Галилео: обретение прямолинейности и включение зада

Автор: Габриэль Даро

Перевод: Давыдова Ксения

Работать с Галилео, — пробежным мерином арабской породы, — было очень интересно.

Характерное для арабов строение не располагает к продольному вытягиванию и движению от зада, но благодаря упорству его хозяйки Бетани и грамотной подготовительной работе на корде, он все-таки научился двигаться вперед и вниз. Основной сложностью в работе было научить его не торопиться и включать постуральные мышцы, выровнять его относительно линии окружности посредством ведения его бичом в стабильном контакте.

Под седлом было очевидным отсутствие прямолинейности, осложненное старой травмой шеи. Правосторонняя асимметрия, которая обычно выражается в более явном развороте диафрагмы вправо при движении, в его случае сопровождалась совершенно противоположным выталкиванием всадника влево.

Галилео — наглядный пример того, как важно для лошади обрести истинную прямолинейность на вольту, а не компенсировать ее на визуальном уровне.

Это значит, что с вогнутой стороны (справа в случае Галилео) всадник должен сопровождать сгибание лошади, отказавшись от компенсации посредством натяжения внешнего повода и ослабления внутреннего. Мы работали с Галилео, сохраняя мягкий, но стабильный контакт во внутреннем поводе, и полностью отдавая внешний, чтобы он не имел возможности в него ложиться.

В то же время, помимо контакта, важно обращать внимание на свое положение относительно позвоночника лошади. Всадник должен вытягиваться по внутренней стороне (особенно важно в случае Галилео который выталкивал всадника наружу), и ногами (шенкелями) вести лошадь по окружности.

Поначалу Галилео валился внутрь и уменьшал радиус вольта, избегая контакта с внутренним поводом и ища привычной поддержки во внешнем. Было важно не поддаться на провокацию и дождаться того момента, когда он изменит траекторию движения задних ног и включит нужные мышцы. Когда это произошло, он перестал крестить и начал ступать внутренней задней ногой в след внутренней передней. Это позволило ему взять контакт с внутренним поводом, перестав уходить от него за вертикаль. Он стал глубже ступать левой задней ногой под корпус и нести себя в равновесии, перестав вываливаться внешним плечом и упираться во внешний повод. Обретя прямолинейность, он начал нести себя по окружности и увеличивать радиус без поддержки внешнего повода.

Нам пришлось несколько раз повторить этот процесс, так как он не мог подолгу сохранять новообретенное равновесие.

При движении налево нам нужно было научить его правильно сгибаться, не позволяя ему ложиться на внутренний повод, поскольку это не позволяет глубже ступать левой задней ногой под корпус. Нам пришлось активно «массировать» его внутренним шенкелем, чтобы добиться смещения диафрагмы наружу, и поддерживать сгибание внешним шенкелем. При этом мы просили согнуться в шее и затылке внутрь, то и дело отдавая повод, чтобы он глубже ступил внутренней задней ногой под корпус. Возможно, из-за старой травмы шеи и привычки больше вываливать диафрагму налево, ему было проще правильно двигаться налево.
Научившись двигаться прямолинейно в обе стороны, он естественным образом включил зад, поднял спину и округлился под всадником. Поскольку он не привык работать постуральными мышцами, не обладающими должной силой, округдение дается ему непросто, и периодически он закручивается за линию отвеса. Это нельзя считать неправильным, так как это закручивание он предлагает сам, работая постуральными мышцами, а не под воздействием повода.
Бетани молодчина. Она смогла отказаться от управления поводом и переключиться на управление корпусом (постуральное управление). Это было для нее непросто, но она смогла. Управление корпусом позволяет стать с лошадью одним целым, и контроль превращается в партнерство в равновесии.

Бетани лонжирует Галилео. Контакт помогает ему вытянуться вперед и вниз.

Обучение лошади прямолинейности и правильному сгибанию. На первой фотографии — стабильный контакт с внутренним поводом и отдача внешнего сопровождается смещением моего веса внутрь для создания постуральной колонны — оси сгибания.

Вторая фотография — то, к чему мы пришли. Лошадь прямолинейна и двигается от зада. Теперь она может округлять спину и вытягиваться вперед и вниз.

Ищем прямолинейность движением налево.

Примечательно, что грива перекинулась налево, хотя обычно лежит направо. Это признак того, что конь согнулся в «тяжелую» сторону.

Пример положения головы, которое некоторые считают неправильным — нос за вертикалью. На самом деле это всего лишь результат работы постуральных мышц.

Конь хорошо работает задом, что выражается в синхронном выносе диагоналей и возможности отдать повод. По мере того, как постуральные мышцы укрепятся, он сможет выше держать голову.

Галилео демонстрирует проводимость. Мягкий контакт обеспечивает необходимую ему свободу.

Хорошее вытягивание по правой стороне.

Хорошее сгибание налево с телескопическим вытягиванием шеи к контакту. Бетани совершенно правильно держит руки чуть внутрь, направляя его голову и шею, а корпусом просит согнуться.

Прекрасная работа зада.

 

 

No Comments

Post a Comment

20 + восемь =