоточено множество нервных окончаний, отвечающих за передачу вкуса и давления. Благодаря им мы разговариваем, выражаем любовь и нежность прикосновением губ. Мы прикрываем рот рукой, когда сталкиваемся с проблемами, и напрягаем губы, когда пытаемся сдерживать эмоции. Возможно, на подсознательном уровне, те же мысли и ощущения мы перекладываем и на лошадь. А возможно, рот просто находится на виду, и по нему проще увидеть, что происходит.

Отвлечемся. Вы когда-нибудь видели, что лошади берут в рот? Я видел, как они едят колючки и ветки, а также такие вещи, от которых у меня мурашки по коже. Они жуют то, что я бы никогда не додумался положить в рот, поэтому не странно ли переживать из-за гладкого, округлого металлического трензеля или мундштука? Пожалуй, это еще одна конная загадка…

Легкий контакт с поводом Мекат. В отличие от прямого контакта английского повода, в данном случае контакт создается весом повода: всадник дает команды лошади просто манипулируя весом повода.

Слишком короткий повод. Обратите внимание на прямые (в локтях), вытянутые перед собой руки всадника. В этом случае всадник едет от плеча, а не от седалища. Повод больше не провисает, управление осуществляется не весом повода, а его натяжением, как в случае английских поводьев.

Контакт и средства управления 

Нельзя говорить о средствах управления, не говоря о контакте. Почему? С одной стороны, применение всех средств управления подразумевает контакт с лошадью. Контакт может создаваться посредством голоса или руки на шее. Независимо от используемой вами амуниции, стиля езды и ожидаемого ответа, даже в случае кликер-тренинга, коммуникация требует контакта. Нужно создать язык, который позволит получать ответы на четкие сигналы вашего тела или вспомогательных средств — хлыста, веревки, шпоры.

Индивидуальная специфика работы с лошадью определяет место контакта и средства его достижения. В работе на свободе основными средствами является голос и хлыст или веревка. Посадка на прогулочных аллюрных лошадях предполагает плотное прилегание бедра, но отсутствие контакта нижней части ноги всадника с боком лошади. То же характерно и для ковбойской посадки на маленьких квотерхорсах, которая стала естественным последствием анатомических особенностей всадников и лошадей (как правило, крупные, длинноногие всадники на невысоких лошадях).

В разных дисциплинах лошади и средства управления используются по-разному. В одних нижняя часть ноги не работает вовсе (посадка на аллюрных лошадях), в других лошадь призвана отвечать именно на воздействие нижней части ноги (например, в конкуре). Нельзя сказать, что кто-то прав, а кто-то нет. Просто коммуникация организуется разными средствами. В зависимости от специфики использования лошади, амуниции и особенностей сложения лошади и всадника, эти различия в средствах коммуникации претерпели сильные изменения с течением времени. Поэтому можно сказать, что важно не само средство, а обучение лошади отвечать на него. Как сказал Жан Фруассар (Jean Froissard) в книге «Classical Horsemanship For Our Time”: “Всегда помните одну истину. Она столь очевидна, что о ней многие забывают: лошадь не может подчиняться жесту, если не знает его значения и физически не подготовлена к выполнению требования. Всадник не может быть уверен в том, что лошадь его правильно понимает, до тех пор, пока она не будет стабильно отвечать определенным образом на одно и то же воздействие. Таким образом, в верховой езде повиновение лошади является единственной гарантией понимания». Иными словами, важно не то, как дается команда, а то, что лошадь научена на нее отвечать.

Лошади прекрасно адаптируются к разным дисциплинам, индивидуальным особенностям команд всадников и точкам воздействия средств управления. Например, всадник с короткими ногами и всадник с длинными ногами будут касаться лошади в разных местах. Если на лошади ездил только один человек, то ей потребуется время, чтобы сообразить, что к чему, но она все-равно адаптируется к другому всаднику. Если бы точка воздействия действительно играла столь важную роль, лошади бы не адаптировались к разным всадникам, а коротконогие всадники не могли бы ездить на крупных лошадях. К счастью, лошади куда умнее, чем мы думаем, и могут приспосабливаться к разным обстоятельствам, если им дают возможность учиться.

Генерал Декапенти в книге «Academic Equitation» пишет о средствах управления следующее:

“Место воздействия ноги имеет значение, но оно не так важно, как характер воздействия… Доказательством тому может служить столь различное воздействие в области подпруги, которое демонстрировали Рааб и Филлис (два выдающихся всадника конца 19го века). Рааб считал, что движение вперед вызывает воздействие шенкеля далеко за подпругой…, в то время как Филлис, у которого подпруги регулярно истирались и рвались, полагал, что оптимальным местом воздействия для создания импульса является задний край подпруги. Такое различие во взглядах, конечно, объясняется тем, что Рааб использовал давление, в то время как Филлис – кратковременное приложение ноги. Таким образом, значительно важнее, как дается команда, а не то, в каком месте она дается».

Английская лошадь в контакте. Повод слегка натянут за счет того, что лошадь ищет контакт. Ни лошадь, ни всадник не тянут на себя. Обратите внимание на прямую линию между локтем всадника и трензелем, благодаря чему железо удобно лежит во рту лошади. Когда эта прямая линия нарушается, например, если всадник опускает руки ниже (как правило, наклоняясь вперед и нагружая плечи лошади), давление железа вызывает дискомфорт и приводит к напряжению спины и подъемы затылка вверх и назад, вместо правильного стремления вперед и вниз. Обратите внимание, что на этой иллюстрации лошадь слегка округлила шею, находясь “в поводу», а ее затылок стремится вперед и вниз.

Очень важно принимать во внимание и другой момент: сложение лошадей сильно изменилось, из-за чего подпруга зачастую лежит сразу за локтем, а не на расстоянии ладони. Попытка держать шенкель на подпруге зачастую приводит к тому, что ноги всадника уезжают вперед, а не находятся в классическом положении «ухо, плечо, бедро, щиколотка». Очень важно, таким образом, смотреть на общий баланс, а не на видимый ориентир – подпругу. Применение шенкеля «на или у подпруги», когда подпруга находится впереди относительно оси всадника, влечет за собой нарушение баланса, при котором вес всадника смещается. И наконец, не стоит сильно переживать из-за спора Рааба и Филлиса, потому что мы не планируем в ближайшем времени просить своих лошадей галопировать на трех ногах или назад (то, о чем Филлис писал в своей книге). Для ваших целей будет достаточно тех основных воздействий средств управления, о которых я расскажу ниже. При этом, следует помнить, что, если что-то не работает, стоит поэкспериментировать с тем, как вы их применяете.

У этого всадника хороший контакт берда и голени. Обратите внимание на равномерное прилегание ноги к боку лошади. Колено расслаблено и опущено, голень свисает чуть позади него, повторяя изгиб бока лошади. Этот всадник «по размеру» лошади. Под воздействием веса ноги пятки держатся внизу, голеностоп, колено и бедро расслаблены.

Этот всадник держится за лошадь коленями, из-за чего голень отходит в сторону и контакт с боком лошади уменьшается. На прыжке, когда всадник наклонится вперед, его голени уйдут назад. При этом лошадь будет чувствовать большее давление в зоне расположения коленей всадника. Давление не будет равномерно распределено между бедром и голенью.

Этот всадник демонстрирует плотный контакт шлюсса и отсутствие контакта голени. Такая посадка используется для езды на аллюрных лошадях, которых намеренно не трогают шенкелем. Отсутствие контакта с голенью может также быть следствием анатомических особенностей лошади и/или всадника, — например, всадник слишком велик для лошади (например, высокий всадник на исландской лошадке). В этом случае лучше ездить так, чем пытаться подтянуть голень вверх и в результате тяжело сидеть в седле, как на стуле.  В большинстве случаев, однако, такая картинка на строевой рыси свидетельствует об ошибке – всадник неправильно облегчается. На аллюрных лошадях голень держится в стороне от бока лошади как на учебной, так и на строевой рыси, что не одно то же с «гуляющей» ногой, которая в фазе облегчения отходит в сторону, а в фазе опускания в седло прижимается к боку.

Контакт — Определение

Работая над этой статьей, я пересмотрела как минимум 30 книг по верховой езде разных авторов. Мне было интересно, что «мастера» пишут о контакте, и в очередной раз меня несколько обескуражило и расстроило то, что я нашла. Тем не менее, можно говорить о едином мнении, что термин «контакт» относится ко рту лошади. «Незначительное давление железа на рот лошади называется контактом; он должен быть стабильным», — так описывается контакт в Cavalry Service Regulations, армия США (экспериментальная) 1914, Washington Government Printing Office. В справочнике «Dressage Terms Defined» пера Элеанор Рассел и Сандры Пирсон-Адамс: «Контакт – Связь рук всадника с железом во рту лошади. Контакт может быть разным и зависит от правильности и равновесия в движениях лошади.”

Все обнаруженные мной определения очень кратки. Исключением, пожалуй, является только моя любимая книга Жана Сент-Фор Пэйяра (Jean Sainte-Fort Paillard) «Understanding Equitation», в которой он объясняет разницу в применении средств управления в Вестерне и английской верховой езде. К сожалению, эта книга больше не издается, так что цитирую:

Глава 3. Средства управления

“Чтобы сообщить лошади свои пожелания и добиться повиновения, всаднику приходится прибегать к тактильным ощущениям, на которые лошадь в ходе грамотной выездки должна быть научена отвечать желаемым образом. Полученная в результате реакция называется «реакцией подчинения»” 

Очевидно, однако, что для того, чтобы создать достаточно четкое тактильное ощущение и точно его воспроизводить от раза к разу, — что необходимо для того, чтобы лошадь понимала и распознавала их, — всадник должен установить с лошадью контакт в определенных местах, причем эти места должны быть всегда одними и теми же.

Данный принцип неизменен. Различаться могут лишь способы применения средств управления, причем эти способы, как правило, подпадают под одну из двух основных категорий:

Первая включает в себя практически все формы так называемой «примитивной» или «базовой» верховой езды. Эти термины не подразумевают под собой ничего уничижительного, поскольку при наличии опыта дают прекрасные результаты в практическом и повседневном использовании лошади, что и является их целью.

Эти формы верховой езды всегда практиковались примерно одинаково. В них действия всадника, а, следовательно, и ощущения лошади, не постоянны, пусть то и дело повторяются. Ковбои, например, не поддерживают стабильного контакта ногами из-за длинных стремян и маленького размера лошадей, и ездят на брошенных поводьях. Они сжимают лошадь ногами или набирают повод только тогда, когда нужно передать простую команду для изменения скорости или направления движения.

Эта «элементарная» форма верховой езды естественно имеет определенные недостатки. Даже если действия всадника произведены мягко и достаточно деликатно, они так или иначе неожиданны для лошади. Они застают лошадь врасплох и могут вызвать довольно бурную реакцию. В случае с очень чувствительными лошадьми это может быть жестоким и повлечь беспорядочность. Более того, так как тактильные ощущения не постоянны, нельзя ожидать высокой точности команд.

С другой стороны, у «базовых» форм верховой езды есть и свои неоспоримые преимущества. Кто-то даже сочтет их ценными. Дело в том, что между командами всадника лошадь относительно свободна в своих действиях и может двигаться естественным образом, следуя своим инстинктам (выбирать аллюр, скорость, равновесие, и т.д.), и это дает ей возможность самовыражаться и совершенствоваться с течением времени. В то же время ее чувствительность сохраняется нетронутой, поскольку на нее не оказывает постоянного или частого воздействия (тактильных ощущений).

Обозначенные преимущества делают «базовые» формы верховой езды интересными и ценными, ведь непринужденное, естественное поведение лошади под всадником является гарантией максимальной реализации ее способностей (помимо гармонии, а в некоторых случаях и красоты движений и поз).  

и все же, какими бы вескими ни были преимущества этих форм верховой езды, их недостатки делают их неприемлемыми для тех, кто стремится к более высокой степени повиновения, четкости и правильности, а также безоговорочностью и мгновенностью исполнения. Они неприемлемы для тех, кто хочет постоянно контролировать движения лошади.

И вот мы переходим к «продвинутым»  формам верховой езды (не нужно вкладывать в этот термин скрытые значения), которые важны для спортивных и артистических дисциплин, широко практикующихся сегодня. В этом случае необходимо научиться технике, которая минимизирует или превзойдет недостатки «элементарных» форм верховой езды, максимально сохранив их преимущества.

Следуя здравому смыслу, есть лишь один способ устранить недостатки — сделать так, чтобы лошадь была постоянно в курсе пожеланий всадника. Поскольку пожелания передаются ощущениями от средств управления, очевидно, что эти ощущения лошадь должна испытывать постоянно, поэтому средства управления всадника (руки и ноги) должны быть в стабильном контакте с зонами восприятия.

В таком случае лошадь будет постоянно чувствовать средства управления, воздействие которых никогда не будет для нее неожиданным. Это позволяет устранить резкость и беспорядочность в реакциях, которые это воздействие призвано повлечь. Более того, применение средств управления в этом случае может быть адаптировано к реакциям лошади, что позволяет всаднику контролировать их и в конце концов добиться точности в работе лошади. Так мы приходим к идее контакта, и в этот раз термин полностью соответствует определению из словаря — состояние двух соприкасающихся тел. 

Чтобы создать контакт между руками всадника и ртом лошади, им достаточно соприкасаться посредством повода и трензеля. 

Чтобы создать контакт меду ногами всадника и телом лошади, следует расположить ноги так, чтобы они касались тела лошади. 

Всадник тянет лошадь за рот, пытаясь поставить ее «в рамку». Обратите внимание, что его руки напряжены, кисть не сопровождает голову и шею лошади, лошадь напрягла челюсть. Она не может пользоваться шеей и головой для сохранения равновесия. Скорее всего, ее спина будет закрепощена и прогнута, а затылок будет стремиться вверх и назад.

Нет необходимости добавлять, хотя, полагаю, лучше это сделать ввиду определенных мнений и заблуждений, что создание контакта не подразумевает под собой никакого натяжения повода или давления ногами, за исключением той минимальной степени, которая необходима для его стабильного поддержания. 

Позвольте поделиться с вами одним личным наблюдением: когда кто-то говорит о контакте, всадники обычно думают только о контакте с руками. Контакт ног, однако, никак не менее важен по тем же самым, обозначенным выше причинам. Может, стоит заменить традиционную кавалерийскую команду «Набрать повод!», все еще применяемую во французской кавалерии, на что-то типа «Средства управления!»? Преимущество второй команды заключается в том, что, когда всадников просят взять контроль над лошадьми, у них будет вырабатываться рефлекс создавать контакт с лошадью как руками, так и ногами, что необходимо для правильного и четкого управления лошадью. 

Предстоит еще изучить вопрос, может ли постоянный контакт разрушить преимущества его сохранения между двумя действиями. Поэтому воздействие ног и рук следует рассмотреть по отдельности…” 

Прочитав четкое и вдумчивое описание контакта господином Пияром, мне напрашивается более общее определение этого понятия, предложенное, например, словарем Webster’s Dictionary: контакт — это “действие или состояние соприкосновения или встречи (две поверхности в контакте), состояние нахождения в связи, коммуникации» (перев. Ожегов: -а, м. 1. Соприкосновение, соединение (спец.). 2. Деловая связь, согласованность в действиях. 3. Непосредственное общение, соприкосновение с кем-н.). Поэтому контактом может называться любой момент или любое место, где тело человека соприкасается с телом лошади. Можно определить зоны/места контакта – с рукой или поводом, с ногой или седалищем. Важно признавать, что контакт с руками может быть периодическим (непостоянным), в то время как контакт с седалищем имеет наиболее постоянных характер.

Седалище всадника меньше всего принимается во внимание, в то время как имеет самое большое воздействие на лошадь. Практически во всех книгах, в которых я искала информацию, средства управления сводятся к ногам и рукам. Некоторые авторы говорят о весе всадника, но мало кто пишет о седалище как об отдельном средстве управления. Почему? Возможно, потому что «мастера» тратили столько времени на выработку посадки, что больше не считают ее отдельным средством управления, а рассматривали как составную часть других средств. Однако, если послушать Артура Коттаса, шеф-берейтора Испанской школы верховой езды (перев. в Вене), на занятии, он всегда выделял «седалище, вес, ноги и повод» и отдельно объяснял, как они должны располагаться для изменения направления движения и боковых движений.

Когда всадник сидит в седле, его таз представляет собой самую обширную зону контакта. Даже бросая повод, сидя на лошади, вы остаетесь в контакте с лошадью посредством таза. На самом деле, перекинув ногу через спину лошади, ваш таз (в седле или без) имеет большее воздействие на лошадь, нежели руки. Когда вы встаете на стременах, воздействие не прекращается, поэтому очень плохо, если вы, вставая, нагружаете одно стремя больше, чем второе. Поэтому не зависимо от того, что вы делаете, пока вы на лошади, нужно помнить о посадке. Можно бросить повод и притворяться, что больше не имеете контакта с лошадью, но это самообман. Лошадь с вами не согласится.

Таз всадника не только имеет самую большую площадь соприкосновения с лошадью, но и самый долгоиграющий эффект. Попробуйте вспомнить что-то, после чего у вас заболела спина. Само действие могло занять меньше минуты – неудачно подняли ведро с водой, потеряли равновесие и упали на спину, — но сколько времени длились последствия? День? Неделю? Два месяца? Годы?

Теперь давайте вернемся к лошади. Если положить ей на спину не подходящее ей седло и пару часов поездить в нем, как мешок с картошкой, «не трогая за рот» (например, на брошенном поводу или на бестрензельном оголовье), кто-то может считать это добром по отношению к лошади (ведь контакта со ртом не было!). Но что за эти два часа стало с ее спиной? Вам ничего не говорит тот факт, что на следующий день лошадь не дается седлаться? Что не хочет сотрудничать, как раньше, и прогибается под весом всадника? Но ее же не трогали за рот, поэтому все должно быть нормально, верно? Контакт со ртом заканчивается, когда вы снимаете уздечку, а последствия контакта со спиной могут длиться ночь, неделю, год…

Езда по-английски на длинном поводе. Поскольку повод весит относительно немного, всадник поддерживает легкий контакт. Лошадь должна вытягивать шею по мере удлинения повода, показывая, что ее шея и спина не напряжены. Независимо от длины повода, затылок стремится вперед и вниз.

Я не говорю, что правильно висеть на поводе. Лошади в выездке сейчас находятся между двух зол: движение вперед от седалища, ноги и шпоры (как правило еще и под неправильно подобранным седлом) // давление на рот посредством натянутого повода. Вариантов распределения этих воздействие много, они зависят от дисциплины. Однако, если вы относитесь к думающим всадникам и хотите правильно ездить на лошади, сохраняя ее здоровье и рабочие качества, необходимо думать о том, что реально происходит во время работы, а не слепо следовать традиционным догмам избранной дисциплины. Поэтому, когда речь идет о средствах управления, следует думать о контакте, который вы имеете с лошадью посредством всех средств – таза (седалища), веса, ноги, повода, голоса и даже просто нашего присутствия.

Статья была впервые опубликована в журнале Eclectic Horseman, № 31

Источник

No Comments

Post a Comment

один × четыре =