Значение табуна

Лошадитабунные животные

Табун — это большая семья. В какой-то момент мы осознали, что душевный покой лошади требует наличия и относительной стабильности ее табуна. Для дикой лошади табун – это все: безопасность, возможность найти пищу и укрытие, генетическая выживаемость. Табун позволил лошади эволюционировать, и не в наших силах изменить это за то краткое время, которые мы существуем. Если мы хотим получить от своих лошадей по максимуму, мы должны сделать табун частью условий их содержания.

Табун диких лошадей включает в себя более мелкие семейные группы и группы молодых жеребцов. Жеребцы с развитыми лидерскими качествами завладевают тем количеством кобыл, которое могут защитить. Одной из этих кобыл является доминантная кобыла, которая вместе с жеребцом принимает решения за весь табун.

Лошади – интеллектуальные создания. Их отношения не так просты. Иногда они длятся всю жизнь, иногда, как и у людей, сменяют одни другими. Одной из трагедий нашего времени является та бесчувственность и бездумность, которая привела нас к содержанию лошадей в конюшнях и раздельных паддоках.

Безусловно, домашнее содержание не может в полной мере дать лошади свободу и независимость, которую та имеет в дикой природе. Но мы можем дать ей что-то взамен, что-то, что компенсирует недостающие условия и сделает ее счастливой. Во-первых, человек не может заменить лошади ее сородичей, поэтому не стоит даже пытаться это делать. Чем больше лошадей в окружении конкретного животного, тем лучше. Во-вторых, мы можем создать новые отношения между нами и лошадьми как на эмоциональном, так и на физическом уровнях, но для этого необходимо позволить им сначала выстроить отношения между собой.

лошади сами создают правила

Чем меньше оград разделяет лошадей, тем лучше. Лошадям не очень нравится, когда человек контролирует их социальную жизнь. Они прекрасно понимают, что происходит.

Недавно к нам на реабилитацию привезли нового коня. К сожалению, до этого он жил один и, когда оказался в окружении других лошадей, как вы можете себе представить, ему оказалось сложно наладить с ними контакт, хотя он и хотел к ним присоединиться. Поскольку на тот момент у нас были определенные ограничения в возможностях, мы приняли решение стабунить его с возрастной кобылой Эллорой, что им обоим пришлось по душе. Сразу скажу, что кобыле он сразу понравился.

На следующий день, однако, электропастух, отделяющий эту парочку от основного табуна был нарушен (мы предпочитаем использовать для ограждения только электропастух, так как он нетравмоопасен для лошадей), и весь табун оказался в одной леваде. Целью нарушения дисциплины было воссоединение с Эллорой, ну и заодно зеленая травка по ту сторону ограды.

Любопытно, что молодой новичок не вызвал большого интереса. Что же касается Эллоры, то один из самых старых меринов — пассивный лидер табуна — весь следующий день не выпускал ее из поля зрения. Вообще место Эллоры в иерархии табуна ближе к концу, что не помешало ей, как мы поняли, оказаться «важной персоной» и быть «спасенной» таким образом своими сородичами!

Статья нашей практикантки Наоми Шарп о динамике табуна расскажет о ее наблюдениях за дикими лошадьми в США.

Миф о травмах

Дикие свиньи редко (если ни никогда) давят своих поросят в естественных условиях обитания. Неподкованные лошади в табуне также вряд ли нанесут друг другу увечья. Подкованные лошади не принимают во внимание подковы на ногах, поэтому даже незначительный удар может привести к серьезной травме.

Отдельного внимания заслуживает тема пространственного самосознания лошади, поэтому возможность чувствовать грунт для нее крайне важна (больше на эту тему читайте в разделе «Уход за копытами»). Лошади прекрасно знают, куда бьют и зачем, и, что примечательно, это является не просто их «самовыражением». Людям со стороны сложно увидеть тонкие взаимосвязи между лошадьми, мы не видим энергетической составляющей, о которой, кстати, Ничи Маккей написала целую книгу (Nicci Mackay, Spoken In Whispers). Тем не менее у каждого из нас есть врожденная способность ее чувствовать. Это сродни интуиции, которую нужно всего лишь научиться слышать на фоне более громкого голоса разума.

Это врожденное чувство позволяет лошадям считывать друг друга. Они чувствуют эмоциональное состояние, энергетику, болезнь, психологические проблемы… Они интуитивно чувствуют, что для того, чтобы организм начал бороться с проблемой, необходимо привлечь к ней его внимание. Поэтому иногда нам со стороны сложно понять цель, которую они преследуют, кусаясь или отбивая друг по другу ногами…

Однажды на местной конной ярмарке нам попалась очень несчастная лошадь. Уровень ее стресса был очевиден. Ее привязали к дереву, и она отбивала задом в направлении каждого, кто пытался к ней приблизиться. Ее история оказалась очень показательной. Все два года реабилитации в табуне на ней не было живого места от укусов, но это не повлияло на наше решение оставить ее в табуне, так как иначе она бы никогда не научилась общаться с другими лошадьми и никогда не была бы принята в табун, а значит, не смогла бы стать счастливой лошадью!

Наблюдая за происходящим, мы пришли к выводу, что ее кусают не только потому, что она не умеет себя вести. Дело в том, что стресс прошлых лет наложил на нее глубокий отпечаток – она как бы отключилась от внешнего мира, опустела.

Укус – распространенная реакция травмированной лошади. Достаточно сходить в любую прокатную конюшню или школу верховой езды и заглянуть их лошадям в глаза, и вы сразу же поймете, о чем я. В большинстве случаев вы увидите в этих глазах пустоту. Одетт (так зовут нашу героиню) была пуста, и остальные своими укусами пытались ее вернуть. Не думаю, что они это делали осознанно. Скорее, они всего инстинктивно реагировали на ее энергетические посылы.

Прошло четыре года, и Одетт превратилась в одну из доминантных кобыл табуна. Сейчас у нее много друзей (Темно-гнедая кобыла на фото – это она). Рыжая кобыла справа от нее, Хоуп, стала ее лучшей подругой

Настоящий риск

Травмам подвержены лошади в состоянии стресса. Одинокие лошади, какими бы спокойными они ни казались, относятся именно к таким и, когда оказываются на свободе, пытаются сбросить стресс посредством активного движения, например, диких скачек с прыжками и брыканием.

В ограниченном пространстве маленькое левадки это опасно, особенно, если лошадь подкована и не чувствует копытами землю (см. «Натуральный уход за копытами»). Не удивительно, что в результате такая лошадь подворачивает ногу или травмирует спину.

Ограничивая лошадей в движении, мы лишаем их естественной среды обитания и ослабляем их физически. Вы не представляете себе, какое счастье наблюдать за играми лошадей в табуне на свободе, когда они бегают, скачут, пассажируют, лягаются… без риска травмироваться. Естественное содержание, условия табуна, позволяет нам, как владельцам, спать спокойно, потому что мы знаем, что наши лошади счастливы, а из врожденные инстинкты предотвратят травмы, что не сделает никакая навязанная человеком «внешняя защита».

Наш табун

Время идет, все меняется. Меняются обстоятельства, мы обретаем новый опыт и знания и применяем их на практике. Любой опыт, свой и чужой, — это знания, поэтому мы расскажем вам немного о том, как было и как стало сейчас.

До этой зимы, когда Камий переехала со своими лошадьми в Лимузин, у нас было два табуна. Основной табун состоял из семи кобыл и четырех меринов.

Раньше мы пользовались конюшней, когда работали с лошадьми и когда шли дожди. Наша конюшня представляла собой комбинацию денникового и зального содержания. «Зал» — это большое помещение, которое, как у нас сложилось, делили четыре мерина, причем по парам. В сухую погоду, когда сушить ноги не надо, мы держали лошадей на улице и заводили внутрь, только при необходимости – например, чтобы собрать перед работой. Со временем мы пришли к выводу, что лошадям больше нравится на улице, и уличное содержание позволяет избегать таких проблем, как отеки ног, не говоря уже о том, что постоянное движение улучшает состояние суставов. Сейчас мы конюшней практически не пользуемся. Наши лошади находятся на улице круглый год и круглые сутки.

Поначалу мы пользовались попонами, так как, во-первых, у нас не было навеса («шелтера»), под которым все могли бы укрыться, а во-вторых, мы руководствовались своим удобством, ведь без попон лошади сильно пачкаются и собрать их к работе порой целая проблема. Более того, мы брили некоторых лошадей, которые потели во время работы. Сейчас мы отказались как от попон, так и от стрижки. Терморегуляция лошадей – мощная система, которая складывалась в течение многовековой эволюции. Если не вмешиваться в естественные механизмы лошади и не нарушать ее систему терморегуляции, ей не требуется ни попона, ни стрижка.

Примечательно, что уличное содержание позволяет лошадям по-новому взглянуть на пребывание в помещение – все познается в сравнении! Конюшня (НАША конюшня) для наших лошадей всегда ассоциировалась только с едой, отдыхом и укрытием от непогоды. Если вы используете конюшню, то постарайтесь минимизировать здесь все, что связано со стрессом. Например, в конюшне лошадь нельзя разлучать с ее другом — изолированное содержание для лошадей неестественно, но короткие периоды могут быть допустимы при условии, что не ассоциируются у лошади с дискомфортом.

Четкое расписание – спорный вопрос. С одной стороны, дикие лошади имеют свою рутину. С другой, рутина, навязанная человеком, может идти вразрез с естественным для лошади распорядком дня. Мы предпочитаем организовывать жизнь наших животных так, чтобы они никогда не испытывали чувства голода, жажды и скуки. Их кормление не привязано к часам, хотя в остальном распорядок дня у нас все-таки есть, пусть и не такой жесткий.

Второй наш табун состоит из пяти голов. Он образовался позже, когда мы решили забрать Рафаэля, маленького испанца, которого собирались сдать на мясо только потому, что он отказывался работать под седлом. Одной из ключевых причин его проблем были гормоны — он оказался стерильным крипторхом, что не мешаем ему чувствовать себя жеребцом. Мы пробовали ввести его в основной табун, но Рафаэль начал агрессивно «завоевывать» кобыл и загнал всех меринов в угол, поэтому пришлось искать альтернативное решение. Мы решили его не оперировать и стабунили с кобылой с двумя жеребятами – годовичком и полугодовалым.

Рафаэль прекрасно сошелся с кобылой и жеребятами. Мы считаем, что благодаря душевному спокойствию, которое он обрел в своем табуне, нам удалось вернуть его доверие к людям. Так началась его новая жизнь. Вот он на фото справа. У них сложилась счастливая лошадиная семья. Они все вместе приходят в конюшню «собираться к работе». Жеребята уже выросли. Им не очень нравится проводить много времени в ограниченном пространстве конюшни, а мы на этом не настаиваем.

Мы считаем, что стресс, одним из выражений которого является нетерпение, лежит в корне многих поведенческих проблем, включая прикуску, медвежью качку… и пассивное смирение, когда лошадь перестает интересоваться происходящим и фактически пропадает как личность.

Малышей всегда интересовала работа взрослых на плацу, и, поскольку одна из троп граничит с плацем, они то и дело останавливались посмотреть (или отвлечь свою приемную мать)!

Сено мы кладем вдоль тропы, а концентраты или добавки выдаем порционно в порядке установленной в табуне иерархии. Примечательно, что такой порядок позволяет сохранять порядок.

Мы отказались от кормления сеном в одном месте, так как в этом случае лошади готовы провести у кормушки весь день, что не хорошо для них ни психологически, ни физически.

Нужно сказать, что мы находимся в процессе поиска. Мы наблюдаем за лошадьми и пытаемся усовершенствовать условия их содержания, чтобы сделать их еще более счастливыми.

Вам может также быть интересна статья «Наш рай в леваде».