Герд Хойшман – война в выездке

Специальное интервью Криса Гектора

Перевод: Давыдова Ксения для H-H-T.RU

1Герд Хойшман – очень противоречивый персонаж в мире выездки… С одной стороны, комиссия FEI по выездке собиралась подавать на него в суд за съемку и последующее использование видео с разминок и соревнований по выездке в обличающем фильме «Если бы лошади могли говорить» (If Horses Could Speak), но в то же время все больше всадников прислушивается к Герду в том, что касается более мягкой работы с лошадью, и значительное количество спортсменов и тренеров вступили в ассоциацию «Ксенофонт» (Xenophon). Мой первый вопрос:

Кто побеждает – злодеи или хорошие?

“Со слов Клауса Балькенхола, который еженедельно посещает соревнования, в тренинге лошадей наблюдаются значительные изменения. Мы везде проводим дискуссии, поэтому люди начинают задумываться. Реагирует даже Федерация конного спорта Германии – например, меня пригласил на встречу генеральный секретарь, который хочет со мной побеседовать. Я понимаю, что им совсем не нравится мой фильм и особенно комментарии в конце. Им кажется, что я вообще не люблю соревнования, хотя это не так, ведь хорошие примеры я тоже брал с соревнований!  Но они открыты к дискуссии и даже попросили меня провести цикл семинаров, так что на следующей неделе я провожу семинар с Кристофом Хессом. Поэтому мне кажется, что дело сдвинулось с мертвой точки.”

2Принимая во внимание изменения в комиссии FEI по выездке, мне кажется, судейство на соревнованиях общеевропейского уровня в этом году стало лучше: приятно вновь видеть Эрика Летте… мне кажется, он опытный конник…

“Да, но я считаю, что необходимо изменить систему приглашений судей. Нужна другая система, которая позволит получать очень сильных судей, о которых ни организатор соревнований, ни участник не сможет сказать «этот плохой, а этот хороший». На каждом уровне должен быть пул судий. На нижнем уровне местные организаторы приглашают 3 судей, причем у них применяется система жеребьевки: ты идешь туда, ты – сюда. Никто не знает, кто будет судить. Мое мнение, нужен пул профессионалов, мнению которых моно доверять. Судья, как и ветврач может быть хорошим и не очень, но нужна глобально другая система. Проблема будет оставаться до тех пор, пока люди могут выбирать, к каким судьям приезжать, а к каким нет. Я не знаю ни оного другого вида спорта, где существовала бы подобная практика.”

Мне казалось, что судейство на чемпионате Германии в прошлом году было лучше, чем раньше …

“Да, они стали больше думать. Они понимают, что публика начала разбираться… И мы сделаем ее еще более чувствительной с помощью наших футболок …”

Футболок!?

“Меня часто спрашивают: “Что мы можем сделать?», на что я отвечаю: “Открыть рот!». Критика хороша, но поговорить с соседом не достаточно. ОТКРОЙТЕ РОТ! Как это сделать?

Мы заказали эти футболки, в которых можно стоять около манежа или плаца, и, если вам не нравится, что вы видите, достаточно просто повернуться спиной. Я с нетерпением жду Аахена, потому что несколько сотен человек будут в этих футболках.”

3Что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию?

“Я считаю, что, во-первых, нужно вернуть кумиров… Джордж Моррис, люди с принципами и идеями, в центре внимания которых не деньги и слава, а лошадь. Параллельно необходимо правильное образование новичков, нормальных всадников.”

Интересно, что такой элитарный всадник, как Изабель Верт, хочет обсудить с вами эти вопросы…

“Невероятно. Ей нет нужды разговаривать с сумасшедшим ветеринаром. Зачем ей это? Она олимпийский чемпион, ее конюшня полна лошадей… Зачем ей терять полдня своего драгоценного времени на приезд сюда на беседу за чашкой чая? Конечно, это свидетельствует об ее открытости и готовности к диалогу. С другой стороны, в последнее время в часто бываю в США, и, к сожалению, там очень много немецких тренеров, которые учат плохому. На одном из семинаров, которые я посещал, я встретил женщину, которая рассказал: «Я тренируюсь у немецкого тренера из Варендорфа, вы должны его знать, и он попросил меня встать на вольт, повернуть голову лошади, фактически притянув ее к моей ноге, и ездить вокруг него галопом 40 минут… Прекрасный тренер по выездке, известный в Америке.”

“Вы и ваши коллеги журналисты становятся критичнее. Мис Похаммер из Св.Георга… У нее есть свое мнение. Она была одной из первых, но сейчас появилось много других, которые думают о том как правильно тренировать лошадей.”

Мне не очень нравится, что «защитники животных» впадают в крайность из серии «о, мы так прекрасны, мы так разумны, и никогда не станем участвовать в соревнованиях», а когда начинаешь за ними наблюдать, то видишь, что их методы тренировки не менее ужасны …

“Я всегда говорю: «Не будьте догматичны!». Должен сказать это и вам. Есть особые люди типа Филиппа Карла. Я не был столь уверен относительно него до тех пор, пока Мис Зонтаг, издатель журнала «Пиаф», не организовала знакомство с ним. Мне повезло, и там было 4 или 5 лучших тренеров, работающих по его системе. И я не поверил своим глазам: это была выездка! Невероятно! Целый день выездки! Они не смогли бы целый день водить меня за нос. Они демонстрировали работу на вожжах, пиаф, — настоящий пиаф от зада, — это была великолепная выездка. К сожалению, правда, сама мис Зонтаг поехала в другое место с другими всадниками, жаль…”

4Почему эти лошади не могут участвовать в соревнованиях?

“Это следующая проблема. Мистер Карл все время повторяет: “Я не хочу иметь ничего общего с Федерацией, так что, если вы участвуете в соревнованиях, то не можете ездить со мной. Я ему на это ответил: «Если вам нечего скрывать, если вы честны перед собой и хотите помочь лошадям, вы обязаны раскрыть свою мысль и дать людям возможность взять что-то и ваших идей. Он очень специфичен. Это тот всадник с высоко поднятыми руками… Но я два дня наблюдал за ним, у него есть очень интересные мысли. Если бы можно было использовать хоть часть его идей, люди бы перестали тянуть. Это просто не нужно. У него лошадь начинает отжевывать, расслабляется, поднимает спину. Я ненавижу этот догматичный мир выездки: если вы имеете отношение к Федерации, то никогда не поговорите с мистером Карлом или с португальским всадником, работающим с иберийскими лошадьми. Есть несколько человек, которые правильно работают. Аня Беран, которая написала книгу «Classical Schooling with the Horse in Mind», например. Если бы я был лошадью и имел право выбора, то без размышлений пошел бы к ней. Она не может участвовать в соревнованиях, потому что ее лошади не обладают каденцией, у них нет средней рыси… того, что ценится в спорте, но эти лошади выполняют прекрасный пиаффе, они легкие и гибкие.”

Вы думаете, все дело в технике? Хэйли Бересфорд на лузитано получил 74% на Кубке мира в Ноймюнстере…

“Это другая философия. Я считаю, что исторически у выездки два корня. Первый идет из военной традиции. Грубо говоря, солдату нужно быстро добраться из Берлина до Ст.-Петербурга, поэтому ему нужна здоровая лошадь и здоровая спина, для чего ему нужна каденция – лошадь, которая на рыси работает спиной. Другой корень берет начало в иберийкой традиции. Здесь в течении недели лошади используются для работы со скотом, а на выходных – на корриде. Что нужно на арене с быком? Нужна быстрая, гибкая лошадь, а каденция не нужна. Представьте себе Вельтмейера с его размашистой рысью перед быком. У него не было бы шанса. Эти лошади не могут позволить себе подвисания, это совершенно другая концепция. Для работы со скотом нужен галоп, остановка, шаг на брошенном поводу. Каденция на рыси не нужна.”

5“Обе философии в конце концов сходятся с том, что лошадь должна быть здорова, но это разные лошади: а одном случае повод брошен, спина на рыси прогнута, каденция отсутствует… Это другая философия. Тем не менее мистер фон Ниндорф доказал, что и эти лошади способны на движение с подвисанием, — нужно всего лишь попросить их округлить спину. Но мне не нравится, когда спортсмены, как вы, радикально отрицают все, что делают другие. Нужно попробовать понять, что они делают, и начать диалог, потому что друг у друга можно многому научиться. Я уверен, что идеал где-то посередине. Можно получить прекрасную гибкую лошадь с каденцией без того, чтобы висеть на поводу…”

6“Дело в том, что спортивная выездка могла бы стать значительно лучше, если бы мы избавились от напряжения. У нас сложилась неправильная идея контакта, который неверно трактуется на разных уровнях. В английском языке нет полноценного синонима немецкому «stellen» – боковое сгибание в затылке, обязательное для лошади, работающей спиной. Посмотрите крупные соревнования. Лошади деревянные. Они не сгибаются. После того, как я посетил мистера Карла и понял его философию в том, что касается затылка и отжевывания – биомеханику, — все встало на свои места. Мы добивается сдачи в затылке и в тот момент, когда спина идет вниз, толкаем, чтобы получить каденцию на зажатой спине. «Легкость» – этого слова в выездке больше нет. Если вы почитаете HD12, законодателя Немецких Принципов, то увидите и сгибание в затылке, и работу Боше со ртом. Боше требует отдельного внимания. Мы его не любим, хотя у него очень интересный взгляд на контакт. Было бы неправильно сказать, что Боше – это 100% чушь, потому что и у него есть мысли, достойные внимания. Наконец, нужно говорить друг с другом, а вы, журналисты, создаете мнения, вы открываете или закрываете глаза публики. Я считаю, что вам нужно больше работать над коммуникацией между разными дисциплинами.”7

“В ноябре предстоит важная встреча – мы встречаемся с Филиппом Карлом на аукционе в Вердене. Вы не представляете, сколько людей хочет это увидеть. Возможно, им кажется, что мы будем спорить. Но что я попробую донести, это то, что нужно быть внимательнее. Он привезет своих лошадей, а также поработает с теми животными, верховыми лошадьми, которых увидит впервые. Он вообще ничего не боится, интересный человек. Не могу сказать, насколько хороша его система работы и стоит ли каждому работать по ней, потому что, если ваша посадка не идеальна, а вы начнете высоко поднимать руки, возникнет проблема.”

Нечто подобное уже было в Австралии. Несколько раз к нам приезжал великий мастер Нуно Оливейра. Некоторые решили, что ездят так же, как и он, и просто надели острые шпоры, на лошадей — мундштучное оголовье, и, сидя по центру спины с высоко поднятыми руками, изображали жалкое подобие пассажа, на котором удобно сидеть прямо и представлять себя великим мастером школы барокко. Но это было плохо для лошади, растянутой сзади и явно недостаточно натренированной… Это можно сравнить с тем, как на соревнованиях для молодых лошадей от животных требуют рыси национального уровня!

“Нельзя сравнивать плохую немецкую выездку с плохой иберийской. Из каждой философии нужно брать положительные аспекты. Для начала нужно вообще принять тот факт, что существует две философии. Проблема в том, что мы считаем, что неправы они, а они – что неправы мы. Все говорят о «выездке», но выездка бывает разной в зависимости от того, откуда она родом, какова ее изначальная идея. Многие пытаются смешивать эти два подхода, но у них ничего не получается. Неправильная смесь может быть опасной…”

Но ведь однозначно есть биомеханика, о которой вы знаете лучше, чем кто-либо. Есть скелет лошади, и вариантов, как добиться от нее перемещения из точки А в точку Б без вреда для здоровья, не так-то и много. Мне кажется, что в этом и заключается проблема: люди полагают, что способов выездки много, в то время как механика лошади допускает только определенные варианты. По сути строение лошади определяет принципы работы…

“Да, вы правы, но биомеханика так или иначе всегда сводится к спине. Проще говоря, вот краткое содержание моей новой презентации, которая рассчитана на три-три с половиной часа и все время удлиняется… Она о спине. Вы же помните длинные мышцы спины, две сильные мышцы? Итак, во-первых, правильная верховая езда не может быть на зажатых мышцах. Зажатая спина – это то, что нам не нравится.”

8“С другой стороны, у вас много вариантов: есть португальская/французская школа – этих лошадей тренируют на расслабленной спине. Спина не напряжена, пусть и провисает. Она не зажата. Рысь без каденции, которую старые мастера называли «школьной рысью», когда обе диагонали никогда не оказываются в воздухе одновременно. Нет каденции — нет напряжения. Это допустимо, потому что лошадь расслаблена, отжевывает, всадник может ездить на брошенном поводу. Затем идет низший уровень выездки, где появляется положительное напряжение в спине, потому что требуется средняя рысь. И чем выше вы поднимаетесь, тем больше это положительное напряжение, как у танцора, но не зажатость.”

“Поэтому нужно отталкиваться от философии. В иберийской/французской философии положительное напряжение не нужно, хотя есть несколько базовых сходств: расслабить спину и укрепить задние ноги, смягчить затылок, заставить лошадь отжевывать… Отжевывание – первый признак расслабления мышц шеи и головы лошади. Если закрыть лошади рот, она не сможет жевать и не расслабится в затылке, как бы вы ее не гнули. Она не «сдаст». Лошадь должна «сдать» сама, а не всадник – взять. И у нас так много того, что можно было бы улучшить, взяв какие-то моменты из французской/иберийской системы. Вовсе не обязательно принимать их философию целиком. Можно взять только хорошее, например, боковые движения на шагу. В старой версии HD12 (основополагающий документ современных Немецких Принципов) они были – боковые движения на шагу, — но мы от них отказались, потому что сочли бесполезными, и это так показательно.”

9“Одна из проблем Германии заключается в том, что у нас есть хорошие всадники, но они получаются высокие баллы благодаря тактикам, обеспечивающим шоу, и именно поэтому они так и работают. Если бы наши судьи сказали: «НЕТ, лошадь не проходит через спину, нет легкости», то, как мне кажется, самые худшие всадники начали бы меняться первыми.”

“Ко мне не так давно приезжал ковбой из Монтаны. В свои 62 Роланд впервые выехал за границу. Всю жизнь он проработал со скотом и лошадьми. Я взял его на соревнования. Он был в большой шляпе, что привлекало внимание окружающих. После двух с половиной часов просмотра того, что происходило на боевом и разминочном полях он подошел ко мне и сказал: «Эти люди не любят своих лошадей», что заставило меня о многом задуматься. Я говорю о биомеханике, но это всего лишь один элемент паззла. Эти ковбои ни черта не смыслят в биомеханике, и работают «по чуйке». Он поработал с моей лошадью в руках и, могу сказать, что он делает то же, что и я, исходя из принципов биомеханики. Что происходит в лошади, когда она движется в сторону на шагу? Как работает плечо? Как работает спина? Как работает затылок? Он делает то же самое, работая с веревкой. Он говорит: «Сейчас мы раскроем затылок, и это спустит лошадь на землю». Я говорю: “Он растягивает линию верха и шею»… и в конце концов мы оба правы. Когда лошадь расслабляется и начинает отжевывать, она «спускается на землю». Поэтому нужно больше общаться друг с другом.”

0“Когда я задумываюсь над тем, ЧТО есть «классическая выездка», а правильнее сказать «классическая верховая езда», — поскольку для меня слово «классическая» не подразумевает подразделения по дисциплинам, — я считаю, что всадник-классик может подготовить лошадь ко всему без вреда для ее физического или эмоционального здоровья. Даже хороший ковбой может быть классиком, если он хороший ковбой …”

Это интервью было впервые опубликовано в журнале «The Horse Magazine» в августе 2009

Оригинал

Share

2 комментария

  • Сергей

    29.05.2017 at 18:00 Ответить

    БОЛЬШОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ВАМ СПАСИБО!

Post a Reply to Admin Cancel Reply

1 × 5 =

Share
Share